Динамика развития казахстанских событий, связанных с распространением коронавирусной и пневмонической инфекции, порождает множество вопросов

Как и почему казахстанская стратегия борьбы с коронавирусом дискредитируется в глазах населения

Издание Asians.ru со ссылкой на киргизскую газету «Дело №…» опубликовало статью под названием «Биологическая бомба у кыргызских границ: Почему власти Кыргызстана и общественность равнодушно взирают на американскую военную лабораторию в Алматы?» в виде интервью с Айнуром Курмановым, сопредседателем Социалистического движения Казахстана. Нас же в ней конкретным образом привлекло обсуждение вопросов, касающихся оснований для возникновения опасений у нашей общественности по поводу работы Центральной референс-лаборатории в Алматы (ЦРЛ) на фоне спуртового скачка эпидемии коронавируса и пока еще неясного происхождения пневмонии (ВОЗ назвала ее новой формой коронавируса) в Казахстане.

В ней говорится так: «Журналист: Кому и зачем нужны объекты Пентагона на казахстанской земле?

Айнур Курманов: Казахстан — удобный полигон для проведения испытаний и опытов как над жителями, так и над сельскохозяйственными и дикими животными. Рядом — границы России, Китая, Кыргызстана и Узбекистана. И особо опасные заболевания в случае их сознательного или случайного распространения могут свободно достичь территории потенциальных и вероятных военных противников США. Надо учитывать, что Казахстан — член ЕАЭС, входит в ОДКБ, поэтому с товарными и людскими потоками эти инфекции способны быстрее попасть в ту же Россию.

Косвенным подтверждением того, что алматинская ЦРЛ работает в этом направлении, могут служить эпидемии менингита и кори, которые как раз совпали с началом работы лаборатории. Особенно это касается кори, так как в начале прошлого года в Казахстане появились наиболее токсичные штаммы этой инфекции, против которых не действовали прежние вакцины.

Журналист: Знают ли в Казахстане, что творится в этих лабораториях?

Айнур Курманов: Во время пандемии коронавируса опасения граждан по поводу работы ЦРЛ в Алматы только усилились. Поэтому пребывание на нашей земле американских военных специалистов и биологических объектов, построенных на деньги Пентагона, — это уже серьёзная геополитическая проблема. Я её называю бактериологической бомбой США в Центральной Азии, которая уже начала действовать».

Динамика развития казахстанских событий, связанных с распространением коронавирусной и пневмонической инфекции, порождает множество вопросов (в том числе — и касательно ЦРЛ), нахождение конкретных и недвусмысленных ответов на которые практически невозможно. Ясно только одно. Творится нечто непонятное и необъяснимое. Страшно непонятное и необъяснимое. Подспудно возникает подозрение: не есть ли такая динамика следствие того, что Казахстан сейчас оказался на перекрестке геополитических интересов глобальных игроков?! Ведь наша республика — большая по территории страна с очень низкой плотностью населения. Она по этому показателю занимает 184 место среди 195 государств мира. В странах, которые в указанном списке расположены позади Казахстана, показатели заболеваемости пока что сравнительно низкие. Возьмем, к примеру, Монголию. По состоянию на 11 июля, там общее количество случаев заражения COVID-19, по официальным данным, составляло 227 человек. И это при этом, что коронавирус был впервые зафиксирован в Монголии 10 марта. То есть — несколько раньше, чем в Казахстане. Схожая ситуация в Ботсване, африканском государстве с примерно такой же низкой плотностью населения. Там по состоянию на 6 июля общее количество случаев заражения COVID-19, согласно официальным данным, составляло 314 человек. В Казахстане же по этой части фигурируют цифры, которые на два с лишним порядка больше. Иначе говоря — по меньшей мере, в 100 раз. Динамика роста заболеваемости коронавирусом в Казахстане — самая высокая в мире. Возникает более чем уместный в данном случае вопрос: как это следует понять? Сколько-нибудь удовлетворительного ответа никто не дает.

А как же власти РК? Они временами ведут себя так, что напрашивается сравнение с той казахской поговоркой, которая гласит: «Сасқан үйрек құйрығымен сүңгиді» — «Растерявшаяся утка ныряет хвостом вперед». Вот тому всего два примера. Первый. В начале июня в Казахстане принялись отдельно регистрировать симптомные и бессимптомные случаи заражения COVID-19. В начале июля в стране вновь перешли на объединенный учет статистики, считая вместе пациентов с коронавирусом с симптомами и без них. Второй. Еще 22 апреля наши власти заявили, что Казахстан проходит пик эпидемии коронавирусной инфекции. К тому моменту в стране с начала пандемии было зарегистрировано 2 047 случаев коронавируса, что почти сопоставимо с нынешними июльскими однодневными суточными результатами. Поэтому властям РК и остается говорить уже о второй волне COVID-19, хотя прибывшие сюда на помощь российские медики утверждают: «Это нельзя назвать второй волной. Это все та же первая волна».

Таким образом сама казахстанская стратегия борьбы с коронавирусом дискредитируется в глазах населения. Люди все больше и больше утрачивают доверие в способность властей РК обеспечить постепенный выход из эпидемиологического кризиса, который вследствие такой тенденции начинает приобретать общественно-политический или даже просто политический характер. Отсюда возникает другое подозрение: а не к этому ли именно ведется дело по какому-то неведомому большинству сценарию? Ведь если ныне правящий режим утратит — даже хотя бы частично — контроль над развитием событий, тут вполне может сформироваться ситуация, схожая с сирийской. А это будет означать возникновение «горячей точки» под самым боком у России. Не хотелось бы верить в реальность такого сценария. Но как знать, как знать…

***

Фото: © depositphotos.com

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...