«Приватизация наоборот»

Сетевые СМИ о демонополизации экономики Казахстана

«В Казахстане хотят вернуть в госсобственность необоснованно приватизированные объекты» — 24 марта состоялось первое заседание комиссии по демонополизации экономики Казахстана, сообщает Zakon.kz.

По итогам первого заседания Алихан СМАИЛОВ поручил Министерству финансов совместно с уполномоченными государственными органами и АО «Самрук-Казына» в недельный срок внести в правительство предложения по механизмам передачи в государственную собственность необоснованно приватизированных объектов, – говорится в сообщении.

Задачей комиссии является выработка предложений по демонополизации. В частности, в рамках работы комиссии будут рассматриваться вопросы передачи в государственную собственность необоснованно приватизированных объектов в сферах телекоммуникации, железнодорожной инфраструктуры, медиа активов и в других отраслях.

Вячеслав АБРАМОВ – «Активы покидают семью?» — Vласть описывает, о каких активах может идти речь – все они сосредоточены в руках семьи бывшего президента и его ближайшего круга.

В своем сообщении правительство назвало три сектора, результаты приватизации в которых могут пересмотреть — телекоммуникации, железнодорожная инфраструктура, медиа активы. Указано, что работа будет проводиться и в «других секторах», но эти три выделены очевидно намеренно – во всех трех сферах приватизация в прошлом завершилась в пользу членов семьи бывшего президента Казахстана Нурсултана НАЗАРБАЕВА. И работа нынешней комиссии не может не привести к потерям ими активов.

Четверть акций мобильного оператора Kcell – в группе Jusan, которая контролируется Назарбаев фондом – структурой, учрежденной бывшим президентом для финансирования Назарбаев университета и Назарбаев интеллектуальных школ. Покупка этой доли в прошлом году вызвала целый ряд вопросов у миноритариев. Остальной пакет акций Kcell принадлежит Казахтелекому и миноритариям.

Jusan контролирует еще одного телекоммуникационного игрока – компанию Jusan Mobile, бывший KazTranscom. Эту компанию Jusan приобрел в прошлом году.

Третий телекоммуникационный игрок в руках большой семьи бывшего президента – «Транстелеком» — компания, которой ранее владела железная дорога и который в течение нескольких лет находится под контролем (с прошлом года — официально) Нурали АЛИЕВА – старшего внука Нурсултана Назарбаева.

Нурали Алиеву, либо его матери Дариге НАЗАРБАЕВОЙ напрямую или через различные компании также до сих пор принадлежит несколько медиа-активов – телеканал НТК, радио «Европа плюс» и «Русское радио Казахстан».

Еще группа активов, которые ранее принадлежали Дариге Назарбаевой и ее бывшему мужу Рахату Алиеву, сейчас входит в структуру Назарбаев фонда (телеканал КТК, газета «Караван»). Недавно из фонда обратно в правящую партию «Аманат» ушел телеканал «Астана». Назарбаев университету через подконтрольную компанию принадлежит «7 канал», перешедший ему от олигарха Кенеса РАКИШЕВА в 2020 году (детали этой сделки неизвестны).

«Первый канал Евразия» в конце нулевых Дарига Назарбаева сначала передала в фонд своего отца, а потом он перешел в собственность государства, детали этих сделок также неизвестны. А вот за половину акций агентства «Хабар» Назарбаева получила от государства более $100 млн.

Начиная с января, именно члены большой семьи бывшего президента понесли основные потери – Алия НАЗАРБАЕВА передала государству компанию «Оператор РОП», а двое ее топ-менеджеров оказались под стражей. Младшая дочь президента также лишилась платежей, которые ее компания получала с продаж железнодорожных билетов.

При любом раскладе очевидно, что именно активы первой семьи Казахстана и тесно связанных с ней бизнесменов (их список довольно внушительный) – главные в списке тех, что подвергнутся «демонополизации». Спокойное время для многих бизнесменов, судя по всему, закончилось.

«Те, кто незаконно зарабатывал, перестанут быть богатыми и, возможно, сядут в тюрьму» — Правительство начинает работу по возврату в государственную собственность незаконно приватизированных объектов. Для чего нужна эта работа и каким будет её результат, разбираемся с экономистом Муратом ТЕМРХАНОВЫМ.

