«Парламент – источник инфекции и неразберихи»

О чем и зачем экс-премьер Кажегельдин написал президенту Токаеву

В понедельник, 23 марта президент выступил с программной речью на заседании Госкомиссии по чрезвычайному положению. Признав, что мировая пандемия коронавируса нанесла серьезнейший ущерб экономике страны и поставила на порог нищеты миллионы ее граждан, Касым-Жомарт Токаев озвучил жесткие, но, в тоже время, отнюдь не чрезвычайные меры борьбы с COVID 19. Пожалуй, более всего впечатляют выделенные на поддержку бизнеса и создание новых рабочих мест средства, общая сумма которых составит 4,4 трлн.тенге или 10 млрд.долларов.

Однако, многие в стране, поддерживая в целом президентские намерения, не скрывают сомнений в способности громоздкой, неповоротливой и главное – коррупциогенной государственной машины действовать эффективно даже в режиме ЧП. Невзирая на правильные по сути шаги власти и «пламенные» призывы помочь стране, прозвучавшие на днях из уст ее бывшего носителя, говорить о единстве интересов президента и той же бизнес-элиты (включая группы влияния ключевых представителей последней в правительстве и парламенте) не приходится.

В тоже время, новости из Поднебесной, вроде бы успешно «раскороновавшей» грозный вирус, на фоне леденящих кровь сообщений о его жертвах в той же Италии, заставляют многих утверждать: демократия – не лучший режим для победы над этой бедой.

Интересно, что в стане сторонников этой точки зрения оказался один из лидеров так называемой «оппозиции в изгнании» Акежан Кажегельдин, отправивший 21 марта письмо Касым-Жомарту Токаеву. Приведем его полностью:

«Уважаемый господин Президент!

Глобальная эпидемия становится испытанием прочности нашего государства, К сожалению, в Казахстане всемирная эпидемия накладывается на упадок экономики и социальной сферы.

Решительные меры, которые Вы принимаете, заслуживают одобрения. Последовательность и целеустремленность в их проведении — вот чего требует ситуация.

Вскоре придется принимать еще более сложные решения, Максимальную пользу они принесут тогда, когда будут понятны и поддержаны народом. Для этого надо объединить усилия всех активных казахстанцев, оставить в стороне мысли о конкуренции, карьерных устремлениях и обогащении.

На время беспримерно жестокого кризиса, первого в истории независимого Казахстана, Вам необходимо сосредоточить управление страной в одном Чрезвычайном органе под своим руководством. Ему следует подчинить все ведомства государства и передать в распоряжение все ресурсы. Нет сейчас ничьих личных или ведомственных фондов, всё должно быть использовано на борьбу с болезнью и бедой.

Парламент Казахстана не должен более заседать. Прежде всего — по санитарно-эпидемическим причинам, чтобы не служить источником инфекции и неразберихи. Кабинет министров и Совет безопасности должны войти в новый Чрезвычайный орган в качестве структурных подразделений. Все обращения к стране и гражданам впредь могут звучать только от имени этого полномочного органа власти».

Я готов предоставить план действий для Чрезвычайного органа и работать над тем, чтобы наши люди и наша экономика прошли через испытания с наименьшими потерями.

Уверен, что все казахстанцы, в том числе — покинувшие страну, готовы будут внести свой вклад в защиту здоровья и благополучия своего народа. Слово за Вами, господин президент! Посол Идрисов знает, как со мной связаться».

Это послание, которое по данным автора этих заметок, президент Казахстана получил и ознакомился с его содержанием, вызывает, как минимум, несколько вопросов.

Вопрос первый: если введенный указом Токаева режим ЧП будет продлен после 15 апреля (а это, судя по тому, что пандемия в мире и в нашей стране набирает обороты, вполне реально), то не станет ли и вправду режим прямого президентского правления наиболее оптимальным путем решения встающих перед властью и страной вызовов? Ведь в этом случае президент Токаев получит право указами, имеющими силу законов, провести те самые «глубокие» реформы, которые он обещал еще накануне выборов и которых ждет от него не только «проснувшаяся» часть казахстанцев, но и «обиженная» прежним руководством Казахстана контрэлита, которая в этом случае станет Токаеву куда более надежной опорой, нежели нынешние олигархи и топ-менеджеры — сплошь назарбаевского призыва.

Вопрос второй: зачем это самому Акежану Магжановичу? Экс-премьер, которому сегодня, 27 марта исполняется 68 лет, не утратил желания вернуться на родину, причем – в качестве действующего политика. Он никогда не скрывал, что поддерживает контакты с высшим руководством республики и готов участвовать в принятии государственных решений в качестве своего рода «тайного советника». Не исключено, что в этом амплуа его негласно использует Библиотека. Теперь же, когда в условиях ЧП ее влияние заметно ослабло, Кажегельдин стремится напомнить о себе Акорде. Тем более, что в условиях ЧП Касым-Жомарт Токаев имеет возможность собственным решением реабилитировать своего бывшего шефа и пригласить его вернуться в страну. По крайней мере, на это, по всей видимости, Акежан Магжанович всерьез рассчитывает.

Кстати, в его письме обращает на себя внимание уничижительный пассаж о парламенте. «Парламент Казахстана не должен более заседать. Прежде всего — по санитарно-эпидемическим причинам, чтобы не служить источником инфекции и неразберихи». пишет Кажегельдин Токаеву. Очевидно, что Акежан Магжанович питает особую «симпатию» не столько к парламенту, как институту власти, сколько к конкретной персоналии, стоящей у руля одной из его палат. При этом, экс-премьер упускает из виду запрет на роспуск парламента и новые выборы по закону о ЧП. А между тем, что-то подсказывает: если режим ЧП давал бы президенту такое право, то Токаев давно этим воспользовался бы – по той же причине, что и отправитель письма….

Впрочем, не исключено, что, упомянув о готовности «предоставить план действий для Чрезвычайного органа и работать над тем, чтобы наши люди и наша экономика прошли через испытания с наименьшими потерями», бывший премьер намекал на некий форсмажорный вариант.

И тут напрашивается третий и главный, по сути, вопрос: нужно ли это президенту? Судя по его предельно конкретной и жесткой речи на заседании чрезвычайной госкомиссии, хозяин Акорды не готов делиться с кем-либо лаврами спасителя Отечества. Что ж, Касым-Жомарта Кемелевича легко понять – второго такого чрезвычайного шанса ему может и не выпасть.

Что касается Акежана Магжановича, то одного он добился определенно: о нем вспомнили. И это в нынешней ситуации уже немало. Во всяком случае, для него…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...