«Nur Otan очевидно готовится к парламентской кампании»

Сетевые СМИ о предстоящих выборах в мажилис

Газиз АБИШЕВ – «Nur Otan настроился на программу» — О том, что после запуска политического транзита и избрания второго президента нынешний состав казахстанского парламент устарел – уже говорилось не раз. Исходя из этого, многие игроки на политическом поле начали готовиться к досрочным парламентским выборам. Однако, председатель правящей партии Нурсултан НАЗАРБАЕВ в своем выступлении подчеркнул: выборы должны пройти строго по графику, в феврале-марте 2021 года.

Тем не менее, само поведение правящей партии говорит о том, что она готовится к парламентским выборам не в 2021, а все-таки в 2020 году. В августе Н. Назарбаев на заседании Политсовета призвал парламентскую фракцию быть активнее, контролировать правительство и бороться за интересы народа, иначе Nur Otan может потерять власть.

В октябре в Мажилисе Первый президент собрал вместе опять же парламентскую фракцию, партийную верхушку и членов правительства. Заслушал отчет об исполнении предвыборной программы 2016 года. При этом вновь сделал акцент на необходимости удержания нынешних позиций, обвинив депутатский корпус в пассивности, что приводит к снижению рейтингов Nur Otan.

Разминка продолжилась на этой неделе на совещании руководства Nur Otan с руководителями региональных филиалов. Очевидно, что Нурсултан Назарбаев постепенно подкручивает разболтавшиеся гайки в правящей партии, пытаясь привести ее в тонус перед предстоящими политическими событиями.

Кроме того, Нурсултан Назарбаев предложил премьер-министру Аскару МАМИНУ уже сейчас приступить к разработке новой предвыборной программы партии Nur Otan. Представить ее, вероятно, нужно будет уже на съезде в феврале 2020 года. Напомним, что выборы назначены на февраль-март 2021 года. Если они по замыслу тех, кто принимает решение, действительно намечены на этот срок, то стремление подготовить программу за год до выборов выглядит слегка поспешным. И, с другой стороны, это решение очень своевременно, если выборы пройдут весной-летом 2020 года.

Nur Otan очевидно готовится к парламентской кампании. Учитывая активный процесс заявленной руководством «перезагрузки» партии и начало подготовки новой предвыборной программы, кампания будет, скорее всего, досрочной. Один из главных вопросов – чего такого либерального предложить обществу, чтобы иметь возможность декларировать себя партией модернизации: лозунгов о стабильности уже не хватает, общество требует перемен. Оттого участились партийные мероприятия с участием высшего руководства.

Багдат АСЫЛБЕК – «Игра в престолы» — В 2021 году в Казахстане должны состояться парламентские выборы, хотя есть вероятность, что и они пройдут досрочно, как это было последние пять раз. Возможно, это объясняет решение Амиржана КОСАНОВА поговорить с корреспондентом «Ферганы» — Я не знаю, когда будут парламентские выборы. Но на них можно дать бой. Вот у нас программа, давайте изменим ее, совершенствуем. Есть на местах штабы. Кто там хорошо работал, пусть продолжат. Тех, кто плохо работал, заменим. И пойдем коалицией.

— Вы планируете создать партию, чтобы пробиться в парламент?

Желание есть. Несмотря на наличие критики из-за признания выборов, есть большая часть общества, которая хочет перемен. Но я свои карты не раскрываю, чтобы мне дорогу не закрыли и не поднялась очередная волна шельмования через моих возможных конкурентов. Я призываю всех, кто против «Нур Отана», собраться, отложить личную неприязнь и сказать: ребята, это наш шанс войти в парламентские выборы. Я призываю забыть обиды. У меня тоже собрался «мешок негатива» на отдельных людей, которые меня критикуют, но не хочу опускаться до их уровня. Давайте все отложим и будем оперировать политическими категориями. Но если игроки будут ставить личные интересы выше всего, наберут по 6,9% и не пройдут парламент], то власть скажет: извините, сами виноваты.

— Допустим, люди объединяться вокруг вашего движения. Нет опасения, что 16% голосовавших за вас уже не будут доверять вам?

Есть, но политический процесс двигается. Если народу объясним и докажем, что это был тактический шаг для сохранения стабильности, государственности, чтобы не было крови, то люди поймут.

