Театр времён Назарбаева и Нерона

Филиппика против инвективы

1

Когда Нерон появился на свет, отец его, Домиций Агенобарб, изрёк: от меня и моей жены может родиться лишь чудовище.

Как в воду глядел.

Став императором, Нерон сожительствовал с мальчиком по имени Спор, которого сам оскопил и вступил с ним в брак. Он убил первую жену, потом вторую, когда она была от него беременна. Сжил со свету невесту, Антонию, и тётку, сестру своей матери. За матерью, Агриппиной, долго охотился, мечтая сделать её своей любовницей, но решил извести, подстроив кораблекрушение. Судно развалилось в море, она чудом выплыла на берег, где её поджидал сын. Он приказал охраннику заколоть её мечом, а потом долго ковырялся в трупе, вслух оценивая интимные участки тела своей матери.

Гелиогабал наслаждался ездой на колеснице, в которую за груди были впряжены голые женщины. Домициан обожал пальцами выщипывать волосы на лобках своих наложниц и купался в бассейне с последними римскими шлюхами. Он придумал новый вид казни – горящим факелом опаливал детородные члены своих пленников.

Оттон был открытым педерастом, выбирая для утех сильных, крупных немолодых мужчин. Легионеры Юлия Цезаря называли своего атамана «наш плешивый развратник», поскольку считалось, что ещё Никомед IV, последний царь Вифинии, растлил молодого римского посланника. Есть версия, что Брут, глава заговорщиков, кинжалами изрезавших Цезаря в мартовские иды, был его внебрачным сыном.

Об этом рассказывает Светоний в своей знаменитой книге, её легко отыскать в Сети.

Но ведь была ещё и Мессалина…

О, боги!

Они там все были родственниками, кстати. Отец будущего Нерона приходился Мессалине дядей. Калигула, при дворе которого она росла, выдал её замуж за будущего императора Клавдия, брата матери Нерона. Тот и усыновил мальчика, который и унаследует верховную власть. Чёрт ногу сломит. Доживши до седин, я до сих в толк не возьму, кто такой «деверь»? А тут…

Античные летописцы единодушно утверждают: Мессалина отличалась лютой похотью. Супруга императора наведывалась в самые грязные лупанарии (бордели) и могла пропустить через себя 50 клиентов за ночь. И деньги брала. Возможно, она была нимфоманкой. Клавдий смотрел на эти шалости сквозь пальцы, но Мессалина сунулась в политику. Стала женой (при живом муже) своего любовника и затеяла бешеные интриги, желая посадить хахаля на трон. И её зарезали.

Гай Светоний Транквилл может считаться классиком бульварной литературы, но он первым показал, каким страшным может быть человек власти, не признающий ни божьего суда, ни людского, ни ограничений закона, ни голоса совести.

2

Да, это Древний Рим. Его гормональное бешенство плоти, неутолимая жажда крови, острый голод по наслаждениям, по богатству, которыми неутомимо прирастает империя, вскармливая млеком и мёдом заносчивых патрициев и хамоватых плебеев. Это мятежный, подростковый, драчливый, озабоченный период человеческой истории. Он породил право, величественную архитектуру, сквозные дороги, военную науку, зачатки народовластия, но оставил в наследство властителям всех времён и народов вечный соблазн неукротимой беспредельщины, основанной на жестокости, алчности, любострастии, насилии и коварстве.

Христианство, невольно зачатое Древним Римом, попыталось усмирить зверя, живущего в человеке. Из этого ничего не вышло, но за две тысячи лет кое-как соткалось некое туманное представление об относительно моральном поведении правителя, которому подобает и нечто человеческое. Маниакальный революционер Ленин угодил в банальнейший треугольник, мечась между благодетельной Надеждой и роковой Инессой. Живоглот Сталин так и не оправился от самоубийства жены, хотя, похоже, сам и довёл её до рокового шага. У Хрущёва состоялся роман с кукурузой; этим фаллическим символом он хотел вставить пистон Америке, но промазал, угодив впросак. Брежнев горазд был попользоваться насчёт клубнички, прижил, говорят, дочку в Алма-Ате. Правда, проморгал дочь законную, которая норовила стать советской Мессалиной, да не успела. Ельцин обожал только водку, ему охотно такой грех простили, а вот Горбачёву, трогательно привязанному к жене, сей милый сантимент сурово вменили в вину. Путин на миру покончил со своим браком, и его личная жизнь окуталась туманностями. Из них то и дело выглядывают призрачные прелестницы, ни одна из которых толком не опознана.

