«Сложный год Токаева»

Сетевые СМИ о надеждах и разочарованиях во втором президенте Казахстана

Андрей ДОВГОЛЕНКО – «Впечатляющий транзит. Итоги первого года реформ в Казахстане» — 12 июня ровно год, как Касым-Жомарт ТОКАЕВ официально вступил в должность Президента Республики Казахстан. Год назад в этом центрально-азиатском государстве на практике был проведён демократический «транзит власти» — процесс, который в будущем актуален и для россиян. Казахстан продемонстрировал свою собственную модель эволюционной преемственности власти, плюсы которой можно экстраполировать на подобные процессы в других государствах.

В июне прошлого годы некоторые «диванные» эксперты называли Токаева фигурой «временной», «переходной», то есть отводили ему незавидную роль формального лидера и чуть ли не марионетки.

Сегодня надо признать, что в Казахстане постепенно меняется формат официальных мероприятий, они становятся более публичными. По инициативе главы государства для обсуждения самых злободневных вопросов создан новый орган — Национальный совет общественного доверия (НСОД), в который вошли известные политики, общественные деятели, экономисты, юристы и учёные. На базе президентского сайта открыта виртуальная приёмная главы РК, в структуре администрации президента создано подразделение по работе с обращениями населения.

Как отмечают аналитики, президент взял курс на реформирование социальной сферы, где главными своими задачами видит борьбу с бедностью, коррупцией, бюрократизацией, защиту жизни и здоровья граждан, увеличение их доходов и повышение качества жизни. Есть у Токаева и тщательно продуманная реформа государственного управления.

Казис ТОГУЗБАЕВ – «Год после выборов. Токаев выходит из тени Назарбаева?» — Касым-Жомарту ТОКАЕВУ, которого год назад объявили победителем президентских выборов, многие в Казахстане и за рубежом прочили роль актера второго плана, вынужденного находиться в тени своего предшественника и играть по установленным им правилам. Что показали минувшие 12 месяцев казахстанского опыта «транзита власти», при котором президентский пост перешел от здравствующего лидера, правившего почти 30 лет, к выбранному им преемнику?

В риторике Токаева всё чаще мелькают выражения, которыми он словно хочет подчеркнуть самостоятельность, — «мое послание», «мои поручения», «поручаю».

В обществе обсуждалось, что Токаев — временная фигура и что в кресле президента в скором времени может оказаться Дарига НАЗАРБАЕВА. Но 57-летняя старшая дочь экс-президента пробыла на посту главы сената не более 14 месяцев: 2 мая Токаев своим указом прекратил депутатские полномочия Назарбаевой, она покинула парламент и не получила нового назначения.

В прошлом месяце Токаев присвоил звание генерал-лейтенанта председателю КНБ Кариму МАСИМОВУ и министру обороны Нурлану ЕРМЕКБАЕВУ. Любопытно, что первичные генеральские звания Масимов и Ермекбаев получили за год до этого из рук Нурсултана Назарбаева.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей ЧЕБОТАРЕВ полагает, что о полной самостоятельности Касым-Жомарта Токаева на посту президента говорить пока не приходится, поскольку Нурсултан Назарбаев, будучи председателем Совбеза и лидером доминирующей партии «Нур Отан», обладает официальными и неофициальными рычагами воздействия и продолжает контролировать внутриэлитные отношения, силовые структуры, ключевые экономические активы и финансовые потоки.

Нурсултану Назарбаеву, с одной стороны, важно укрепление позиций Токаева в интересах сохранения политического курса и статус-кво «Семьи», считает Чеботарев. Но, с другой стороны, Назарбаев не спешит, по словам Чеботарёва, передавать президенту Токаеву все рычаги влияния, опасаясь каких-либо нежелательных последствий для себя и своего окружения.

Президент России Владимир ПУТИН недавно пригласил президента Токаева на парад Победы в Москву, который назначен на 24 июня. О подобном приглашении Нурсултана Назарбаева не известно, хотя в прошлом году именно он, а не президент Токаев стал почетным гостем парада Победы.

Вячеслав АБРАМОВ – «Сложный год Токаева» — Ровно год назад в Казахстане прошли президентские выборы, в которых впервые в новейшей истории не участвовал Нурсултан НАЗАРБАЕВ, покинувший свой пост за два с половиной месяца до этого. Исполнявший обязанности президента Касым-Жомарт ТОКАЕВ был назван победителем выборов. Первый его год на посту президента оказался насыщен событиями, которые коснулись большинства казахстанцев, обещанные им реформы вышли не столь масштабными, как многим хотелось бы, а вопрос о двоевластии в Казахстане вызывал раздражение, но полностью с повестки так и не был снят. Vласть вспоминает самое важное за первый год Токаева на посту президента.

Вскоре после выборов в интервью американской The Wall Street Journal Токаев назвал себя реформатором. Многократно повторив за время президентства тезис о «необходимости сохранения преемственности курса» Назарбаева, Токаев тем не менее настойчиво требовал реформ в политической сфере.

