Почему миллионы казахстанских граждан по-прежнему не имеют доступа к чистой питьевой воде?!

Обратная сторона блестящей вывески в виде салютующего во время всплеска пандемии Нур-Султана - это деградирующие из-за недофинансирования в большинстве своем малые города и села Казахстана

Издание Yujanka.kz опубликовало статью под названием «Чистой воды глоток».

В предисловии к ней говорится так: «В редакцию «ЮК» обратились жители села Ханарык Толебийского района с жалобой на отсутствие чистой воды. Им приходится для хозяйственных нужд использовать арычную, а питьевая вода в кранах появляется на один час в сутки».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Вопрос обеспечения чистой питьевой водой пытались решить не один десяток лет. Разрабатывались программы и выделялись немалые средства.

Первая появилась в 1998 году после Указа Первого Президента РК. После было еще несколько программ:

«Питьевая вода», рассчитанная на 2003-2010 годы, «Ак булак» — на 2011-2020 годы, «Нурлы жер» — на 2020-2025 годы. Кстати, на последнюю было выделено 111,5 млрд. народных тенге.

После ее реализации воду должны получить 87,7 % сельского населения. Однако на сегодня 2,5 млн. казахстанцев по-прежнему не имеют доступа к чистой питьевой воде».

Получается же вот что. Были приняты к исполнению целых три программы, нацеленные на решение одной проблемы — вопроса обеспечения доступа к чистой питьевой воде сельскому населению во всех регионах Казахстана. Первые две из них, выходит, уже реализованы. Третья на стадии выполнения. А воз, как говорится, поныне там. И говорить о том, что очень скоро сельское население в регионах страны будет полностью обеспечено чистой водой, не приходится. В Нур-Султане власти салютуют в честь дня столицы на фоне резкого скачка количества случаев заражения Covid-19. Салютуют, по их собственным объяснениям, только лишь с тем, чтобы поднять настроение горожанам. Все другие проблемы в Нур-Султане, похоже, уже решены, а между кое-где в регионах после реализации программ «Таза су» и «Ак булак», принятых в той самой столице, люди продолжают обходиться водой из арыков. Как говорится, у кого-то жемчуг мелкий, а у кого-то суп жидкий.

В Европейском Союзе и России имеются связанные с развитием программы и учреждения для предотвращения огромного неравенства между регионами и сохранения их связанности в качестве интегрированных единиц. А в Казахстане, в стране размером с Западную Европу, повестка дня регионального развития как была, так и остается в изначальном состоянии. Об этом и свидетельствуют те самые три программы, связанные с вопросом водоснабжения. То есть усилия вроде бы уже давно предпринимаются, а дело все еще заметным образом не продвинулось или вовсе не сдвинулось с места. В республике мало того, что у нее фрагментированная национальная экономика, редкая населенность, огромные расстояния и физическая инфраструктура советского времени, еще и слабая система местного управления.

В итоге лишь такие большие городские центры, как Нур-Султан и Алматы пользуются реально устойчивым развитием, тогда как периферия оказывается отставлена в сторону без извлечения выгод из плодов экономического бума последних лет. Исследователи Европейского банка реконструкции и развития в свое время, к примеру, выявили в Казахстане наличие большого разрыва между богатыми и бедными и широких вариаций в доступе к медицинскому обслуживанию и в качестве ряда таких основных инфраструктурных услуг, как канализация, чистая вода и центральное отопление.

Проблема, на взгляд западных экспертов, кроется в централизованном характере системы распределения фондов для областей, потому как она остается непредсказуемой и непрозрачной, а также, в целом, слишком зависимой от прихотей чиновников из государственной бюджетной комиссии. Нефтяные и газовые производства, расположенные главным образом на западе страны, генерируют большую часть богатства Казахстана, так же как и некоторые добывающие минеральные богатства предприятия, осуществляющие свою деятельность в центральном и восточном регионах. Эти компании обязаны платить свои налоги Национальному фонду, который затем служит основным источником дохода для государственного бюджета в дополнение к платежам по НДС и другим корпоративным налогам.

Местные бюджеты, с другой стороны, главным образом полагаются на подоходные налоги с физических лиц и большие трансферты из национального бюджета для покрытия связанных с развитием программ и сети социального обеспечения. Эта система оставляет местным органам власти мало возможностей для проявления гибкости в отношении того, куда ассигновать ресурсы, делая их очень зависимыми от властей в столице Нур-Султане.

В общем, на основании вышеизложенного получается следующая картина: обратная сторона блестящей вывески в виде салютующего во время всплеска пандемии Нур-Султана — это деградирующие из-за недофинансирования в большинстве своем малые города, а также села Казахстана.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...