Придется ли казахстанским властям снова пойти на поклон к МВФ?!

И это теперь очень важный вопрос

Издание Украина.ру опубликовало статью в форме интервью под названием «Эксперт Мамырайымов: Если режимы Средней Азии не будут меняться в условиях пандемии, их ждет крах».

В предисловии к ней говорится так: «Казахстанский политолог Талгат Мамырайымов в интервью изданию Украина.ру дал прогноз о том, какие политические последствия принесет пандемия для среднеазиатских стран».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Украина.ру: Планируют ли среднеазиатские страны просить помощи у России?

Талгат МамырайымовТалгат Мамырайымов: Казахстан уже запросил гуманитарную помощь у всех стран. Я еще хочу сказать в связи с этим, что наши власти используют ситуацию с пандемией не только чтобы закрутить гайки в условиях экономического кризиса. У наших властей скорее всего нет ресурсов для борьбы с коронавирусом.

Заявлялось, что у нас есть 90 млрд долларов золотовалютных резервов. Но оказалось, что они не в нале, они неликвидные. Почему они неликвидные — это большой вопрос. Видимо, тут какой-то коррупционный фактор замешан. У них сейчас нет денег на руках, они не знают, что делать.

Они уже заняли на внешних рынках 3 млрд долларов для борьбы с коронавирусом, видимо, чтобы эти 42,5 тысячи тенге оплачивать. Нет денег. Если ситуация еще три месяца продлится, это все плачевно закончится для власти.

«Украина.ру: Ранее высказывалось мнение, будто бы постсоветские среднеазиатские республики во главе с Казахстаном смогут стать самостоятельным геополитическим игроком. Как на эти шансы повлияет пандемия?

Талгат Мамырайымов: Я не думаю, что интеграция между нами достигнет такого высокого уровня, чтобы выстраивать единую самостоятельную внешнюю и экономическую политику, или образовать единую зону свободной торговли, таможенный союз.

Всего две встречи состоялись в верхах. Лидеры наших стран встречались, обсуждали общие региональные вопросы, и все. Кыргызстан и Таджикистан до сих пор не могут решить проблему со спорными приграничными участками, делимитацию границы провести.

Хотя в наших странах очень много сторонников этой региональной интеграции, дело не двигается с мертвой точки. Региональная интеграция еще и невыгодна Москве, а наши лидеры на нее оглядываются, и не рискуют предпринять какие-то реальные шаги».

Действительно, сейчас в Казахстане так же, как и в других республиках Центральной Азии, складывается весьма неоднозначная ситуация. Еще недавно наша страна считалась самой процветающей в регионе, и ничто, казалось, не грозило ее видимому благополучию. В ходе прошлого десятилетия средний темп прироста казахстанского ВВП составлял 10 процентов, и республика находилась по этой части едва ли не впереди всей планеты. В 2014 году Всемирный банк отнес Казахстан к разряду среднеразвитых стран. Пока стояли тучные годы, денег было завались. И тратились они тогда во многом почти бездумно. Так поступали не только те люди, которые представляли государство, но и также многие простые граждане. Безоглядная трата денег как бы считалась достойным занятием. Демонстрация бесшабашности при распоряжении даже взятыми в кредит финансовыми средствами воспринималась как проявление благородства души.

Но недолго музыка играла. Как говорят немцы: Die fette Jahren sind vorbei – Тучные годы прошли. Нефть, на экспорте которой основывается все зримое и незримое благополучие Казахстана, стремительно дешевеет. «Цена барреля марки Brent обвалилась ниже $60 за баррель», — писали экономические аналитики в конце января. Тогда это казалось обвалом. До дна, как выяснилось, было еще далеко. В конце марта цена барреля марки Brent снизилась почти до $22. На таком фоне курс доллара к тенге взмыл вверх. По сути дела, произошла еще одна резкая девальвация. Страна, экономика которой базируется на вывозе углеводородного сырья, неизбежно принимает обменный курс, который делает более дешевым импорт и более дорогим экспорт. Так что ничего неожиданного, можно сказать, не происходит.

Для любого нефтяного государства привычными являются циклы экономического бума, за которыми следуют застой и даже порой спад. Именно поэтому оно при высоких ценах на углеводородное сырье старается сформировать внушительный ЗВР (золотовалютный резерв) и создать резервный финансовый фонд, который предназначен для активного расходования в условиях падения цен. Казахстан, естественно, тоже пошел по этому пути. Еще в начале 2000-ых годов в дополнение к ЗВР был создан Национальный (нефтяной) фонд. Но по сию пору он остается не вполне транспарентным. Нет в достаточном объеме публично доступной информации о его композиции (куда вложены средства, в какие страны и активы).

Сейчас как раз настали такие времена, когда надо распечатывать то, что отложено в кубышку. Накопленные про запас финансовые средства (международные резервы Национального банка и активы Национального фонда РК) оцениваются в $90 миллиардов. Талгат Мамырайымов утверждает: «Но оказалось, что они не в нале, они неликвидные».

Если это так, то Казахстану, видимо, придется вновь прибегнуть к помощи Международного валютного фонда. Более 90 стран уже обратились к МВФ, в распоряжении которого сейчас имеется $1 триллион.

Почти двадцать лет назад Национальный банк РК досрочно погасил свои обязательства по кредитным линиям МВФ. Этим фактом казахстанские власти всегда гордились. Так, придется ли им снова пойти на поклон к МВФ?! И это теперь очень важный вопрос.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...