Проект Игоря Хена. О чем говорят казахи? Часть VII

Как живется на исторической родине оралманам? Что заставляет вполне состоявшихся людей бросать все и ехать в края, где кочевали их предки? Почему нынешнее общество зачастую относится к оралманом с агрессивной предвзятостью? Что они могут дать Казахстану взамен того, что Казахстан дает им? Репатрианты Рахым Айыпулы и Омирали Адильбекулы – о людях, которые зачастую оказываются «чужими среди своих».

Ерлан Саиров: Сегодня у нас в гостях генеральный секретарь Республиканского Общественного Объединения «Жебе» Рахым Айыпулы и президент этого объединения Омирали Адильбекулы.

Раке, недавно в Китае казахский сайт «Сен қазақсың» провел большой социалогический опрос. В результате этого опроса было выяснено, что 90% китайских казахов готовы к переезду в Казахстан. Как на сегодняшний день в Казахстане решается проблема оралманов и готово ли наше государство принять тех, кто уже готов к переезду?

Рахым Айыпулы: Правда, сейчас всех волнует этот вопрос. Ведь казахский народ по численности является небольшим. Насвсего лишь около 15-ти миллионов. Треть всехказахов проживает зарубежом. Даже если учесть тот факт, что в период после провозглашения Независимости идет интенсивный процесс переселения этнических казаховиз соседних странв Казахстан, численность переселившихся оралманов составляет всего лишь около 1 млн человек. И, тем не менее, число непереселенных казахов, еще остающихся за рубежом, но готовых к переезду, можно сказать, нисколько не стало меньше.Когда речь идет об их готовности к переселению, это не означает, что у них там большие экономические проблемы и неустройства. Надо это понимать. Мы не должны думать, что казахи за рубежом живут в беспросветной нищете и в ужасающих условиях. Я часто бываю заграницей и могу засвидетельствовать: социальное положение казахов в соседних странах, их адаптация, социальное попечение со стороны государства находятся на довольно высоком уровне.Одно могу сказать точно — нет бездомных казахов. Все обеспечены кровом, жильем. Тогда возникает закономерный вопрос: зачем же они хотят переехать в Казахстан?Отвечу. Они хотят сохранить себя как нацию, сохранить своих потомков. Это самая главная и важная составляющая их желания вернуться на историческую родину. И здесь причиной репатриации ни в коем случаене является их плохое экономическое положение или какие-либо бытовые сложности. Я хорошо знаком с социологическим опросом, проведенным сайтом «Сен қазақсың». Мы находимся в тесном общении с тамошними казахами, поддерживаем постоянные контакты и находимся в курсе событий.Недавно я побывал в Шанхае, буквально в начале февраля. Там встретился со своим однокашником, мы учились в одном ВУЗе. Я закончил раньше, он позднее. Его зовут Азат, сейчас он является государственным служащимв национальной администрации Шанхая. Он организовал встречи с некоторыми представителями тамошней интеллигенции, ученой среды и я некоторое время общался с ними. О чем они говорят? Что скрывать, они отлично знают наши законы, наше положение. Это грамотные люди, кроме того, здесь проживают их родственники, они в курсе всех событий.У них много вопросов, много печали и переживаний. Переживают за своих родственников, за нацию. Я поинтересовался об их жаловании, самое меньшее они получают 1200$.

Е.С.: Хорошо. Главной целью репатриации этнических казахов из других странв Казахстан является сохранение себя как нации и возвращение на свою историческую родину. Следующий вопрос…

Р.А.: Здесь я хочу немного дополнить. Речь идет о следующем: мы, как нация, должны использовать этот огромный духовный потенциал. Пройдет еще немного времени, сменятся несколько поколений, и у тех казахов не останется и следа от существующего сейчас сознания и рвения. Сегодняшнее поколение боится того, что в этот век глобализации, когда экономика и все остальное развивается чудовищными темпами, будущие поколения могут потерять свой национальный облик. Они могут существовать как казахи, внешне иметь казахское обличье, но не иметь казахской сущности.

Ерлан: Верно, могут претерпеть изменения и язык и сущность. В 1864 году по Шәуешекскому соглашению Российская империя и империя Цинь разделили казахскую землю на две части. Появились понятия: «арғы бет, бергі бет» — эта сторона и та сторона. Говорят, за 50 лет обновляется народ, скажите, какова была судьба китайских казахов в этот период?

