Почему у Казахстана «банковский блин» в условиях свободного рынка вышел «комом»?

У нас продолжают говорить: надо спасать банки. При этом нет ни одного здравого аргумента в пользу того, что это действительно необходимо. Так, что же руководство государства и правительство в действительности спасают?!

Издание New York Times со ссылкой на международное информационное агентство Reuters опубликовало статью под названием «Exclusive: Kazakhstan Plans More Than $1 Billion in Fresh Aid to Banks-Sources» — «Эксклюзив: Казахстан планирует выделить свыше $1 миллиарда на новую поддержку банкам – источники».

В ней говорится так: «Казахстан намерен выделить свыше $1 миллиарда в виде помощи, по меньшей мере, четырем местным банкам, после того как анализ качества активов выявил у них потребность в дополнительном капитале. Об этом корреспонденту агентства Reuters сообщили два источника, которые в курсе планов властей.

До этого властями уже принимались спасательные меры, обошедшиеся нефтедобывающей центрально-азиатской стране в $13 миллиардов, но они оказались не в состоянии оздоровить банковскую систему, страдающую от большого количества «плохих кредитов», которые образовались после падения цен на недвижимость и девальвации тенге».

Тут ясно одно: прошло более 11 лет с тех, как грянул так называемый credit crunch или кредитный кризис, но за это время и характер самой проблемы, и методы ее решения совершенно не изменились. Власти Республики Казахстан все так же усилиями, достойными лучшего применения, пытаются нормализовать ситуацию на рынке оказания финансовых услуг. С 1998 года до 2008 года было принято хвастаться тем, что в Казахстане сформировался самый передовой в СНГ банковский сектор. А с 2008 года по настоящее время нас убеждают в том, что спасение банков, перегруженных «плохими кредитами», жизненно необходимо для выживания экономики страны.

Спустя 11 лет после начала финансового кризиса 2008 года, ситуация в казахстанском банковском секторе, если полагаться на данные Национального банка РК и отчеты банков второго уровня, вовсе не выглядит пугающей. Нам говорят, что за последнее пятилетие доля non-performing loans (неработающих кредитов) по сектору снизилась почти троекратно. При этом выясняется, что этот показатель все еще на достаточно высоком уровне. А именно — в 7-8 раз выше, чем на рынках развитых стран. И тут напрашивается такой вывод. Получается, что в 2014 году, спустя 6 лет после начала кредитного кризиса, доля неработающих кредитов в РК в 21-24 раза превышала аналогичный показатель на рынках развитых стран.

Все познается в сравнении. Попробуем разобраться в этом вопросе. В банковском секторе США сразу после начала кредитного кризиса 2008 года доля плохих кредитов составляла 5,3 процента. В 2018 году этот показатель снизился до 1,02 процента. А у нас как складывается ситуация: сколько было и сколько стало? Каждый год сообщается о сокращении доли плохих кредитов в банковском секторе страны. Но при этом выясняется, что она все еще в 7-8 раз выше, чем на рынках развитых стран.

Отсюда напрашивается еще такой вывод: правительственные меры по оздоровлению банковского сектора не дают нужных результатов.

Итак, банковский сектор РК не сумел показать себя достойно при проверке свободным рынком. Говоря другими словами, нынешняя банковская система Казахстана, которой страна так гордилась, не выдержала первого же испытания в условиях экономического шока. Она оказалась в отчаянном положении сразу же после того, как выяснилось, что в мире грянул кредитный кризис. Вот уже 11 лет государство и правительство РК предпринимали и предпринимают попытки не только не допустить банкротства какого бы то ни было банка и отстоять банковскую систему в целости и сохранности, но и, если получится, оживить отечественную банковскую деятельность. Сейчас уже приходит осознание того, что из этого ничего не получилось. Но государственные деньги продолжают вливаться в банки.

В этой связи представляются небезынтересными оценки, которые в свое время давались нашему банковскому сектору ответственными чиновниками и авторитетными бизнесменами.

Вот что, к примеру, еще тогда, когда трудные времена для наших банков только начинались, осенью 2007 года, рассказала о том, как они до того работали, Наталья Коржова, тогдашний министр финансов РК на заседании правительства в Астане: «Мы считаем, что государственная поддержка возможна, но на тех условиях, которые заявит государство, а не банки и строительные организации», – заявила «железная леди». Опытный финансист, она четко обрисовала ситуацию на рынке. «В гонке за доходами строительные компании и банки набрали критическую ликвидность и максимальные риски, когда малейшее изменение рынка приводит к неустойчивости всей конструкции», – констатировала Наталья Коржова. Проверки банков второго уровня выявили массу нарушений. Министр не стала скрывать, что материалы налоговиков в настоящее время готовятся к передаче в агентство РК по борьбе с коррупцией и экономической преступностью. Но главное – даже не финансовые грешки застройщиков. Виновниками сложившейся ситуации являются банки, и только они. «Внешние займы привлекаются чаще всего через аффилированные компании под высокое комиссионное вознаграждение. Только за то, чтобы внешний банк прокредитовал наш банк, комиссия – оплата от суммы кредита – достигает 30 процентов от суммы основного долга. А в отдельных случаях доходит до 60 процентов!» – заявила министр, обращаясь к премьеру. При этом банки практиковали «избирательное отношение» к заемщикам – некоторым из них кредиты выдавались без залога и по заниженным процентам, а иногда и вообще «списывались» (Алихан САЛБИЕВ «Плач Ярославны» с элементами шантажа», «Караван», 21 сентября 2007 года).

А вот как почти годом позже высказался по этому вопросу Александр Машкевич в своем интервью «Казахстанской правде»: «Мое личное мнение финансовый кризис может даже нарастать, придут вторая и третья волны кризиса. Поэтому выживут только те, кто реалистично оценивал ситуацию, кто не был авантюристом, те, кто думал о своих вкладчиках, а не о себе. Между тем большинство из казахстанских банков финансировали проекты своих акционеров. Это вообще преступление! Во всем мире это карается законом. Те самые люди, которые сегодня говорят о каком-то патриотизме, они первые нарушали все законы и финансировали свои собственные проекты и в своей стране, и за рубежом. А теперь они же просят помощи у государства, мотивируя это заботой о вкладчиках. Они сами должны были о вкладчиках думать, а не государство» Александр Машкевич: Я люблю предсказуемых людей», 11 сентября 2008 года).

Согласитесь, что высказывание экс-министра финансов РК Н.Коржовой от сентября 2007 года и мнение крупного, на международном уровне признанного бизнесмена А.Машкевича от сентября 2008 года дают представление о том, почему у Казахстана «банковский блин» в условиях свободного рынка вышел «комом».

Но вот что удивительно. У нас продолжают говорить: надо спасать банки. При этом в действительности нет ни одного здравого аргумента в пользу того, что это действительно необходимо. Так, что же руководство государства и правительство в действительности спасают?!

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...