Реформистская повестка из выступлений Токаева не уходила весь год и вряд ли уйдет. Но глубина реформ и готовность к ним государственной системы остается главным вопросом.

Через 15 дней после выборов прогремели взрывы в Арыси, спустя семь месяцев – упал самолет под Алматы, спустя восемь месяцев — произошли беспорядки в Кордае, спустя девять месяцев в Казахстане, вслед за миром, началась эпидемия коронавируса и впервые на всей территории страны было введено чрезвычайное положение. В течение всего года в Казахстане регулярно протестовали различные политические и гражданские группы, участники протестов требовали в том числе и освобождения политических узников – несогласных с властью, которые оказались в тюрьмах задолго до президентства Токаева и по разным причинам.

«Год Токаева: Казахстан меняет имидж?» — О внешнем и внутреннем имидже Казахстана, личном бренде президента РК Касым-Жомарта ТОКАЕВА и его влиянии на бренд страны, а также о восприятии евразийского экономического партнёрства в Казахстане поговорили с кандидатом политических наук, доцентом кафедры политической социологии и социальных технологий РГГУ Людмилой АДИЛОВОЙ — Да, Нурсултан Назарбаев сложил полномочия главы государства, но остается «патриархом» казахстанской политики, отцом основателем Евразийского проекта. Его имидж конвертирован в имидж и бренд Казахстана.

На мой взгляд, сегодня К.-Ж. Токаев – самый респектабельный в стране политик, карьерный дипломат и его влияние может расшириться с внутреннего на внешнее. За ним стоят разные политические силы, группы влияния и от него зависит, сможет ли он удержать власть в заданных рамках. На первый план выдвигается непосредственно артикулированные интересы населения, адресованные ему как президенту напрямую.

Будет ли он готов работать в новой политической ситуации, адекватно реагировать на требования масс или все больше будет закрывать каналы взаимодействия с обществом, жестко блокируя его? Или канализировать негативные настроения за счет внушительного инструмента поиска врага?

На мой взгляд, самое главное – проекты общей исторической памяти. Мы не должны потерять постсоветское пространство. Это наши родные, близкие люди, они самостоятельно работают в своих государствах, и нас объединяет прошлое, будущее и настоящее. И всё это интегрировано в интересный проект – «Евразийского экономического сообщества». К этому проекту должны присоединяться люди, сами общества стран должны почувствовать выгоду для каждого в отдельности и для государства. Это сделает нас сильнее.

«Выбрали ли бы Токаева в президенты в 2020 году?» — Напомним, что ровно год назад на президентских выборах за ТОКАЕВА «проголосовало» 70,96%. Сейчас, по данным различных замеров, его деятельность позитивно оценивает более 60%. Но это не значит, что его популярность упала: иногда 71% это меньше, чем 61%.

Центр социальных и политических исследований «Стратегия» и портал exclusive.kz провели экспертный опрос о деятельности Касым-Жомарта Токаева на посту президента, в котором приняли участие 41 эксперт: юристы, ученые, госслужащие, журналисты, экономисты и предприниматели. Оценивая работу Токаева по 7-бальной шкале, эксперты поставили ему твердую четверку (4,17 баллов). При этом, только 24% поставили бы ему 5 баллов, 22% — 4 балла, и 24% — 3 балла.

В целом комментарии экспертов достаточно благожелательны и кратко их можно свести к тому, что он добился максимум возможного в условиях тех ограничений, в которых он работал: влияние Елбасы и его команды, техногенных катастроф и карантина, падения цен на нефть. Однако, в то же время, его часто упрекают в декларативности реформ, не подкрепленных конкретными действиями — «Желание реформировать видно, результатов же нет», «системные ошибки как были, так и остались. Вопросы межгосударственных и межэтнических взаимоотношений – ухудшились», «нет ощущения самостоятельности принятия решений, видна клановая борьба в верхах», «правительство полностью саботирует его указания», «нет диктаторских замашек, однако не в состоянии принять жесткие меры в отношении чиновников и партдеятелей высшего эшелона», «складывается впечатление, что многое из того, что можно и нужно поменять в стране, новый президент где-то не может, а где-то и не хочет менять».

Тем не менее, ожидания в связи с избранием К.Токаева на пост президента были в целом достаточно высоки – 53,7% испытывали некоторую надежду, 29,3 не возлагали особых надежд, 12% не возлагали больших надежд.

А вот насколько они оправдались после его избрания? Судя по ответам – не совсем. Пожалуй, основным положительным моментом является его открытость для экспертного сообщества, но серьезных изменений в социально-экономическом положении, по мнению экспертов, не произошло. Наиболее критично оценена ситуация во внутриполитической сфере. Впрочем, отдается должное свежей риторике действующего президента.

Эксперты оправдывают это сопротивлением бюрократического аппарата и сохранившейся ориентацией элит на Елбасы. Они считают, что он мог бы решится на серьезное обновление кадров и, как следствие, изменение системы госуправления.

