Соблазнительно было бы считать, что китайцы специально запустили в мир биологическое оружие, пожертвовав несколькими тысячами соотечественников, а теперь потирают руки. Но это соблазн простых версий

Кирилл Бенедиктов надеется, что в противостоянии США и КНР выиграет Россия

– Кирилл Станиславович, американцы продолжают настаивать на том, что ковид имеет искусственное происхождение. Что это вирус из китайской лаборатории. Понятно, в такой версии преобладает политическая и экономическая конъюнктура. Но ведь и доказательства вроде бы серьёзные.

– Первое, о чем следует договориться, что называется, «на берегу» – я не биолог, не биохимик, не вирусолог, а политический аналитик, специализирующийся на политике современных США. Исходя из этого, я и буду отвечать на ваши вопросы – оперируя данными, доступными неспециалисту в области вирусологии и биомолекулярной инженерии.

Самым весомым доводом в пользу версии об искусственном происхождении вируса COVID-19 на сегодня является поразительное расхождение позиций ученых – специалистов в перечисленных выше областях.

Никакого консенсуса среди ученых всего мира по вопросу о том, откуда взялся этот проклятый вирус, нет и в ближайшее время не ожидается. Существование же нескольких позиций (вирус имеет естественное происхождение; искусственное происхождение; изначально естественное, но искусственно модифицирован и т.д.) позволяет различным центрам силы и группам влияния продвигать выгодные им теории в качестве «единственно верных».

Однако большинство ученых, пусть неохотно, но соглашаются с тем, что в принципе сделать искусственный вирус можно. Во всяком случае, за последние двадцать лет в этой сфере были получены по-настоящему прорывные результаты, всё значение которых, увы, понятно только посвященным.

Я вспоминаю пророческий вопрос из одного интервью братьев Стругацких сорокалетней давности: «Что несут нам грозные чудеса генной инженерии?». Время «грозных чудес» наступило, и мы оказались к нему не готовы.

По существу вопроса: мне кажется сильным упрощением утверждать, что COVID-19 был создан в уханьской лаборатории (построенной при помощи французских специалистов) или же в секретных подземельях Пентагона. Такое бывает в фильмах, а в жизни всё сложнее. Скорее всего, вирус действительно был создан большой международной группой исследователей, частично американских, частично китайских – работавших над «усовершенствованием» исходного вируса атипичной пневмонии 2002 года. О результатах работы этой группы сообщалось в широко известной ныне публикации в журнале Nature в 2015 году. Теперь все, кто интересуются этим вопросом, знают, что в состав группы входила знаменитая «мать уханьского вируса», она же «женщина-летучая мышь» Ши Чжэньли – наряду с американскими профессорами и специалистами из других государств. Также не является тайной информация о том, что сама лаборатория в Ухани финансировалась не только китайским правительством, но и получала гранты в рамках американской программы PREDICT, а та, в свою очередь, получала деньги от Национального института аллергии и инфекционных болезней США. Директором же этого института является ни кто иной, как Энтони Фаучи, главный эпидемиолог США и советник Трампа по борьбе с пандемией.

Иными словами, если допустить, что вирус был действительно создан в лаборатории в Ухани, то это произошло при непосредственном участии американских специалистов и в значительной степени – на американские деньги.

Что же касается доказательств версии, согласно которой триумфальное шествие вируса началось именно из лаборатории Уханьского института вирусологии, то они действительно есть, их много, и они вполне серьёзные.

– А как вам такие рассуждения. Если представить компьютерную игру или детектив, где заданы все параметры сегодняшней ситуации с ковидом, и надо выяснить – кто это сделал, то логика неумолимо приведёт нас к ответу «это сделали китайцы». Во-первых, они на сегодня главные и, наверное, единственные выгодоприобретатели. Во-вторых, европейский христианский гуманизм, и так-то весьма лицемерный, китайцам вообще не родня. Помните же знаменитые слова Мао Цзедуна о том, что, мол, ничего страшного, если в атомной войне с капиталистами погибнут сотни миллионов. Зато остальное человечество быстрее придёт к коммунизму.

При этом, наверное, ситуация с поисками виновных в распространении ковида так и уйдёт в историю патовой. Китайцы в любом случае не сознаются. Американцы вряд ли отыщут железные доказательства. Но и отступать от своей версии не станут… Хотя вот белый порошок Колина Пауэла они признали-таки фальшивкой.

– С чем я не соглашусь, так это с тем, что единственными выгодоприобретателями ситуации с COVID-19 являются китайцы. В краткосрочной перспективе – возможно, поскольку действительно потери КНР от пандемии оказались меньше, чем во многих других странах (4633 человека на 18 мая – для сравнения, в США 90893). Это, конечно, объясняется вовремя принятыми властями КНР жесткими административными мерами – а также, возможно, тем, что китайцы уже обладали значительной информацией о коронавирусе, которой не спешили делиться с другими странами. Соблазнительно было бы считать, что хитрые китайцы специально запустили в мир чудовищное биологическое оружие, пожертвовав «для виду» несколькими тысячами своих соотечественников (для почти полуторамиллиардного Китая это даже не капля в море), а теперь потирают руки, видя, как страдают от пандемии их геополитические соперники, в первую очередь, конечно, США. Соблазнительно, но это соблазн простых решений и простых версий.