Омирали Адильбекулы: Да, после этого соглашения наша земля оказалась поделенной на две части. Коренное население, проживавшее на этой территории, вдруг оказалось в юрисдикции Китая. Затем началась миграция. В прошлом веке, можно сказать, имели место два больших переселения. Во время Октябрьской революции много казахов перешли на ту сторону. Это первая большая миграция. Затем, во время насильственной коллективизации, после, в 1933 году, во время голода. Вот эти две группы. Кроме того, до соглашения и переселений, в Китае проживали казахские племена Кереев, Найманов, Албанов. Переселения бывали и раньше. После победы над джунгарами, особенно, после битвы при Аныракае, была большая миграция. Многие казахи переходили на ту сторону.

Е.С.: В 17 веке.

О.А.: Да, в 17 веке. Многие там остались и устроились. А с той стороны на эту сторону репатриация была в 1962 году. В это время экономическое состояние Китая ухудшилось, были голодные годы и многие казахи, по разным спискам около 100 тысяч человек, перешли на эту сторону. И четвертая большая миграция – это мирное переселение, началось в 1992 году, после обретения Казахстаном Независимости.

Е.С.: По другому сформулирую вопрос. Какова судьба казахов в Китае за эти 150 лет, какие они прошли испытания, какие качества и черты характера они приобрели за эти годы?

О.А.: Судьба казахов в Китае не была легкой и безоблачной. Их участь была особенно тяжелой после передела земли. В то время в Китае власть была в руках «үкірдай» -они занимались управлением местного населения и «ақылақшы» — тысяченачальников.В начале экономическое и социальное положение казахов в Китае было тяжелым. Во время революции 1917 года в Китай перешла многочисленная казахская интеллигенция. Позже, когда в Китае произошли беспорядки, Синьцзянский округ получил автономию, появилось свое местное управление. У них были хорошие отношения с властью. В это время открылось много казахских школ, выпускались книги, учебники. Просвещение было на очень высоком уровне. Эта школа вырастила целую плеяду казхской интеллигенции. Затем казахи активно начали принимать участие в политике. Когда давление со стороны китайской власти стало нарастать, начались восстания: в Алтае, на Или, в конце они привели к знаменитому Шинхайскому восстанию. Позже были гонения на казахскую ителлигенцию, была культурная революция. Казахам пришлось пройти через многие испытания и беды. Но на сегодняшний день китайские казахи, можно сказать, во всех областях своей жизни, будь то социальная или политическая сфера, имеют живут в благополучии и процветании.

Е.С.: Несмотря на все трудности и перипетии судьбы, китайские казахи смогли сохранить свою национальную сущность.

О.А.: Например, в 1950 году в Китае вышел казахский фильм «Қасен и Жамиля». В течении 10-ти лет этот фильм возглавлял список самых лучших художественных фильмов Китая. Кроме того, самый первый казахско-китайский и китайско-казахский словарь был выпущен в эти годы казахами в Уйгурском округе.Затем необходимо отметить, что в 80-ые годы прошлого века начали выпускаться казахские эпосы, саги в 20-30 томах. Сформировались многие начинания, открылись казахские высшие учебные заведения.

Е.С.: Ходил я в Китае, пил жун-жун,

Почему пришел в Совет?

Советы, если купишь рубашку, говорят «Обмой!».

Если не обмоешь, говорят: «Хитрец с Китая».

Это фольклор. Но за этим фольклором стоит некое социально-культурное явление. Суть этого явления – несоответствие, разница в сознании советских казахов и китайских казахов. Вообще, за эти 150 лет между казахами той и этой стороны появились различия в культуре, традициях?

Р.А.: Я не могу сказать, что различия огромные и положение аховое. Конечно, на сознание китайских казахов оказала влияние китайская культура, но и здесь влияние России, вы сами знаете, оказалось тяжелым, слишком тяжелым. Это влияние оказалось настолько сильным, что нации очень быстро теряли свою национальную сущность, язык, культуру, веру, религию. И здесь самое страшное – вероотступничество, это как разрушение последней преграды. Отсюда и моральное разложение. Ваш куплет о «жүн-жүн» как раз из этой оперы. А по сути, для казахов это чуждое явление. Шел массированный разгром нации со всех сторон: вычеркивание истории, полное отрицание языка, игнорирование культуры, обычаев и традиций, превращение нации через это в пьяную толпу. Влияние было на той и на этой стороне. Но, если сравнить, советское давление и влияние оказалось намного сильнее. В 90-ые годы, когда мы только приехали, мы осознавали это очень четко. Расскажу такой случай. Я сдавал документы в КазГУ имени Аль-Фараби. И девушка из отдела кадров не перестает говорить со мной на русском языке. Я говорю: «Дорогая, скажите на казахском. Я не понимаю, что вы говорите». Видно, что она хорошо владеет казахским языком. Она мне отвечает: «Мнечто, на китайском с вами изъясняться?» Я говорю: «Если знаете китайский, без проблем, скажите на китайском». Она видит, что я не знаю русского языка. Видно, что сама владеет казахским языком, но не говорит, не хочет говорить. Такая натура сформировалась, такое естество.

