Британский министр по энергетике и проблемам изменения климата Э.Дэйви: сланцевый газ – это миф или реальность?!

Одни полагают, что технология добычи сланцевого газа представляет собой “одну из самых серьезных когда-либо существовавших угроз окружающей среде, здоровью наших детей и будущему планеты”. Другие считают, что сланцевый газ является “единственным ответом всем нашим энергетическим проблемам”. Кто из них больше прав?

Так много уже было сказано и написано о технологии добычи сланцевых ресурсов и масштабах ее применения, что нет нужды повторяться. Другой вопрос – разговор о дальнейших перспективах, которые могли бы быть связаны с его использованием.

Сланцевый газ – это миф или реальность

Сайт правительства Великобритании опубликовал выступление британского министра по энергетике и проблемам изменения климата Эдварда Дэйви под названием “The Myths and Realities of Shale Gas Exploration” — “Мифы и реальности разведки сланцевого газа”, которое состоялось в Лондонском королевском обществе по развитию знаний о природе.

По его словам, есть два противоречащих друг другу мнения по указанной теме. Одни полагают, что технология добычи сланцевого газа представляет собой “одну из самых серьезных когда-либо существовавших угроз окружающей среде, здоровью наших детей и будущему планеты”. Другие считают, что сланцевый газ является “единственным ответом всем нашим энергетическим проблемам”.

“Оба этих мнения попросту ошибочны”, — заявляет со своей стороны Эдвард Дэйви. Излагая свою позицию по этому вопросу, он говорит так: “Британские месторождения сланцевого газа могут быть освоены разумным и безопасным образом с обеспечением защиты местной окружающей среде при надлежащем правовом регулировании.

И мы можем достичь своих масштабных целей по проблеме климатических изменений при проведении правильной политики.

Газ, как самое чистое ископаемое топливо, является частью ответа на проблему климатических изменений в качестве моста при нашем переходе к “зеленому” будущему, в особенности при нашем отходе от угля.

Газ позволит нам выиграть время, которое потребуется в течение ближайших десятилетий для получения технологии с низким уровнем выброса углерода, и, работая так, мы можем обеспечивать страну электроэнергией и продолжать сокращать выбросы”.

Со ссылкой на отчет Королевского инженерного общества он утверждает, что при наличии надлежащего правового регулирования и вкладывании инвестиции в экологическое гарантирование гидравлический разрыв пласта (ГРП) при добыче сланцевого газа может происходить вполне безопасно, без нанесения вреда местной окружающей среде.

Получается, что член правительства даже такого высокоразвитого государства, как Великобритания, которая, кстати сказать, в 2003 году еще являлась нетто-экспортером природного газа, считает, что для его страны возможность использования в дальнейшем технологии добычи сланцевых ресурсов представляет собой не миф, а реальную перспективу. По его мнению, речь в данном случае идет о новом революционном методе производства энергоносителей, появление и внедрение которого в практику обусловлено задачей надвигающегося дефицита энергоресурсов и ходом развития. Применение соответствующей технологии, полагает он, может быть экологически вполне безопасным при обеспечении защиты местной окружающей среде и введении надлежащего правового регулирования.

Если британцы только рассматривают такую задачу, то американцы уже взялись за нее и достигли определенно весомых результатов. Такая ситуация вполне объяснима. Еще относительно недавно США ежесуточно потребляли свыше 20 млн. баррелей или почти четверть всей добываемой в мире нефти, и при этом внутренняя добыча, составлявшая немногим более 6 млн. баррелей, покрывала лишь 25 процентов общей потребности страны. А вот в Великобритании почти до середины прошлого десятилетия уровень нефтегазового производства оставался выше уровня их потребления, и страна сделалась нетто-импортером природного газа в 2004 году, нефти – в 2005 году, нефтепродуктов – в 2013 году. То есть она только в прошлом году стала нетто-импортером всех видов ископаемого топлива впервые после начала 1970-ых годов.

Иначе говоря, у британцев такой насущной нужды в использовании технологии добычи сланцевых ресурсов, какая имелась у американцев, не было. И, пожалуй, сейчас – тоже еще нет. Однако теперь и для британцев необходимость быть готовыми к освоению своих сланцевых месторождений с течением времени возрастает.

