Коронавирус в Швеции: какова жизнь в стране без законодательных мер по строгой изоляции

Корреспондент издания News.com.au обратилась к коренной шведке и австралийской эмигрантке, живущей в Швеции, и попросила их высказать свои мнения о ситуации в этой стране

Издание New Zealand Herald опубликовало статью журналиста Джессики Ванг под названием «Coronavirus in Sweden: What life is like in a country without lockdown laws» — «Коронавирус в Швеции: какова жизнь в стране без законодательных мер по строгой изоляции».

В ней говорится так: «Вместо введения общего (общенационального) строгого карантинного режима скандинавская страна попросила своих граждан самостоятельно контролировать собственные действия, то есть большинство баров, ресторанов, спортивных залов, магазинов и других общественных мест по-прежнему остаются открытыми для посетителей.

Стандартные меры все же применяются. Агентство общественного здравоохранения Швеции порекомендовало своему населению, численность которого составляет 10,23 миллиона человек, не собираться одновременно в группы более 50 человек, кашлять и чихать в локоть, строго следовать правилам гигиены рук, проявлять осторожность при общении с пожилыми людьми и практиковать социальное дистанцирование.

Глобальная реакция на ответ Швеции в отношении пандемии коронавируса представляется неоднозначной. Недоброжелатели критикуют низкий уровень тестирования в стране (самый низкий среди скандинавских стран) и значительное число смертей, которое в настоящее время составляет 2941.

В конце марта 2020 года исследователи со всей страны также подписали петицию, в которой выдвигалось требование к правительству «немедленно принять меры по выполнению рекомендаций Всемирной организации здравоохранения».

Однако отмечаемые среди шведов настроения, похоже, указывают на то, что люди в основном довольны действиями (властей) своей страны. Результаты опроса общественного мнения показывают, что рейтинг (поддержки) правящей социал-демократической партии растет второй месяц кряду. Общественные настроения и поддержка со стороны правительства в отношении руководящей деятельности премьер-министра Стефана Лофвена также находятся на подъеме.

Корреспондентка издания News.com.au обратилась к коренной шведке и австралийской эмигрантке, живущей в Швеции, и попросила их высказать свои мнения о ситуации в этой стране.

При разговоре с журналисткой внештатный преподаватель Анни Ларссон отмечает то, что жизнь для нее «не сильно изменилась».

Проживающая в Лунде, находящемся на юге Швеции университетском городе, 24-летняя девушка говорит, что она продолжает свою учебу, а в выходные дни бывает занята работой в сельском детском саду и что такой бизнес процветает (имеется в виду то, что шведские детские дошкольные учреждения сейчас вовсе не простаивают).

Ей как внештатному преподавателю достается больше нагрузки вследствие эпидемии Covid-19 из-за того, что (штатные) учителя из групп риска остаются дома с целью соблюдать режим самоизоляции. Она отмечает, что в детских садах и яслях работы также прибавилось, потому что люди проводят больше времени дома.

Несмотря на то, что она занята на двух работах, обе из которых подразумевают контакты с большим количеством людей, она «не обеспокоена» возможностью заражения.

«В качестве общего вывода я бы сказала, что Швеция воспринимает пандемию с долей сомнения, — говорит Анни Ларссон. — Я задавала вопросы на этот счет в школе, где я работаю, и узнала, что большинство детей вообще не волнуются, даже проявляют чуть ли пренебрежение в том, что касается такой ситуации».

Повседневная жизнь для 24-летней австралийской эмигрантки Пайпер, в настоящее время проживающей в Стокгольме со своим шведским партнером, изменилась.

Большую часть недели она проводит у себя, работая из дома, и ей было сказано не совершать поездок и не покидать Стокгольм, чтобы свести к минимуму риск.

Являясь австралийкой, она поначалу чувствовала себя не связанной со стратегией страны (Швеции) в отношении коронавируса.

«Будучи приезжей здесь при том, что все мои друзья и семья находятся в Великобритании и Австралии, соблюдая режим строгого карантина, я чувствовала себя виноватой из-за того, что могла пойти в паб, тренажерный зал или ресторан, — говорит Пайпер. — Честно говоря, у меня было ощущение, что я нарушаю закон».

Чувство вины с тех пор отступило.

«Мы с моим парнем полагаем, что у нас был вирус семь недель назад. Но так ли это — мы не может с уверенностью сказать, — говорит она. — Как только мы почувствовали себя лучше, мы стали волноваться, что неосознанно могли распространять или распространяли инфекцию при встречах с друзьями».

В конечном итоге, Пайпер не желает высказывать свое мнение относительно вопроса о том, правильна ли стратегия страны, но она признает, что благодарна за возможность делать свой собственный выбор».

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...