Страна, которую мы теряем

В «Лаборатории дружбы народов» разбили последнюю колбу?

В критических ситуациях власть всегда должна… нет, просто обязана действовать на опережение. Еще лучше, если она успевает подготовиться до прилета «жареного петуха». Между тем, наша власть продемонстрировала самый тяжелый для любой системы управления дефект – позднее зажигание.

Сегодня все наперебой хвалят рулевого государственной машины Касым-Жомарта Токаева за то, что он по горячим следам погромов в Масанчи и соседних селах выступил с заявлением, пообещав жестко наказать всех виновных – в том числе «провокаторов». Что ж, честь ему и хвала.

Но сейчас, когда развитие событий, предшествовавших трагедии, известно пошагово, становится очевидным: госмашина плохо слушается руля, а ее двигатель запускается только после руководящего пинка. Если бы сразу после первых призывов к «отмщению», за якобы погибшего в драке с дунганами казахского аксакала, МВД двинуло на место еще не начавшихся столкновений спецназ, то наверняка удалось бы избежать жертв. Но на момент начала собственно погрома полицейские – ни в Кордайском райотделе, ни в республиканском главке не владели информацией. Первые спецподразделения прибыли только в 5 утра 8 февраля, когда апогей погрома был уже пройден…

А ведь еще прежний глава полицейского ведомства Калмуханбет Касымов рассказывал мне в интервью об «электронной карте потенциальных очагов преступности», которая уже создана и успешно помогает тем, чья служба и опасна, и трудна. Правда, пока только в двух столицах. Разговор с генералом состоялся еще в позапрошлом году – после всколыхнувшего всю страну убийства Дениса Тена. За прошедшее время соответствующие подразделения МВД вполне могли бы запустить такую карту в масштабах всей страны… ну, или воспользоваться помощью коллег из КНБ, у которых наверняка уже есть такая технология. Но, увы, и полицейские, и чекисты не смогли (или не просто «не смогли»?) сыграть на опережение…

Есть и другие вопросы на засыпку. К примеру, почему мессенджер WhatsApp не заблокировали после первых же призывов собираться под «священные» знамена мести? Помнится, в прошлогоднюю президентскую кампанию у «министра правды» Абаева это очень неплохо получалось!

К слову, в составе Министерства информации и общественного развития есть целый департамент развития межэтнических отношений, а в нем – управление анализа и мониторинга межэтнических отношений (УМО). Так вот, в Положении об этом самом УМО первой же задачей указана «реализация основных направлений государственной политики по укреплению и сохранению общественного согласия и общенационального единства в Республике Казахстан». Так что, если не сам министр, то уж точно директор вышеозначенного департамента Галым Шойкин должен был, отмониторив ситуацию, примчаться на место раньше полицейского спецназа и встать между конфликтующими сторонами. Скажите честно можете ли вы представить себе министра Абаева перед разъяренной толпой – пусть даже под защитой силовиков? Правильно, с трудом.

А вот бывший министр Чешской Республики по правам человека и делам нацменьшинств Джамиля Стехликова, комментируя кордайский погром в интервью журналисту издания «Настоящее Время», рассказала, как она действовала в аналогичной ситуации:

«Я как министр по правам человека часто приезжала в ситуации, когда 200 нацистов окружили деревню цыган и кричали: «Убьем! В газовые камеры!». Я стояла перед цыганами как министр, и кордоны полиции всегда нас отделяли так, что не было никогда ни одной жертвы. Где была власть? Я была как представитель власти, и цыгане не боялись, они говорили: вот здесь министр, правительство».

У нас все с точностью до наоборот: силовики проспали, министр, ответственный за укрепление стабильности и поддержание всяческого, в том числе межэтнического согласия, попросту отморозился (единственный «подвиг», на который хватило г-на Абаева – уже постфактум увещевать соотечественников «не верить слухам и не поддаваться на провокации»). Так не должен ли г-н Абаев в одном ряду с областными акимом и прокурором ответить за кордайскую трагедию собственным креслом? Не должен ли министр внутренних дел генерал Тургумбаев, чьи подчиненные подсунули президенту информацию о «взятии ситуации под контроль» (после чего она из-под контроля вышла) написать на имя Касым-Жомарта Токаева рапорт об отставке?

Впрочем, не одни чиновники МИОР или МВД продемонстрировали то самое позднее зажигание. Не у дел оказался даже госорган, само название которого предполагает молниеносную реакцию на ЧП такого рода. Совет безопасности РК выдержал четырехдневную (!) паузу. Только 11 февраля председатель Совбеза, первый президент Нурсултан Назарбаев провел заседание СБ.

Честно говоря, реакция елбасы выглядела как попытка дежурно «отметиться», когда дальнейшее молчание выглядело просто неприличным.

«Сложившаяся ситуация меня сильно тревожит. Мы вместе с нашим народом прошли немалые трудности за эти 30 лет. Молодежь даже представить себе не может эти проблемы. В Казахстане приостановили свою деятельность 130 предприятий, 2,5 миллиона человек остались без работы и без заработка, не была тепла в домах, был дефицит продуктов питания. Мы все это прошли вместе«, — сказал г-н Назарбаев, даже не упомянув о том, почему он сам и его Совбез надолго «поймали тишину». И зачем-то добавил: «Ассамблея и ее региональные представительства должны работать на опережение и держать на контроле подобные ситуации. Эта наша общая задача«.

Наблюдатели теперь теряются в догадках – то ли экс-президент «вдруг» вспомнил, что кроме Совбеза и партии Nur Otan возглавляет еще и Ассамблею, то ли подчиненные попросту не рискнули сразу доложить ему о том, как его детище «сработало на опережение».

При том, что именно АНК занимает центральное место в системе государственных и квазиобщественных органов, занятых поддержанием мира и согласия в республике. Но теперь, похоже, систему придется менять, и начинать многие предлагают именно с Ассамблеи. В самом деле, тратить на ее содержание более 2 млрд. тенге в год по меньшей мере расточительно.

С другой стороны, тот же парламент, даже не собравшийся в связи с кордайской трагедией на внеочередное заседание, «съедает» на несколько порядков больше АНК. Но и он «подхватил» тот самый синдром позднего зажигания. По- хорошему рулевой мажилиса Нурлан Нигматулин должен был объявить о срочном созыве совместного заседания палат парламента еще в субботу, 8 февраля – сразу после утреннего обращения президента Токаева к казахстанцам. О том, почему Нурлан Зайруллаевич этого не сделал, можно только догадываться. Как впрочем, и о том, что сказал президент зампреду АНК Жансеиту Туймебаеву после протокольной части их встречи 12 февраля. По идее Жансеит Кансеитович должен был, выйдя из Акорды, тут же отправиться в Библиотеку с предложением распустить Ассамблею по причине ее полной несостоятельности.

Впрочем, судя, по официальному сообщению, об этой аудиенции («Токаев дал ряд поручений и заданий»), Ассамблею решено сохранить. Видимо, для антуража. Оно и понятно: по логике власти драка в подсобке – еще не повод ломать витрину.

О том, до чего может довести такая «логика», даже думать страшно…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...