South China Morning Post: Вызов нашего времени: как обеспечить мировой порядок

Мир функционирует сегодня на основе национальных государств, а система меняется такими негосударственными игроками, как Исламское Государство и другие движения, которые перекраивают старые колониальные границы одной лишь силой оружия. Если II мировая война велась из-за нефти, то III мировая война будет вестись из-за воды и проблем продовольственной безопасности. Новый порядок непонятен, потому что такие негосударственные игроки, как Исламское Государство и Аль-Каида, не играют по правилам для суверенных государств

Газета South China Morning Post опубликовала аналитическую статью Эндрю Шэна под названием «The challenge of our time: how to assure world order» — «Вызов нашего времени: как обеспечить мировой порядок».

В предисловии к ней говорится так: «Эндрю Шэн говорит, что идеи Киссинджера могут помочь нам найти выход из тумана неопределенности».

мировой порядок

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Мы живем в мире серьезной неопределенности. Потому что мы заведены в тупик слишком большим количеством изменчивой информации, мы полагаемся на экспертов с тем, чтобы они разъяснили нам, как понять историю и как прочитать будущее. Бывший госсекретарь США и профессор Гарварда, доктор Генри Киссинджер хорошо подходит для исполнения такой роли. Его новая книга «World Order: Reflections on the Character of Nations and the Course of History» («Мировой порядок: размышления по поводу характера наций и хода истории») является, на мой взгляд, дефинитивной книгой по национальной безопасности, геополитике и государственному управлению в XXI веке.

В 1972 году президент США Ричард Никсон, с учетом рекомендаций Киссинджера, предпринял мастерский ход в дипломатии XX века посредством открытия двери Китаю для уравновешивания угрозы Советского Союза. В течение двух десятилетий советская империя рухнула с падением Берлинской стены в 1989 году. Четверть века спустя, американо-китайское сближение простимулировало превращение Китая во вторую крупнейшую в мире экономику, однако США в настоящее время рассматривают Китай в качестве соперника, формируя версию №2 «холодной войны» при странном сочетании конкурентов и союзников.

Мировой порядок является классикой – таким деянием в дипломатической и имперской истории, которое позволило Риму, Великобритании и Соединенным Штатам Америки совершить восхождение с тем, чтобы стать державой №1. США добились этого, благодаря превосходной географии, технологии и наследию демократического правового государства, возникшего на пепелище европейских междоусобных войн. Америка является наследницей европейской имперской традиции и защищает ее с помощью самых продвинутых в мире вооруженных сил. Североатлантический альянс включает в себя США, Европу, Канаду, Австралию, Новую Зеландию и Японию. Они охватывают 18 процентов мирового населения, 38 процентов суши, но фактически большую часть океанов.

Но однополярная ситуация носит лишь временный характер по причине роста не относящихся к североатлантическому альянсу экономик в плане численности населения и объема ВВП. Киссинджер предупреждает своих соотечественников о том, что в качестве доминирующей сверхдержавы Америка все время является амбивалентной в том, что касается ее стратегического выбора. Она может либо навязывать свои моральные ценности остальному миру, либо играть уравновешивающую роль между своими врагами и друзьями для поддержания своего высокопоставленного положения.

Америка должна выбирать между следованием устоям (в отношении своих демократических идеалов) и проявлением практичности для того, чтобы придерживаться классического британского правила «разделяй и властвуй». Она не может позволить себе делать и то, и другое. Проводя линии «друг или враг» в чисто моральном отношении, США оказываются под риском самоизолирования, потому что их союзники не всегда могут соглашаться с ними по любому вопросу.

Какой бы могущественной Америка ни была, она не может в одиночку повернуть вспять приливы изменений от демографии, религии, глобализации и технологии.

Реальность такова, что, за исключением США, которая открыта для иммиграции и глобальных талантов, сильнейшие западные союзники — Европа и Япония — быстро стареют. 600 миллионов человек в североатлантическом альянсе должны будут противостоять, по меньшей мере, трем волнам миллиардного класса. За китайцами численностью 1,3 млрд. человек находятся индийцы численностью 1,3 млрд. человек и еще последователи ислама численностью 1,6 млрд. человек от Западной Африки до Индонезии.

Как только эти экономики в подушном выражении станут потреблять ресурсы так, как среднестатистический американец или европеец, столкновение станет неизбежным.

Как Киссинджер отметил, дилемма заключается не только в том, каким образом совладать с обычной войной и гонкой ядерных вооружений, но и в том, каким образом справляться с партизанской войной, терроризмом и кибернетической войной. Реально Америка не может в одиночку бороться одновременно на трех фронтах. Имеются в виду ситуация в Восточной Европе, потрясения на Ближнем Востоке и ядерная напряженность в восточной части Тихого океана.

Видение Киссинджера представляется наиболее пророческим и проницательным в плане усмотрения того, как технология изменила глобальную игру. Один террорист может получить доступ к технологиям и ноу-хау посредством киберпространства, биотехнологии или дронов.

Мир функционирует сегодня на основе национальных государств, а система меняется такими негосударственными игроками, как Исламское Государство и другие движения, которые перекраивают старые колониальные границы одной лишь силой оружия. Для поддержания мирового порядка США должны иметь дело не только с демографией и технологиями, но и также с последствиями изменения климата.

Если вторая мировая война велась из-за нефти (Германия, добираясь до румынской нефти, а Япония, пытаясь получить доступ к нефти в Бирме и Индонезии), то третья мировая война будет вестись из-за воды и проблем продовольственной безопасности. Во-первых, возникновение войн в Руанде, Судане, Сомали, Афганистане и Ираке отчасти связано с нехваткой воды. Ислам распространился быстро в несостоявшихся государствах, где существующие режимы не могут обеспечить безопасность, рабочие места, пищу и воду для растущего населения. Во-вторых, столкновения с незаконной миграцией связаны с ростом населения, а также поиском рабочих мест и возможностей. Экономические беженцы из Северной Африки движутся в Европу, меняя ее демографический и политический баланс. Эта миграция ускорится вместе с изменением климата.

Новый порядок непонятен, потому что такие негосударственные игроки, как Исламское Государство и Аль-Каида, не играют по правилам для суверенных государств, установленным Вестфальским договором.

Такие государственные деятели, как Киссинджер, заслуживают нашего уважения, потому что они предупреждают нас о необходимости новых линз и новых инструментов для новых вызовов».

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...