Сама идея хорошая, правильная, и рад, что идёт это напрямую от главы государства. Но у меня большой вопрос по её реализации. Прежде всего, мне не очень понятна роль этой правительственной комиссии. Судя по названию, она занимается демонополизацией. Тогда при чём здесь возврат незаконно приватизированных активов? Либо демонополизация, либо обратная приватизация.

Это, кстати, очень похоже на то, как была создана комиссия по возврату капиталов из-за рубежа. Там тоже сразу было непонятно даже название. Если честный бизнесмен законно работал и приобрёл на свои честно заработанные деньги какой-то актив за рубежом, например шикарную яхту, то почему такой актив надо возвращать? Если речь идёт о незаконно полученных и выведенных за рубеж капиталах – уже совсем другой вопрос и другая процедура. В этом случае незаконное обогащение подтверждается судом, и есть стандартные межгосударственные процедуры, чтобы вернуть такие криминально заработанные активы. Так что если бы комиссию назвали «по возврату незаконно полученных государственных активов» и в рамках этой комиссии занимались возвратом из-за границы незаконно полученного капитала и возвращали незаконно приватизированные активы, то в этом случае всё становится понятно. Чёткие названия и чёткое описание задач и конечных целей очень важны, потому что, если чётко не поставлена задача, мы получаем бардак в самом начале, и такой же бардак получится в конце.

Давайте прямо скажем, что мы хотим вернуть активы и деньги, незаконно полученные частными лицами от государства, поскольку власти раньше работали по формуле «своим можно всё, а остальным – по закону». Мы знаем, что отдельные лица обогатились во многом потому, что им просто раздавали подарки от государства. А если тут начинают смешивать демонополизацию и возврат незаконно приватизированных активов, то становится непонятно, чего государство хочет в этом случае.

Если посмотреть на то, что говорил президент, то, скорее всего, власти хотят вернуть незаконно приватизированные активы. И первое, что нужно сделать, – это через суд доказать, что они были незаконно приобретены.

Обратная приватизация, возврат – это и есть национализация, то есть государство снова получает активы в свою собственность.

Виктор КОВТУНОВСКИЙ – «Чрезвычайная «демонопольная» комиссия» — «Война войной, а обед – по расписанию». Этот завет Фридриха Вильгельма I неукоснительно блюдут в Акорде. Под дымовой завесой пропаганды, вещающей о том, что народ сплотился вокруг Касым-Жомарта «Тигра» ТОКАЕВА, ведущего нас во «Вторую Республику», начато кропотливое раскулачивание материальных активов его предшественника.

Собственно говоря, конечно, поделом. Только за державу, все же обидно. Хотелось бы, чтобы справедливость торжествовала в рамках правового поля, а не в виде коррупционной вендетты.

«Демонопольные» аппетиты команды нового лидера можно было уверенно прогнозировать, как говорится, дело житейское. А вот реакция на происходящее дубайского загранбюро партии «Нағыз Нұротан» пока на информационном пространстве никак не проявилась. Впрочем, не факт, что ответные действия будут происходить публично.

Сагиджан КУБАШЕВ, партнер юридической фирмы Eterna Law – «Приватизация наоборот: как не наломать дров» — Этот процесс представляет огромный интерес в разных аспектах, в том числе и правовом. Чтобы не допускать перегибов и подрыва института частной собственности, нужно сохранять максимальную объективность и точность в оценках применительно к каждому потенциально необоснованно приватизированному объекту. Особенно учитывая, что ранее, начиная с начала 1990-х, определяющим термином, характеризующим государственную экономическую политику, был термин «разгосударствление», когда страна по ряду объективных и субъективных причин стремилась как можно скорее передать в конкурентную среду госпредприятия и снять их со своего баланса.

На наш взгляд, сегодня ключевым термином в вопросе возврата необоснованно приватизированных объектов в госсобственность является слово «необоснованно». Проверка обоснованности должна быть комплексной и охватывать три аспекта.