Потому что уже на следующем ходу Китай рискует проиграть США не только в «торговой войне», которая с переменным успехом идет уже три года, но и в новой «холодной войне», на пороге которой мир находится в настоящий момент.

Приведу две цитаты. Первая – из интервью госсекретаря США Майка Помпео изданию Washington Examiner: «Мир должен объединиться, чтобы выставить Китаю счёт за издержки (в связи с коронавирусом, – К.Б.), пока они не изменят свое поведение таким образом, чтобы вести себя как нация, достойная того отношения, какого они к себе требуют. Они заявляют, что хотят быть сверхдержавой, и все же они ведут себя так, что это противоречит их обязанностям не только в соответствии с правилами Всемирной Организации Здравоохранения, но и в качестве достойных членов (мирового) сообщества».

И вторая цитата, из статьи бывшего военного атташе Посольства КНР в России, генерал-майора в отставке Ван Хайюня «Нанести удар по проамериканским силам внутри страны», опубликованной 7 мая: «Китай должны соорганизовать международный единый фронт и объединить все силы для поддержания международной справедливости и мира во всем мире.

Первый шаг – это объединение Китая с Россией, как с партнером в комплексном стратегическом партнерстве в новую эпоху. Россия не только оказала Китаю поддержку в борьбе с эпидемией, но и выступила с решительным голосом осуждения США… Россия – мировая держава с большой силой и мужеством, постоянный член Совета Безопасности ООН с большим международным влиянием, и мы должны полностью мобилизовать энтузиазм России и использовать российский фактор в стратегической борьбе с жестокими нападками гегемонистских сил на нас».

Учитывая, что в начале статьи Ван Хайюнь советует руководству КНР «вести гибридную войну и предпринимать действия в различных политических, экономических, научных и военных сферах – в частности, усилить подготовку к военной борьбе против военных провокаций США и экономической борьбе против экономических санкций США» – сложно отделаться от мысли, что мы возвращаемся в ситуацию 1960х –1970х годов, когда в соперничестве между США и СССР победа зависела от того, на чью сторону удастся переманить третьего игрока – Китай. Только теперь соперничают между собой Вашингтон и Пекин, а Москва находится в роли того самого «третьего игрока», которого оба противника будут стараться заполучить себе в союзники – разумеется, минимизируя собственные издержки.

Поэтому ответ на ваш второй вопрос может показаться парадоксальным – главным выгодоприобретателем от ситуации с пандемией может стать Россия, но только в том случае, если правильно сумеет распорядиться сданными ей картами. Я не испытываю большого оптимизма по этому поводу, поскольку действия российского руководства по-прежнему носят скорее реактивный, нежели стратегический характер, но, во всяком случае, шансы выгодно разыграть карты у Москвы сейчас появятся. Потому что США, безусловно, будут использовать ситуацию с коронавирусом для того, чтобы отсрочить передачу титула мирового гегемона новому претенденту – то есть Китаю. Для этого будут использоваться и санкции, и торговые эмбарго, и – не исключено – военная мощь, особенно ВМФ. Но в любом случае ключевым останется вопрос, на чью сторону встанет Москва, потому что если исход противоборства дряхлеющей американской империи и поднимающегося китайского колосса один на один предсказать трудно, то в ситуации «двое против одного» победитель ясен заранее.

О подобном варианте развития событий еще лет 10 назад (во всяком случае, до возвращения Крыма) говорили американские геополитики, такие, как Ян Бреммер и Эдвард Люттвак. Бреммер, например, в своей книге «Каждая нация за себя: победители и проигравшие в Мире Большого Ноля» предлагал США для «перезагрузки» заключить стратегический союз с Китаем за счет России: болезненную для Китая реиндустриализацию США, вывод с территории Китая американских производств – он предлагал «оплатить», «разрешив» Пекину забрать часть российских территорий в Сибири и на Дальнем Востоке. Обосновывал это Бреммер с удивительным простодушием – ну, Россия же все равно разваливается и клонится к упадку, так что для Китая забрать «отпадающие от неё окраины» было бы естественно, а США просто не должны этому мешать.

В отличие от Яна Бреммера, Эдвард Люттвак предлагал Вашингтону, наоборот, заключить союз с Москвой против «самого опасного противника» – Пекина. За «помощь» в противоборстве с Китаем США могли бы «вознаградить» Россию предоставлением ей статуса «субъекта большой политики». Что это значит конкретно – полагаю, не мог бы объяснить даже и сам Люттвак, но смысл, боюсь, ясен – за отказ от стратегического союза с Китаем Россию, возможно, снова примут в Большую Восьмерку.

Однако все эти концепции разрабатывались не просто ДО пандемии, но даже до победы Трампа на выборах. Ситуация с вырвавшимся на свободу коронавирусом значительно подняла ставки в этой игре. И в силу резко – и внезапно – обострившихся противоречий между США и Китаем, шансы на выигрыш именно у третьего игрока, то есть у России, повторяю, повысились. Но, конечно, для того, чтобы их реализовать, нужно уметь не только мыслить стратегически, но и стратегически действовать.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...