Е.С.: Как вы думаете, у местных казахов есть шовинизм, надменное и пренебрежительное отношение к казахам-оралманам?

Р.А.: Нет. Не могу так сказать. Давайте говорить откровенно. Если бы в Казахстане не было казахского народа, не было огромного слоя казахской интеллигенции, не было истинных казахов, столько народу не вернулось бы сюда из своих насиженных мест, не вернулись бы в Казахстан даже в самые трудные времена.К примеру, в самой декларации Независимости наши ағалар, такие как Сабыр Қасымов, Салық Зиманов даже внесли пункт, в котором сказано, что Казахстан обязан вернуть из соседних стран на историческую родинуэтнических казахов, которые были переселены туда насильственно во время чуждых человечности политических кампаний и всех, кто остался за границей. Когда мы только вернулись, мы все очень тонко чувствовали тех, кто проявил о нас заботу. Наши великие ағалар, ученые, академики. Например, особо хочу отметить Нариман аға в КазГНУ. Они очень тепло втретили нас всех. Они говорили: «Дорогие, как хорошо, что вы приехали».Пробивали для нас места в общежитиях, помогали нам во всем. К чему скрывать, в то время все ключевые официальные места занимали жесткие русскоязычные граждане. Несмотря на это, наши ағалар умели надавить на нужные рычаги и вынуждали ихрешать наши вопросы.

Е.С.: То есть, нельзя мести всех под одну гребенку и вешать на всех один ярлык, значит есть среди казахов в Казахстане добрые и отзывчивые люди.

Р.А.: Конечно, есть особое стремление к казахам зарубежом и к оралманам, искренняя братская любовь. Вспомни первый Всемирный Курултай казахов в 1992 году. Сколько было радости, слез, объятий. Кто-то мог сказать: они же сами убежали когда-то. Но нет, никто этого не сказал, было лишь облегчение: наконец-то вернулись, наконец-то мы все дома.

Е.С.: В 1918 году Ахмет Байтұрсынов, Міржақып Дулатов и Мәрсеков прибыли в Шәуешек. Целью их приезда было просить у китайских казахов содействия, помощи для организации «Алаша». В это время появилось поэтическое произведение Әсета под названием «Алаш». Скажите, их цель увенчалась успехом, планы были претворены в жизнь?

Р.А.: Нет, не были претворены в жизнь Дело вот в чем. Шауешек в то время был крупнейшим культурным и торговым центром. Там были состоятельные люди и они как свои пять пальцев знали положение здешних казахов. Даже были люди, которые публиковались в журнале «Айқап», в газете «Далавлат», некоторые даже оказывали материальную помощь. Они прекрасно знали, что давление со стороны России растет с каждым днем. Они очень хорошо встретили и приняли «Алаш». Этому есть исторические подтверждения, фотографии. У казахов в Алтае и Шауешеке намерения были очень хорошими. Но они не были уверены, что у «Алаша» есть возможность казахицировать население. Не было смысла целой армией переходить через границу. Они, бесспорно, поддерживали идею. Мы все ведь знаем дальнейшую судьбу «Алаша», а, значит, китайские казахи не ошибались. Старейшины запретили…

Е.С.: Но все таки какая-то помощь была.

Р.А.: Помощь была. В материальной и экономической помощи никто не отказывал.

Е.С.: Экономическое содействие – это финансы, деньги, товары, может быть, и оружие.

Р.А.: Конкретных данных об этом нет, но фактыоказания материальной помощи зафиксированы. Сколько было собрано, как передавали, как было встречено и принято. Все эти сведения имеются. Здесь наблюдается некая духовнаясолидарность и сочувствие казахов друг к другу.Позднее, когда наступили тяжелые времена, многие казахи перешли на ту сторону. С ними перешли и множество россиян. Они быстро адаптировались и интегрировались с местным населением и условиями. Кроме того, смогли воплотить в жизнь свои идеи.