3

Казахстан никогда не был империей. И Назарбаев не император, а бывший первый секретарь ЦК, сменивший мешковатый москвошвеевский пиджак на импортный костюмчик президента. И если Путину есть куда оглядываться, смутно прозревая в прошлом, к примеру, того же Александра II с его усложнённой личной жизнью, или Екатерину Великую с её бесстыдном обозом фаворитов, или разложенца и садиста Берию, или прыткого дедушку Калинина, резвившегося в будуарах балерин, то у Назарбаева позади лишь безукоризненный в моральном отношении Кунаев, за плечами которого виднеется ничем не замаравший себя в быту и личной жизни Шаяхметов. Заглядывая в неразличимое давно, нельзя не заметить, что даже похищенная некоторыми казахскими историками царица Томирис, всё же дева-воительница, которую никак нельзя сравнить с проституирующей Клеопатрой.

То есть виртуальный Назарбаев существует на совершенно ином культурно-историческом фоне, где все персонажи, герои или жертвы, выполнены красками очевидной благопристойности. И сам он типичный герой из рабоче-крестьянской легенды. Который достиг высшей власти лишь благодаря исключительным усилиям Провидения, назначившего его на роль отца-основателя.

Таковы жанровые особенности мифа – старого, траченного временем, но всё ещё действующего.

Этого не учли участники смрадного скандала, круто сдобренного сальностями древнеримского толка с добавлением борджиевских мерзостей, отдающих вонючим мылом самых низкопробных телесериалов.

Стоп.

Я вовсе не утверждаю, что все эти обвинения в адрес семьи Назарбаевых беспочвенны. За последние две тысячи лет люди мало изменились, властители в том числе. Всё может быть. Понимаю, что сакральная мантия монархического режима вконец износилась, и есть охотники содрать её последние лохмотья, чтобы предъявить миру голого короля.

Но.

Извольте хоть что-то доказать! (здесь просится в рифму выражение, включающее в себя глагол прошедшего рода, местоимение множественного числа и существительное «мать»)

В случае же голословного обвинения, перед нами предстаёт комок липких, глистообразных сплетен, обрастающих тошнотворными подробностями в духе позорных российских ток-шоу, где приглашённым идиотам норовят затолкать в рот палочку для чистки ушей, чтобы выяснить степень их родства и решить роковой вопрос наследства.

Допускаю, что у скандала есть авторы, которые пытаются замалевать утомительно канонический, мироточащий байопик Назарбаева и сделать из него злокачественный horror. То есть напялить на «отца нации» пятнистую от крови тогу, загримировать под Нерона и заставить его кормить львов первыми христианами. А в перерывах устраивать кровосмесительные оргии с дочерью, мечтающей извести плод преступной страсти, который перекрывает ей дорогу к заветному трону.

Ну!

Баранки гну.

Если это и Светоний, то переписанный справа налево ржавым пером, зажатым меж пальцев протезной ноги, и перетолмаченный с божественной латыни на «олбанский язык» с помощью дебильного гугл-переводчика.

Принято считать, что политика есть грязь и смазь вселенская, а её персонажи, вожделеющие скипетра и державы, как правило, подонки, скучные и бездарные. Но ведь необходимо сознавать, что запущенные в оборот мутные схемы рано или поздно достанут всех. Нельзя опускаться ниже ватерлинии, тогда политика не будет такой грязной.

Nihil admirari, говорили те же древние римляне. Ничему не следует удивляться.

Молодой человек с явно спутанным сознанием, к тому же признавшийся в пристрастии к наркотикам, не может быть использован источником достоверных сведений. Это не просто безнравственно, но и подсудно. Но возразят: а когда на трибуне ООН явно нездоровая девочка предъявляет всему свету невразумительные обвинения, а из неё делают едва ли не святую – это нормально?

Nihil admirari.

Однако трудно сохранить философическое спокойствие, наблюдая, с каким азартом обыватели участвуют в улюлюканье, смакуя гнусные подробности клеветы.

Да, именно клеветы. Ибо, если не доказано обратное, то любое обвинение есть навет и мерзкая травля. И пока этого не уразумеют ретивые холопы, ни о каком гражданском обществе не может быть и речи, а Боратстан будет торчать на карте до ишачьей пасхи.

Получается не античная трагедия, а балаган с Назарбаевым в роли Нерона.

Или наоборот.

Dixi.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...