Парламентские выборыколлективная игра, как футбол. Здесь у каждого своя роль. Если на президентских я один боролся, то сейчас каждый из нас может взять одну область и окучивать ее. Здесь другая тактика нужна. У меня нет жизненной задачи во что бы то ни стало стать президентом или депутатом. Бог дал мне интеллект, талант писать на двух языках, а также возможность заниматься просветительской деятельностью, чем я все эти 22 года в оппозиции занимался и буду заниматься. Сейчас открыли YouTube-канал на казахском языке вместе c Досом Кушимом, Расулом Жумалы, Айдосом Сарымом, которые меня поддержали в сложное время. Будем еженедельно выступать и говорить о проблемах, от своих принципов не отказываемся.

Я поставил на чашу весов свою политическую карьеру, чтобы не было кровопролития. Кто понимает — тот понимает. Абсолютной поддержки в этом сегментированном гражданском обществе не найти. Всегда будут левые и правые, центристы и интернационалисты, национал-демократы, радикалы, которые никогда меня не поддержат, потому что там Аблязов. Но это мой путь центристской оппозиции — не отступать от принципов общих демократических заявлений, но признавать это государство и законы и не толкать на неправомерные шаги.

«Нур Отану нужно перестать боятся собственного народа» — По сути, предстоящий в феврале съезд партии Нур Отан можно расценивать как предвыборный. Главная интрига заключается в том, удастся ли НСОД добиться изменения выборного и партийного законодательства или выборы пройдут по старым лекалам? Это вопрос чести и репутации для НСОД.

Нур Отан начал подготовку к выборам с твердым намерением сохранить свое ведущее положение. Однако, несмотря на отсутствие независимых опросов, есть все основания предполагать, что ее рейтинги падают. Но сохраняющаяся ведущая роль партии объясняется не ее силой, а слабостью всех остальных партий. Однако, это весьма сомнительное преимущество, которое только еще больше снижает ее легитимность в глазах общества. Поэтому, даже если выборное законодательство не изменится или изменится формально, то предстоящие парламентские выборы могут стать триггером новых социальных конфликтов.

За последний год Нур Отан прошел через тяжелые испытания президентскими выборами, когда сам факт даже явно «приглушенных» процентов проголосовавших против кандидата от Нур Отан очень явно показал резкое изменение общественных настроений. Ситуацию спасло только то, что вся мощь разочарования пала на Амиржана КОСАНОВА, а ТОКАЕВ сумел сказать людям то, что они хотели от него услышать. Как ни парадоксально, но именно Токаев – сегодня главный ресурс Нур Отана, хотя партия пытается максимально от него дистанцироваться. Идеологи, окружающие Елбасы, к сожалению, так и не поняли, что общество сегодня нуждается в принципиально новой риторике, а прежняя не вызывает ничего кроме отторжения из-за своей архаичности. К сожалению, шансы на то, что Нур Отан перехватит инициативу, крайне ничтожны – система по-прежнему работает в интересах одного человека, не понимая, что его интересы – это интересы общества.

Развернувшаяся дискуссия о возможной реформе избирательной системы, разговоры об альтернативных провластных (околовластных) политических проектах и даже вариант «растворить» Нур Отан в более широкой коалиции квазинезависимых сил – все это говорит о внутриэлитном ослаблении главной партии, постепенно утрачивающей свою роль фундамента политического режима. Главная проблема Нур Отана в том, что она стала самым токсичным активом Елбасы, который превратился во что-то очень архаичное, как в свое время КПСС.

Сейчас есть два вариант развития событий. Первый – постепенный демонтаж партии власти, который будет обусловлен архаичностью ее политики. Второй – появление партийного проекта, претендующего на то, чтобы стать альтернативой Нур Отан. Впрочем, третий вариант в том, что оба процесса будут идти параллельно. Правда, до сих пор опыт создания политической альтернативы Нур Отану был всегда крайне неудачным. Но тогда мы жили в другой стране, привыкшей иметь дело со стройной и понятной иерархией, а не с политическим многообразием, пускай и в провластном поле.

Ситуацию усугубляет одно серьезное обстоятельство: в стране нет никаких мало-мальских объективных социологических исследований. В итоге, единственная картина мира формируется в социальных сетях, которую тоже нельзя считать абсолютно репрезентативной. Те опросы, которые проводятся управлениями внутренней политикой на всех уровнях делаются по одному и тому же шаблону уже десятки лет карманными социологами и бездарно умирают в кабинетах. Мы не знаем, что происходит и чего на самом деле хочет наше общество.

