Старикам тут не место?

Человечеству предложен дьявольский выбор. Но, может, ещё обойдётся

В огромном ворохе информации о COVID-19 наиболее существенно вот это: он практически не убивает молодых. Детей вообще не трогает. Риск умереть от коронавируса заметно возрастает после 60 лет. После 70-ти он, этот риск, растёт ещё быстрее, а после 80-ти устремляется в зенит. Весь мир сейчас рассредоточился по квартирам, чтобы уберечь стариков. Не заразить их. Самим старикам тоже строго-настрого наказано сидеть дома.

Диаграмма

Абсолютные цифры смертности от коронавируса пока несерьёзные. Что такое 20 тысяч умерших за два месяца? (Если это не ваши старшие родственники). Каждый день на Земле умирают более 150 тысяч человек. Теперь к ним прибавляется ещё полторы тысячи. В основном очень пожилых.

Не подхватив короновируса, чей-то 85-летний дедушка с букетом хронических болезней протянул бы ещё год-полтора. А с короновирусом не протянул. В европейских странах таких дедушек сотни тысяч и миллионы. И теперь каждое утро мировые СМИ взрываются страшными новостями: в Италии 800 погибших от вируса! В Испании 514!

Сценариев дальнейшего развития событий много. Но их можно свести к трём основным. Первый – оптимистический. Пока мы сидим по домам в карантине, учёные создадут вакцину (вроде бы уже создали, теперь испытывают её на мышах), разработают эффективные лекарства – и цифры пойдут вниз. Мы дружно посмеёмся над своими страхами и апокалипсическими прогнозами. Вернёмся на работу. Жизнь потечёт как прежде, даже ещё лучше.

Второй сценарий, средний: разработка вакцины затягивается. Эпидемия охватывает весь мир. В каждой стране десятки, потом сотни погибших. Потом тысячи. Очереди за хлебом. То там, то здесь вспыхивает паника. Заводы и фабрики стоят. Но затем всё-таки появляется вакцина (или просто даёт результаты ужесточение карантина по китайскому образцу) – и мирная жизнь восстанавливается. Никто не смеётся, но заводы опять работают, голода и хаоса удалось избежать.

Третий, катастрофический сценарий. Остановить развитие эпидемии не удалось. Инфекцию подхватила большая часть человечества. Или даже всё человечество. Если принять, что смертность от COVID-19 составляет четыре процента – от 7 миллиардов это 280 миллионов погибших.

Собственно, на Земле и так ежегодно умирают более 50 миллионов человек. В основном по естественным причинам. Но при катастрофическом развитии ситуации с коронавирусом эта цифра теоретически может увеличиться в пять раз. Вирус – опять же в теории, при наихудшем развитии ситуации – способен выкосить всех стариков. Автор этой заметки тоже в зоне риска.

Если при этом молодёжь будет сидеть по квартирам и не работать, то последствия и для неё окажутся совершенно ужасающими. Этой молодёжи нечего станет есть. В городах встанет колом и рухнет коммуналка. Антисанитария вызовет новые инфекции. Наступит разгул криминала. Ну, в общем, начнут по полной программе сбываться американские фильмы-катастрофы.

Я-то лично практически не сомневаюсь, что всё пойдёт по первому сценарию. Вон китайцы у себя уже победили вирус. У итальянцев три дня назад цифра с 800 стала снижаться – до 651, потом до 602. Но вчера, правда, опять выросла до 743.

А если не пойдёт? Если начнёт разворачиваться второй сценарий с угрозой обрушения в третий? Тогда, наверное, надо будет отменять карантин. Мобилизовывать молодёжь на поддержание инфраструктуры, запускать заводы, открывать магазины и школы. А врачам придётся выбирать – кого спасать, кого нет.

С этим согласен Валерий Лебедев, историк и философ, издатель альманаха «Лебедь» (США), 82 года:

«…наступит кошмарная вещь – так называемый Triage в переводе – сортировка. Термин этот отсылает к термину «селекция», но не в животноводстве, а в практике Освенцима. Там узников прибывшего эшелона сортировали по признаку: этот еще может работать и его отправят в Аушвиц-Моновиц, а этот доходяга старый, больной (или ребенок) – сразу в газовую камеру Аушвиц-Биркенау.

Современный Triage – это протокол действий в условиях переполнения больниц…. Идея в том, что если людей много — то всем сразу нельзя оказать помощь, так что приходящие сортируются на группы: группа тех, кто в любом случае умрёт, или в любом случае выживет, их отправляют домой. Одни и без помощи выживут, а другие умрут и с помощью, так что ее нет смысла оказывать. Берут только тех, кому есть смысл помогать. А смысл будет помогать молодым и здоровым. Вот вам и та самая селекция».

А вот Сергей Станкевич, российский эксперт, 66 лет, настроен более оптимистично:

«Похоже, человечество наконец-то осознало, что оно представляет собой единую биологическую популяцию, на которую напал опасный противник.

Люди, на нас вероломно напали! Наши потери множатся каждый день, а мы изолируемся в наших странах, в городах, в домах и квартирах, набиваем кладовые запасами, хорохоримся публично в электронных соцсетях, но мучаемся в страхе за себя и своих близких. При этом мы почему-то не в силах объединиться в сопротивлении.

Три месяца люди вели войну с коронавирусом COVID-19 разрозненными отрядами, спрятавшимися за национальными заборами. И несли невосполнимые потери. Наконец, 26 марта будет предпринята попытка сформировать единый глобальный антивирусный фронт человечества. Состоится чрезвычайный саммит двадцати ведущих стран мира (группа G20) по коронавирусу. Лидеры государств, не нарушая карантина, будут общаться по видеоконференции.

Уже само это беспрецедентное событие – первая в истории человечества видеоконференция мировых держав – ясно показывает, насколько иным становится мир буквально на наших глазах. Нет, не всё изменится в одночасье. В жизни людей по-прежнему правит бал колоссальная инерция, зачастую бессмысленная и губительная. Но мы переживаем критический, переломный момент. После которого ход истории несколько изменит своё течение. И изменения, поначалу вроде не самые значительные, будут нарастать с ускорением».

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...