Е.С.: Это первая волна политической иммиграции. Местные казахи приняли их с равпростертыми объятиями.

О.А.: И они были на высоких позициях и ролях. Зият Шәкәрім, например, выпускал газету в Алтае.

Е.С.: Кто? Сын Шәкәріма?

О.А.: Да. Его сын.

Р.А.: В то время потомок ханского рода, төре Шәріпхан был генерал-губернатором Алтая. Он взял пришлых казахов, алашевцев, под свое крыло, помог открыть издательство, газету. Газета называлась «Свободный Алаш». За этим стоят добрые духовные намерения. Там сохранилось огромное духовное наследие Шәкәріма. Это ценно?

Е.С.: Конечно, ценно.

О.А.: Велась очень хорошая просветительская деятельность.

Е.С.: Можно с полной уверенностью сказать, что эта волна иммигрантов подняла духовное состояние китайских казахов на определенный уровень.

О.А.: Несомненно. Многие представители алашской интеллигенции оказались в Алтае, в Шәуешеке, в Іле. Ахмет Байтұрсынов проходил через Шәуешек и побывал везде. Специальные корреспонденты – журналисты еще в то время ходили среди народа.

Е.С.: Еще в то время. Хорошо. Еще один вопрос. Какие нужно внести изменения в закон о миграции, чтобы увеличить темпы переселения?

Р.А.: Недавно я изучил новый проект закона о миграции. Проект хороший, по большому счету. Верно выбраны общее направление, цели. Но кое-что требует изменения. Возьмем, к примеру, простое понятие. В проекте написано: статус оралмана не присваивается следующим лицам: если у органов национальной безопасности есть сведения о его причастности к экстремизму, террористической деятельности, религиозному экстремизму, выступающим против суверинитета РК, призывающим к нарушению единства и целостности ее территории, совершившим тяжкие преступления против человечности и т.д.. И, кроме того, в этот список включены лица, имеющие судимость за административные и другие правонарушения. Дорогие, к чему такая жестокость? Это же люди. Возможно, ты тоже нечаянно собьешь кого-нибудь на машине. Это тоже преступление. Можно много привести примеров. Вобщем, есть места в проекте закона, которые требуют изменений. Ну, а в целом направление и цели проекта верные. Это касательно нового проекта закона. О прежних законах мы уже говорили достаточно. Например, какую-то нацию притеснять на своей же суверенной родине, насильственно толкать на определенные действия, в течении долгого времени не давать гражданство, унижать достоинство. К чему это издевательское отношение? Я надеюсь, что все эти неприятные явления будут устранены.

Е.С.: Вы ведь предоставили свои предложения?

Р.А.: Мы сейчас готовим наши предложения. Завтра в 11 часов в парламенте будет презентация нового закона о миграции. И я надеюсь, что смогу там представить свои предложения.

Е.С.: Хорошо. Некоторые представители казахстанского общества говорят о том, что процесспереселения нужно остановить, потому что оралманы для Казахстана становятся обузой. Как вы думаете, они правы?

О.А.: Я так скажу. Когда открылись границы, во время мирного переселения в Казахстан переехало много народа. Первыми переселились представители интеллигенции. Я был в числе первых оралманов. Тогда в КазГУ, в Академии, нас было около 30-40 человек оралманов.Мы были аспирантами у профессоров и академиков. Зарегистрировались в общежитии, затем получили гражданство и влились в эту жизнь. Позже каждый из нас перевез порядка 100 семей родственников. Это время можно назвать золотым периодом в миграции. Позднее, сами знаете, в 2009 или 2011 году была перепись населения. Там выяснили, что казахи сосавляют 67% населения, затем сказали 65%, и остановились на цифре 62%. После этого началась кампания против оралманов, начался процесс дискредитации оралманов. По всем телеканалам стали показывать образыбедных плачущих попрашаек, просящих жилье и другую помощь. Это вылилось в предыдущий проект закона, вследствии чего, вот уже 3-4 года оралманы не могут получить гражданство. Сегодня в любой средней школе Алматы на зарплату в 30-40 тысяч тенге, а иногда и за 7-10 тысяч тенге работают казахи из Китая. Они работают везде,в редакциях газет и журналов социально низкого статуса. В так называемых салонах красоты, в кафе-забегаловках, работают тоже выходцы из китая. А в Талдыкоргане продавцы овощей, мяса и все кто занимается животноводством – оралманы. Такое положение дел в Узынағаше, в Қаскелене, везде. Только в Алматы такие простые парни, как я, создали порядка 30-40 фирм. И каждая фирма платит в бюджет около 20-30 миллиона тенге в виде налога. В больших фирмах обеспечены рабочими местами порядка 200-300 человек, в средних – 10-20 человек. Можно ли в таком случае назвать оралманов обузой? Мы платим налоги, являемся дешевой рабочей силой. Самая дешевая рабочая сила на сегодняшний день – это оралманы. А в деревнях, особенно расположенных ближе к границе, выращиванием скота, овощей занимаются только оралманы. И многие из них сейчас не могут получить гражданство.