Но если посмотреть на вопрос появления и внедрения такой новой технологии добычи углеводородов шире, нельзя обойти вниманием еще вот что. Запад еще в конце 1980-ых годов серьезно готовился к революционному переходу с сырьевых энергоносителей на возобновляемые источники энергии. Если вы сейчас возьмете и посмотрите прогнозы специалистов-футурологов по основным тенденциям развития на протяжении 1990-ых годов, убедитесь в том, что многим из них уже 2000 год представлялся временем значительного отказа от использования нефтегазовых ресурсов. Развал Советского Союза и распад социалистического лагеря, а также сохранение низких цен на нефть в течение 1990-ых годов, надо полагать, произвели на лидеров западного мира расслабляющий эффект и, таким образом, поспособствовали замедлению процесса перехода на альтернативное топливо в их странах.

Но уже в начале прошлого десятилетия задача подготовки революционной перемены с целью восполнения надвигающегося дефицита энергоресурсов вновь предельно актуализировалась. В особенности – для американцев. В 2001 году администрация президента Дж.Буша-младшего разработала новую энергетическую программу. В 2007 году был уже принят законодательный акт (Energy Independence and Security Act of 2007 — EISA), призванный укрепить американскую энергетическую независимость и безопасность. В свете такой тенденции в стране стало резко наращиваться производство как возобновляемых видов энергоносителей типа биологического дизельного топлива, так и сланцевого газа.

Иначе говоря, появление технологии добычи сланцевых ресурсов и расширяющееся ее внедрение в практику, по большому счету, продиктованы складывающимися на рынке углеводородов и в сфере энергопотребления условиями. Если в 2000 году доля сланцевого газа составлял лишь 1% американского производства природного газа, то в 2010 году она выросла до 20%. И такая доля быстро растет.

Но пока еще сланцевый газ в коммерческих объемах производится только в 3 странах: это – США, Канада и Китай. Причем значительную долю в общем объеме газовых поставок он составляет лишь у американцев и канадцев.

А теперь поговорим о зависимости рентабельности добычи сланцевого газа от того, как же складывается конъюнктура на рынке энергоносителей. Это, образно говоря, другая сторона медали.

Издание Huffingtonpost.com недавно опубликовало статью Алексис Кроу под названием “Falling Oil Prices Reveal America's Fracking Trap — And Saudi Arabia's Continued Energy Dominance”‎ — “Снижающиеся цены на нефть выявляют фрекинговую ловушку Америки – продолжающееся энергетическое доминирование Саудовской Аравии”.

В ней излагается следующее: “Конец сланцевого бума близок. Недавнее падение цен на нефть выявляет экономическую и геологическую реальность, которую некоторые отважные аналитики описывают, но которую политические брокеры в Вашингтоне, Хьюстоне, и на Уолл-стрит не принимают. При низких ценах на энергоносители сланцевая революция в США оказывается непозволительной…

Воздействие низких нефтяных цен на сланцевое производство выявляет нечто, что мы уже видели в природном газе, — но мало кто хочет это признавать. Бюро экономической геологии (БЭГ) в Университете Техаса — возможно, самое выдающееся собрание геологов — осуществило исследование производительности добычи сланцевого газа на месторождениях Барнетт (Barnett) и Файетвилл (Fayetteville). Междисциплинарная группа геологов, экономистов и инженеров изучала эти сланцевые бассейны, рассматривая каждую скважину по отдельности, и выяснила, что при цене $4 за единицу MMBtu (мера измерения, означает миллион британских тепловых единиц) 70 процентов из скважин оказываются коммерчески нерентабельными. Проще говоря, производители денег получали меньше, чем вкладывали”.

Минуточку! Согласно выводам одной из самых престижных американских энергетических исследовательских групп, более двух третей некоторых крупнейших проектов по сланцевому газу в США являются несостоятельными? Это достаточно большая новость, чтобы замалчивать ее. Это ничего, что отчеты БЭГ касаются проектов по природному газу, команда в этом году опубликует отчеты по сланцевой нефти на техасском
месторождении Игл Форд (Eagle Ford), и мы, вероятно, увидим аналогичные результаты. Сланцевая нефть и сланцевый газ оказываются слишком дорогостоящими в долгосрочной перспективе”
.

Такова, образно говоря, другая сторона медали. Из-за снижения цен на нефть сланцевый бум может пойти на спад. Это, пожалуй, может рассматриваться как хорошая новость для России. Что же касается Казахстана, он только собирается приступить к геологоразведочным работам по поиску сланцевого газа. Правда, у нашей страны особой необходимости в том, чтобы втягиваться в это сложное и дорогостоящее дело, вроде бы нет. Казахстан так же, как и Россия, является нетто-экспортером нефти и газа. Так что наличие кое-какого интереса у Астаны к возможности добычи сланцевых ресурсов связано, вероятно, с потенциальными перспективами по привлечению дополнительных инвестиций в энергетический сектор экономики страны.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...