Голод не тётка

Почему протестные голодовки чаще устраивают женщины?

Все голодовки в России и Казахстане заканчиваются благополучно: никто не умирает. Это очень хорошо. Но по той же причине отношение к данным явлениям социального протеста у начальства несерьёзное.

гульжан ергалиева ADAM bol

Вот сейчас в Московском сизо-6 голодает пленная украинская лётчица Надежда Савченко. На сегодняшний день Надiя (так зовут девушку-пилота на державной мове) вроде бы не ест уже 60 дней. Но почему-то я уверен, что со здоровьем у неё всё будет в порядке. Без особенного драматизма завершилась и голодовка главного редактора журнала ADAM bol Гульжан Ергалиевой — не столь продолжительная, но более заметная.

Почему мужчины идут на такие акции реже? Потому что мужской ум устроен примитивно, линейно. Мужик рассуждает следующим образом: если я объявил бессрочную голодовку (а других не бывает, “срочная” голодовка это, скорее, лечебная процедура), то должен быть готовым идти до конца и умереть. Готов я умереть? Нет. Не стану тогда и затеваться.

Власти тоже заранее понимают, что трагического финиша не будет. Значит, не случится и международного скандала, никому не прилетит серьёзный пендель от самого верхнего начальства. Поэтому нижнее и среднее начальство не волнуется. Цинично рассуждает в своём кругу о том, что просто кому-то из прогрессивных людей пришла охота попиариться. Ну, мол, и пускай себе.

Бывают ли у вас или у нас исключения, когда голодовка заканчивается трагически? В октябре прошлого года сразу несколько российских СМИ рассказали о смерти двух шахтёров-пенсионеров, участников протестных голодовок в городе Зверево Ростовской области. Все ссылки вели на “Новую газету”. Там эта фраза была вынесена в заголовок: “В Ростовской области умерли двое участников акций протеста против тарифов на ЖКУ”. Но в тексте история выглядела иначе. Двое бывших шахтёров, один 73-х лет, другой 53-х, действительно умерли. В это время в городе шла протестная голодовка против отмены коммунальных льгот. Ни тот, ни другой бывший шахтёр в ней не участвовали. Но участвовали в прежних голодовках, несколько лет назад.

Заканчивалась статья в “Новой газете” так:

“Соратники считают, что здоровье их товарищей было подорвано участием в аналогичных предыдущих акциях. 18 октября зверевцы решили приостановить голодовку и протестовать в других формах”.

Так что перед нами обычное “демократическое” жульничество.

А вообще где-то в мире протестующие голодали до смерти? Да, такое бывало. Например, в 1981 году североирландские националисты голодали в тюрьме, и 10 человек умерли. Эта история вызвала настоящий взрыв в местной общественной жизни и привела радикальную партию “Шинн Фейн” в мейнстримную политику.

Смертельные голодовки случались в сталинских тюрьмах и лагерях. Их описывает Солженицын. Заключённые голодали против избиений, против несоблюдения закона. Характерно, что и власти реагировали на такие акции более серьёзно, чем теперь. Хотя, казалось бы – ну умрёт ещё один зэк, делов-то. Но тюремщики не хотели огласки. Боялись, что информация дойдёт до западных корреспондентов, и они поднимут шум на весь мир. Проблему тюремная администрация решала по-разному. Иногда, очень редко, шла на уступки. Но гораздо чаще рассматривала отказ от еды как нарушение режима, hunger strike (забастовку голодом), подлежащую подавлению без рассмотрения сути претензий. Голодающего принудительно кормили через зонд. Эта процедура, писал Александр Солженицын, во всех смыслах очень похожа на изнасилование: ум и воля человека сопротивляются изо всех сил, а пищевод и желудок содрогаются в сладостных животных конвульсиях.

Внутренние инструкции российской Федеральной службы исполнения наказаний на этот счет начали корректировать только в последние годы: принудительное кормление вроде бы запрещено, хотя как обстоят дела с этим на практике, неизвестно.

Очень сильно, конечно, дискредитировал голодающих всего мира американский астрофизик доктор Хайдер, объявивший в 1986 году бессрочную голодовку у Белого дома. Сначала доктора и его палатку регулярно показывали по советскому телевидению. На каком-то этапе даже три раза в день – когда по всем правилам биологии доктор должен был высохнуть до состояния мумии и помереть в прямом эфире. Но Хайдер всё голодал: сто дней, сто двадцать. Зрители были в недоумении. Советские телеведущие что-то невнятно говорили о витаминизированных напитках и соках, которые вроде бы всегда пьют голодающие. А потом доктор сгинул с наших экранов. Через некоторое время оказалось, что он жрал в своей палатке мёд.

Сейчас в России голодают часто и большими коллективами. В Башкирии в 2012 году голодали 118 человек, побив предыдущий рекорд, установленный в Тульской области. Голодные протесты устраивают по самым разным поводам самые разные люди. Например, Дмитрий Рогозин, в тут пору ещё не вице-премьер российского правительства, а лидер патриотической партии “Родина”, голодал против монетизации льгот. Да так, что даже пухлые как у Чичикова щёчки Дмитрия Олеговича не спали. Голодал правозащитник Александр Брод, протестовавший против манипуляций в президентском Совете по правам человека. Эта последняя история вызвала оживление даже среди московских либералов. Поскольку господин Брод мужчина чрезвычайной упитанности, и после голодовки ему как-то удалось сохранить двойной подбородок.

Кстати, автор этих строк вполне мог бы выступить экспертом по технической стороне голодания. Сам я протестных голодовок не устраивал, но интересовался в своё время оздоровительными процедурами по доктору Брэггу. Доктор советует начинать с одного голодного дня в неделю, потом раз в месяц голодать три дня, а после этого можно уходить в длительную голодовку. Так я и поступил. Оказалось, что доктор Брэгг прав: есть хочется только в первые трое суток. Правда, очень сильно. Потом чувство голода полностью пропадает. Может кружиться голова, но где-то на пятый или шестой день и это проходит, всё как-то выравнивается, и чувствуешь себя довольно неплохо. Дальше десяти дней я не забирался.

Из голодовки трудно выходить: очистившийся и проголодавшийся организм требует бифштексов с картошкой, а можно только сок и варёные помидорки. Оздоровительный эффект голодовка даёт потрясающий. На несколько недель во всём теле устанавливается молодая лёгкость, отлично работает голова, совсем не устаёшь за день. Почему же тогда я не продолжил оздоровительные голодовки? Потому что каждый раз невыносимо хочется есть в первые три дня. И так же трудно, как в первый раз, выходить из голодовки на соках и овощах. Мобилизуя всю волю. Поэтому я решил оставить эти процедуры на старость, когда начнутся проблемы со здоровьем и возрастёт мотивация. Ну, или если вздумается когда-нибудь протестно поголодать.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...