Первый насколько вообще стратегически верным и справедливым было принятие решений о приватизации в тех или иных отраслях либо передачи тех или иных объектов именно выбранной группе лиц или лицу. В данном случае вполне логично подвергнуть сомнению вообще законность самих нормативно-правовых актов и их соответствие национальным интересам, общепринятым практикам и основам законодательства. Это достаточно фундаментальный и очень важный пласт работы. Считаем, что работа в рамках данного аспекта должна быть прозрачной, понятной и доступной. Очень важно обеспечить прозрачность процесса, то есть очень простое и четкое объяснение процессов пересмотра. Такой подход всецело соответствует концепции «слышащего государства».

Второй обоснованность приватизации с точки зрения соблюдения уже самих действовавших на тот момент нормативно-правовых актов. Очевидно, что в данном случае необходимо проводить индивидуальное и детальное расследование и изучение каждого случая. Иными словами, для понимания того, как был приватизирован тот или иной объект, необходимо детально изучить нормативно-правовую среду, действовавшую в период приватизации, и проверить, были ли соблюдены соответствующие нормы законодательства при приватизации объекта.

Третий – определение соблюдения взятых на себя обязательств, в том числе инвестиционных, контрактов и процедур.

В рамках этой работы крайне важно не допустить каких-либо противоречий с другими нормативно-правовыми актами, в особенности актами верхнего уровня (кодексы, законы, указы и т. д.) и международными договорами. Соответственно, должна быть проведена ревизия таких актов на предмет соотнесения с целями и направленностью работы по возврату необоснованно приватизированных объектов.

Деприватизация, или пересмотр итогов приватизации на всех этапах, возможны. В то же время государству уже на данном этапе желательно иметь либо выработать в процессе возврата объектов концептуальное видение – как дальше использовать эти объекты: оставлять в собственности государства либо проводить новую приватизацию.

Подытожим: отношение к этой работе как к чисто технической, на наш взгляд, представляет слишком упрощенное понимание поставленной задачи и может закончиться формальным и поверхностным результатом, который не приведет к настоящим реформам. Напротив, более широкое понимание и освещение такой работы как значительного политического шага и сигнала к серьезным институциональным реформам помогло бы придать значительности и повысило бы степень доверия со стороны населения и инвесторов.

Адил УРМАНОВ – «Деприватизация спровоцирует массовую продажу казахстанского бизнеса иностранцам» — Так считает председатель совета Палаты аудиторов Сапар КОШКИМБАЕВ — Когда многие политики начинают говорить о приватизации, национализации и так далее, у меня первый вопрос: как это будет происходить? Мы же живем в государстве с законами. Если соблюдать наше действующее законодательство, это сделать почти невозможно.

У нас десятки тысяч предприятий были переданы частникам. То, что условия приватизации были социально несправедливы – мы прекрасно понимаем. Многие предприниматели поднялись именно в первые годы приватизации.

Судебное разбирательство. Но по многим предприятиям уже нет документов. Во время переезда столицы архивы пропадали вагонами.

Я боюсь, сейчас под маркой деприватизации можно будет обвинить любого предпринимателя в том, что он человек одного из олигархов. На самом же деле для нас неважно, чей он родственник. Нам главное, как он работает. Если у меня зимой тепло, горит свет, течет вода, заполнен холодильник, и я в состоянии всё это оплатить, то мне без разницы, от кого приходят квитанции.

«Смаилов поручил разработать механизм по возврату незаконно приватизированных объектов» — 31 марта в Нур-Султане премьер-министр Алихан СМАИЛОВ провел второе заседание Комиссии по демонополизации экономики при правительстве РК. На встрече были рассмотрены вопросы передачи неиспользуемых земель сельхозназначения крестьянским хозяйствам и механизмы передачи в государственную собственность необоснованно приватизированных объектов.

«Необходимо качественно и своевременно исполнить поручение главы государства. Поручаю Министерству сельского хозяйства активизировать работу. Неиспользуемые земли сельскохозяйственного назначения должны быть переданы тем, кто реально работает на земле», — заявил Алихан Смаилов.

***

© ZONAkz, 2022г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.