Можно с большой уверенностью прогнозировать, что предстоящий съезд будет носить чисто аппаратный характер, не будет предложено ни новых идеологических нарративов, ни способов обновить образ партии, ни видения будущего. Как любой тонущий проект, вся мощь партийного аппарата будет нацелена за закрепление существующего статус-кво. Но все знают, чтобы хотя бы остаться на месте, нужно очень быстро если не бежать, то хотя бы идти.

Петр СВОИК – «Партия устремилась к досрочным выборам, но нужна ли такая срочность президенту?» — Первый президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ, в данном случае в качестве председателя партии «Нур Отан», недавно провел довольно рядовое, даже не прописанное в уставе мероприятие – встречу с региональными активами. Мероприятие, которое приобрело далеко выходящее за внутрипартийные рамки значение. Собрание получилось воистину предвыборное. «Мы должны сосредоточить все ресурсы для достижения победы» — ключевая цитата.

Еще бы, ведь уже названа и дата предвыборного съезда – февраль. Из чего хоть сколько-нибудь понимающие в наших реалиях наблюдатели сделали вывод: в марте ждем досрочных выборов. И в Мажилис, и в маслихаты.

Все, как говорится, в срок: предыдущие (и также совмещенные) выборы тоже прошли в марте, вот только…лишь четыре года назад, а не пять, как определено в Конституции, в конституционном законе «О выборах» и в законе «О местном государственном управлении и самоуправлении». Впрочем, это тоже нормально, ведь и очередные внеочередные выборы в марте 2016 года также были досрочными.

Понимающие как пользоваться нашим законодательством знают, что за строчкой о сроке полномочий депутатов – 5 лет, идет более значимая запись о том, что внеочередные выборы проводятся в течение двух месяцев со дня досрочного прекращения полномочий. И этот срок, уверяем вас, будет соблюден, а потому соблюдена и вся конституционная законность.

План Нурсултана Назарбаева состоит в том, чтобы перевести реальную власть из персонально-президентского в партийно-корпоративный формат. И это вынужденный план – по отсутствию осуществимых вариантов прямого наследования. Рисков же у такого плана достаточно, начиная с далеко не гарантированной массовой поддержки избирателями партии «Нур Отан».

Риском является и заложенное в такой план согласие второго президента на добровольное уменьшение своих полномочий, с передачей права формировать правительство, назначать акимов и руководителей нацкомпаний от главы государства к парламенту. В обмен на то, что в финале он сам партию «Нур Отан» и возглавит.

Мы вполне можем допустить, что президент-наследник перед назначением подписался, как говорится, именно под такой план. Но нам трудно представить, чтобы он этим планом и руководствовался, терпеливо дожидаясь завершения транзита. Как человеку практическому, президенту Токаеву необходимо, и чем скорее, тем лучше, перевести все сегодняшние властные механизмы на себя, а уже потом думать, как лучше ими распорядится. Но тут возникает прежде небывалая и совершенно невероятная для за много лет устоявшихся наших представлений ситуация: представительская власть – тоже власть!

Но зато уже сейчас обнаруживается, что парламентская часть власти, ни в прошлом, ни в настоящем властью не являющаяся и никогда раньше никаких хлопот реальной власти не доставляющая, уже сейчас является… препятствием для вступившего в формальное полновластие второго президента.

Суровая правда жизни: кто не с нами, тот против нас! Парламент, ну никак не способный к самостоятельным действиям – даже любой законопроект он может рассматривать лишь с согласия правительства, свободно может затруднить, а то и заблокировать работу исполнительной власти – через право заслушивать отчеты министров и выражать им недоверие. Как и депутаты маслихатов вполне могут воспользоваться правом отвергать кандидатуры назначаемых по вертикали акимов или требовать их снятия.

И сам президент, не имея надежного большинства в Сенате, не может менять и назначать своих людей на ключевые посты, включая правоохранительную систему. И вот мы наблюдаем буквально гонку: партии «Нур Отан», впервые в своей истории, надо выигрывать всю вертикаль выборов не как привычное ритуальное действие, а как залог собственного выживания. И здесь чем скорее – тем надежнее.

Президенту же Токаеву это, как минимум, не нужно. Зато очень не помешала бы некая встречная волна, как минимум, разбавляющая партийную монополию «Нур Отана», а, как максимум, заменяющая старую правящую партию – новой. Не даром мы наблюдаем то инициативы по созданию новых партий, то по проведению референдума по избирательному законодательству.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...