Е.С.: Я недавно встретился с одним молодым журналистом. Он своими силами переехал из Китая в Алматы. И он утверждает, что за один год завозит из Китая в Казахстан 25-30 тысяч долларов. Родители присылают ему свои пенсии, продают скотину и т.д. В итоге получается сумма в 20-30 тысяч$. По моим скромным подсчетам, казахи из Китая и Монголии в течении года завозят в Казахстан порядка 250-300 миллионов долларов. Их не видно, потому что это целевые деньги, они уходят в деревню, к какому-то чабану и т.д. Но, тем не менее, на сегодняшний день это ощутимая сумма. Оралманы способны воспитать и приучить казахское общество к трудолюбию?

Р.А.: Несомненно способны. Как вы думаете, почему американский народ трудолюбивый? Почему они так жизнеспособны? Откуда у них такая неистовая самоотверженностьв отношении к переселенцам? Например, мы с Омеке учились в Пекине. Когда стало тяжко здесь,свое житье-бытье мы начали с барахолки. В Китае это не было возможно. Никто не мог представить себе, чтобы мы торговали на базаре. Мы пошли на это и не жалеем об этом. В Китае мы не стали бы этого делать. Мы через это закалились. Мы сейчас ничего не боимся. Многие наши современники, когда попадают под сокращение или каким-то образом теряют работу, считают это личной трагедией и концом света. А я говорю: Почему нужно где то получать зарплату? Ты плати зарплату. Ты же способнее других, образованнее.

Е.С.: Еще один вопрос. Есть мнение, что заграничные казахи в свое время убежали из Казахстана из-за трудностей.

Р.А.: По-моему, на этот вопрос Омекен ответил в достаточной степени.

О.А.: В этом казахи не виноваты. Виновата Советская власть. У казахов отобрали их скот, землю, родных и близких, многих расстреляли. Поэтому многие казахи в 1917 году были вынуждены убежать от репрессий и неминуемой гибели.

Р.А.: Давайте поговорим откровенно. От того, что казахи в 1917 году и позднее перешли границу, казахский народ ни в чем не проиграл.Раньше у казахских богачей в степи паслись стада лошадей в 10-20 тысяч голов. Зимы были суровые. И чтобы сохранить поголовье скота в суровые зимние месяцы богачи, как известно, делили свои стада на несколько групп и отправлялиодну группу в Жетісу, другую – на Алтай и т.д. Если одна группа не выживала, то другая точно возвращалась целая, да еще с приплодом. Точно также казахи выжили, не только выжили, но еще и вернулись. По данным официальной статистики, мужчин в возрасте от 55-ти до 62 летвернулось около 400 тысяч человек.Это же большая сила. Особенно для нашего народа с сильно поредевшими рядами. Вернулись не только люди, они привезли с собой определенный духовный потенциал. Привезли язык, истинную казахскую жизнь, способности. 90% оралманов проживают в деревнях.Они очень сильно растут демографически. Мы знаем об этом не понаслышке. В каждой семье есть по крайней мере 7-8 детей. Очень редко встретишь семью с меньшим их количеством. Есть семьи, где есть по 13-14 детей. У моей тети 12 — и это количество только выживших.

Е.С.: Хорошо. Намерение и желание казахов — как можно быстрее переселить из соседних стран в Казахстан наших братьев и сестер, собрать всех у родного очага и стать одной семьей. Я в 2004 году был в семье одного казаха. Старуха около 80 лет, показав на внучку, сказала мне: «Найди ей в Астане казахского парня, иначе она здесь может выйти замуж за русского». Тогда я понял, о чем мечтают казахи за границей. Они хотят, чтобы их дети вернулись на свою историческую родину и растили казахов. Будем здоровы. До встречи.

Новости партнеров

Загрузка...