Бартерные схемы финансовых фокусов

Последствия многомиллиардной спасательной операции государства по БТА и Альянс банку, начатой еще в 2009 году, по-прежнему дают о себе знать. Но уже не напрямую, а как бы косвенно. Еще в июле правительство своим постановлением предписало фонду «Самрук-Казына», на тот момент единственному акционеру нацкомпании КазМунайГаз, передать Национальному банку Казахстана десятипроцентный пакет ее акций плюс одна акция в обмен… на свои облигации

Алматы. 10 августа. КазТАГ — Сергей Зелепухин. Последствия многомиллиардной спасательной операции государства по БТА и Альянс банку, начатой еще в 2009 году, по-прежнему дают о себе знать. Но уже не напрямую, а как бы косвенно.

Еще в июле правительство своим постановлением предписало фонду «Самрук-Казына», на тот момент единственному акционеру нацкомпании КазМунайГаз, передать Национальному банку Казахстана десятипроцентный пакет ее акций плюс одна акция в обмен… на свои облигации.

Примечательно, что передача состоялась на условии, что стоимость этого пакета долевых бумаг будет оценена неназванным «независимым оценщиком, но не ниже 750 млрд тенге». Весь фокус заключался в том, что эта сумма равна размеру номинальной стоимости всех облигаций фонда «Самрук-Казына», находившихся на тот момент у Нацбанка.

альянс банк

Ты помнишь, как все начиналось?

Примечательно и то, каким образом долговые бумаги фонда оказались в собственности главного банка страны. Дело в том, что эти облигации «Самрук-Казына» выпустила еще в 2009 году для обмена на долговые бумаги находившихся на тот момент в процессе реструктуризации своих обязательств БТА и Альянс банка.

Причем для обмена по номинальной, а не реальной стоимости этих бумаг. Тогда их рыночная цена была уже намного ниже из-за допущенного этими банками дефолта.

В результате этой, мягко говоря, сомнительной операции БТА получил облигации ФНБ на общую сумму 645 млрд тенге в обмен на облигации этого банка на такую же сумму. В тоже время Альянсу достались оставшиеся долговые бумаги фонда на 105 млрд тенге по номиналу и также в обмен на облигации этого банка на аналогичную сумму.

При этом купонное вознаграждение для облигаций «Самрук-Казыны» было установлено на уровне 4%, а для облигаций БТА и Альянс банка на уровне 9%. После повторной реструктуризации БТА, доходность по облигациям госфонда была увеличена до 6%.

Были залогом, а стали собственностью Нацбанка

Смысл этой схемы заключался в том, чтобы поддерживать тонущие на тот момент банки на плаву. Имея у себя ликвидные бумаги фонд, БТА и Альянс использовали их в качестве залога для привлечения финансирования от Нацбанка по сделкам РЕПО. Сколько именно средств предоставил главный банк по этим операциям терпевшим бедствие финансовым институтам, можно только догадываться. Предположительно, размер этих средств варьировался в рамках номинальной стоимости облигаций «Самрук-Казыны». По курсу 2009 года в долларовом эквиваленте она составляла около $5 млрд.

А поскольку облигации ФНБ, в конце концов, оказались в собственности Нацбанка, есть основания предполагать, что ни БТА после объединения и последующей деконсолидации с «Казкомом», ни Альянс банк после слияния с Forte bank и Темiром так и не вернули главному банку страны, предоставленную ликвидность. Именно после этого права собственности по бумагам «Самрук-Казына» перешли к регулятору.

По предположениям «Халык Финанс», произошло это примерно два месяца назад. В качестве доказательства инвесткомпания сослалось на отчетность БТА и Forte bank за первый квартал 2015 года. В ней содержалась информация, что за этот период облигации ФНБ «все еще находились на балансах этих двух банков и продолжали являться инструментами РЕПО».

Однако в конце июля госфонд получил эти облигации в обмен на акции Казмунайгаза от Нацбанка. Ориентировочно между этими датами облигации «Самрука» перешли в собственность Нацбанка как залог по операции РЕПО. «Мы считаем, что это произошло в июне», — говорится в аналитической заметке инвесткомпании.

В доказательство аналитики «Халык Финанс» ссылаются на монетарный обзор Нацбанка по итогам первого месяца нынешнего лета. Из него следует, что требования банков второго уровня к государственным нефинансовым организациям за этот месяц снизились на 763 млрд тенге, тогда как требования банковской системы, в том числе, главного банка страны к нефинансовым госструктурам почти не изменились.

За чей счет банкет?

Выше приведенная информация отвечает сразу на несколько вопросов: кто ответил за долги БТА и Альянса перед Нацбанком, и кто выиграл, а кто проиграл от передачи фондом национального благосостояния «Самрук-Казына» 10% акций плюс 1 акция КазМунайГаза монетарным властям в обмен на облигации госфонда.

Как уже догадались читатели, в проигрыше оказался Национальный банк. Во-первых, ему пришлось закрыть глаза на долги БТА и Альянса, получив взамен их ликвидные залоги в виде облигаций «Самрук-Казыны», хоть и ненадолго.

Во-вторых, обменяв долговые бумаги фонда на пакет акций КазМунайГаза, Национальный банк фактически несколько снизил качество своих активов, поскольку в данном случае бумаги материнской структуры были не сопоставимы по качеству бумагам ее дочек. Тем более что речь идет об акциях нефтяной компании, вынужденной работать в условиях высокой долговой нагрузки и низких нефтяных цен.

Что касается выигрышной стороны, то, очевидно, ими оказались «Самрук-Казына», «Казком» и Forte bank. С одной стороны, за счет этой сделки госфонд смог снизить свою долговую нагрузку, поскольку ему теперь не нужно погашать проценты по своим облигациям и выкупать их у Нацбанка за кэш.

С другой стороны, Казкоммерцбанк и Forte bank избавились от необходимости отвечать перед Нацбанком по обязательствам подконтрольных им реструктуризированных БТА и Альянса, соответственно.

Закономерный абсурд или абсурдная сделка?

Ко всему этому остается добавить, что операция с обменом ценных бумаг между госфондом и регулятором больше напоминает бартерную схему, а не рыночную сделку. А ее абсурдность и в тоже время закономерность заключаются в том, что все это происходит в рамках госсектора. Где государство то, что находится у него в одной руке, передает это в обмен на то, что находится в другой.

Однако равноценность этого обмена вызывает вопросы. Во-первых, из-за того, что есть сомнения в объективности оценки акций КазМунайГаза, поскольку так и остается неизвестной компания, проводившая эту оценку. Во-вторых, в силу изначальной предопределенности стоимости обмениваемого пакета акций КазМунайГаза «не ниже 750 млрд тенге».

Другими словами государство пытается обмануть само себя. Ведь, как не крути, а в конце концов в проигрыше оказывается именно оно, поскольку и «Самрук-Казына» и Нацбанк – организации подконтрольные только государству.

При этом один вопрос остается без ответа: кого при желании могут сделать крайними за столь сомнительные с рыночной точки зрения операции? Как понимаете, судя по тому, какая структура оказалась от них в проигрыше, вопрос звучит риторически.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...