В то же время, они видят «признаки самостоятельности как во внутренних, так и во внешних решениях», «высокую стрессоустойчивость», но ожидали более решительных шагов в сторону либерализации политической системы.

Толганай УМБЕТАЛИЕВАВладимир РАДИОНОВ – «Год Токаева. Надежды и разочарования» — Директор Центральноазиатского фонда развития демократии, политолог Толганай УМБЕТАЛИЕВА каких-то серьезных качеств реформатора во втором президенте не увидела — Есть демонстративные вещи, которые «вроде как реформы», но если смотреть глубже, то существующую систему они никак не меняют.

Директор Казахстанского международного Бюро по правам человека Евгений ЖОВТИС — То есть НСОД уложился в русло, по которому плыла наша власть: она занималась больше укреплением и консолидацией внутри себя, а вопросы демократизации, к сожалению, остались за бортом.

Политолог Досым САТПАЕВ назвал несколько моментов, которые можно занести в «позитив» Токаеву, но при этом отметил, что если реформы и были, они носили точечный характер — В качестве позитива Токаеву можно записать ужесточение уголовного наказания за браконьерство, за сексуальные преступления (это именно то, что общественность требовала в течение многих лет) или освобождение Мухтара Джакишева. Но даже здесь наблюдается точечный подход: освобождение произошло после смерти Дулата Агадила, и оно было призвано имеющееся негодование в обществе притушить. Но опять же: одного освободили – новых задержали.

Такую нерешительность Токаева политолог объясняет тем, что после скандальных выборов у нового главы государства возникло сразу две серьезные проблемы. Одна из них была связана с легитимностью в глазах казахстанского общества, вторая – с легитимностью в глазах элиты и бюрократического аппарата.

Одну из конкретных инициатив Токаева в области экономики – введение прогрессивной шкалы индивидуального подоходного налога – мы попросили прокомментировать экономиста Айдара АЛИБАЕВА — С постулатом «богатые должны платить больше» я согласен. Но ведь у нас в богатые могут записать человека с доходом и в 300 тысяч тенге. Но какой же это богатый?

О необходимости обновлении окружения говорит и Досым Сатпаев. В этой связи он полагает, что в глазах элиты легитимность Токаева немножко повысилась, особенно после ухода Дариги НАЗАРБАЕВОЙ с поста спикера сената. Он считает, что многие поняли, что Токаев может быть самостоятельным игроком — Сейчас же Токаев постепенно создает себе поле для маневра и оно у него значительно увеличится, когда Назарбаева не будет. Он будет себя чувствовать намного увереннее и спокойнее, когда над ним не будет системного контролера. Пока он есть. И самая главная опасность для Токаева кроется не в оппозиции, а в неэффективном бюрократическом аппарате, который просто имитирует реализацию тех или иных программ. Это большая проблема, с которой ему необходимо будет как-то справиться, — резюмировал Сатпаев.

Данияр АШИМБАЕВМарсель ХАМИТОВ — «Данияр Ашимбаев: Токаеву для выживания необходимо прижать элиту к ногтю» — У Токаева есть существенный фактор – наличие Лидера нации, председателя Совета безопасности, председателя Совета по управлению фондом «Самрук-Казына» и председателя партии Nur Otan. И все это в одном лице. Да, все эти структуры реальной властной нагрузки не несут, но обозначают те сферы, в которых Первый президент сохраняет свое доминирование.

И в таких условиях возможности для политического маневра у Токаева очень ограничены. Опять же не стоит забывать, что Токаев не революционер, а кадровый дипломат, от которого ждать резкие движения не приходится. Но без кнута и пряника продвигать какие-то инициативы довольно сложно.

Политический транзит технически еще не завершен. Сейчас наступает период электоральной активности, впереди выборы в Сенат, Мажилис и маслихаты. На все это наложилась карантинная истерия, которая обнажила большие проблемы в сфере госуправления. И вишенка на этом торте – вызовы в сфере управления экономикой… Но то, что происходит во всех этих сферах, показывает, что вокруг президента нет не то, что сильных, вообще никаких экономистов. И ему самому порой приходится генерировать экономические планы.

Так вот, на мой взгляд, с текущими проблемами президент успешно справляется. Но ему сейчас необходимо, во-первых, закручивание гаек в аппарате и ужесточение контроля за принимаемыми решениями и их реализацией. А нашу подоборзевшую элиту надо прижать к ногтю. Это просто закон выживаемости власти. Если наши феодалы не будут считаться с мнением центра, то в итоге с этим мнением перестанут считаться все. А это прямой путь к развалу государства. А, во-вторых, ему надо определиться с теми, кто будет ему помогать вырабатывать экономическую политику. И в слово «экономическую» я вкладываю широкий смысл – и образование, и науку, и промышленность, и сельское хозяйство. Все эти сферы нуждаются в определенном векторе развития. Нужен четкий мониторинг всего того, что у нас есть.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...