Сергей Домнин: «Образование – это тот сектор, который меньше всего держится в национальных или региональных границах»

«Сферический конь в вакууме». Состоялось заседание экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» по теме «Дружные умы ЕАЭС: как согласовать образовательную политику?»

В Договоре о создании Союза указано, что его участники признают все образовательные квалификации друг друга, кроме специальностей по правоведению, медицине, фармакологии и педагогике. Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании «Алмагест», считает такой список изъятий обоснованным: «Закон, здоровье, безопасность – это подход государства, потому что оно лучше знает, что ему надо».

Общий рынок трудовых ресурсов в формате Евразийского экономического союза (ЕАЭС) неизбежно ставит вопрос об общих подходах в системе подготовки кадров, а это, в свою очередь, выводит на проблемы функционирования и взаимодействия систем образования стран-участниц. «ЕАЭС принципиально на вопрос приема на работу не повлиял. А вот процесс правового обеспечения трудовых отношений меняется. Прием на работу – одно, право на работу – другое», – подчеркнула Леся Каратаева, главный научный сотрудник представительства КИСИ в Алматы.

«Образовательные программы за время суверенитета сильно разбежались друг от друга», – констатировал Эдуард Полетаев, модератор заседания. Речь не только о том, что в одних странах 11-летка, а в других готовятся к 12-ти классам, в Казахстане ЕНТ, в России и Армении ЕГЭ, а в Беларуси выпускной экзамен по четырем предметам – философия образования существенно отличается. Например, что делать с «университетами», которые по сути университетами не являются? Вместе с тем естественно, что «общему рынку нужен общий подход к подготовке кадров». Тамара Дуйсенова, министр здравоохранения и социального развития РК, сообщала в СМИ, что идет работа по синхронизации рынка труда.

В ходе экспертного обсуждения поднималась глобальная тенденция удлинения во времени и удорожания образования. Кто будет за него платить – сам человек, его родители, спонсоры, меценаты, работодатели, государство? По идее, все виды обучения (классическое, дистанционное) и источники оплаты имеют право на жизнь и находят своего потребителя, только пропорции в разных странах существенно отличаются. Задача государства поддерживать общую среду и общую инфраструктуру образовательного процесса, где каждый должен находить оптимальный для себя вариант обучения. Современное образование во многом напоминает броуновское движение, поэтому регламентировать и унифицировать его трудно в принципе, а делать это качественно и на пользу гражданам – тем более.

Айдархан Кусаинов обратил внимание на то, что само понятие образования во многом размыто, поскольку программы обучения сильно сегментированы. «Вопросы формальной образовательной квалификации были важны ранее. Теперь многое на усмотрение работодателя», – указал он. Насчет согласованной образовательной политики г-н Кусаинов выразился так: «Совершенно не надо заморачиваться на унификации образования, но стоит идти по пути создания ассоциаций вроде «Лиги плюща» – в нашем клубе мы вас признаем».

Экспертами в разных ракурсах задевался «Болонский процесс», поскольку большинство стран ЕАЭС в той или иной степени, с разной скоростью, однако движутся в направлении, заданном образовательным стандартом Евросоюза. Галия Мовкебаева, профессор кафедры международных отношений и мировой экономики КазНУ им. аль-Фараби, относится к европейскому вектору в образовании положительно: больше учитывается мнение работодателей и студентов (преподавателей в последнюю очередь). Олег Сидоров, политобозреватель газеты «Литер», напрямую с «Болонским процессом» связывает ликвидацию врачей-педиатров в Казахстане, а это как ни крути прямой и однозначный ущерб здоровью населения.

«Болонская конвенция – это техническая вещь для повышения мобильности студентов», – акцентировал Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-немецкого университета. Леся Каратаева в болонских принципах ничего плохого не видит, даже наоборот – по идее вещи прогрессивные. Проблемы возникают на уровне претворения этих принципов в учебно-образовательной жизни Казахстана. Например, бухгалтерии не хотят работать со сложными схемами обучения студентов. Другие участники дискуссии добавили, что предметы «по выбору» для студентов фактически являются безальтернативными, хотя формально считаются «свободными». «Болонская конвенция – это возможность получения образования в любом вузе Европы», – так видит ситуацию г-жа Мовкебаева. Леся Каратаева призывала в ходе экспертного обсуждения придерживаться практических и осязаемых вещей, чтобы участники не перешли к формату «сферический конь в вакууме», то есть в область отвлеченных абстракций.

Насчет каких-либо единых образовательных стандартов в рамках ЕАЭС Рустам Бурнашев заметил: «Заданную программу, которую я должен воспроизводить, я воспринимаю как ущемление академической свободы. Мой личный опыт: чем больше обязательных стандартов, тем хуже содержание и качество образования». «Взаимное признание дипломов подразумевает доверие к качеству образования того или иного вуза. Взаимное доверие», – подчеркнул он.

«Когда москвичи будут ехать получать образование в астанинские вузы, тогда и можно будет говорить об успехе образовательной интеграции», – предложил индикатор Эдуард Полетаев. Потом обсуждение ушло в проблему «утечки мозгов», ведь образование – один из самых распространенных каналов данного процесса. Г-н Бурнашев скептически относится к мерам, которые некоторые горячие головы предлагают вводить для препятствования получению образования за пределами РК или ЕАЭС: «В угоду неким абстрактным государственным интересам под лозунгом препятствия утечке мозгов мы запросто сломаем судьбы конкретных людей. Не выпустив человека за пределы нашей системы образования, мы не можем дать гарантии хорошего обучения здесь. Есть талант или деньги – пусть учится где может».

«Слава Богу, что в рамках ЕАЭС нет министерства по делам образования. По борьбе с монополиями такой орган есть», – отметил Сергей Домнин, заместитель главного редактора журнала «Эксперт Казахстан». При этом он указал, что вопрос нострификации – признание государством диплома, ученой степени, звания, полученных в другой стране – остается болезненным и чувствительным.

Андрей Хан, главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований, в силу специфики своей работы больше знаком с военным образованием. Вот в нем стандартизация и унификация никого не огорчают и наоборот рассматриваются как естественные и желательные моменты. Так же г-н Хан акцентировал: «Образование – это не только фактор конкурентоспособности, но и составляющая суверенитета».

«Евразийская интеграция в рамках системы образования необходима, – считает политолог Замир Каражанов. – По той же программе «Болашак» более 30% обучаются в российских вузах». «Образование сильно идеологизировано, – полагает Антон Морозов, политолог. – Огромный идеологический багаж в гуманитарной сфере привести к единому знаменателю очень сложно».

Лайла Ахметова, историк, директор центра ЮНЕСКО КазНУ им. аль-Фараби, Евразийскую ассоциацию вузов называет формально-политической вещью «на уровне тусовки». При этом она считает очень важным преподавание дисциплины, помогающей учащимся работать с информацией и разбираться в ней.

ЕАЭС предполагает открытый общий рынок услуг. «А рынок услуг рано или поздно коснется и рынка образовательных услуг», – уверен Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива». Для внесения евразийской составляющей в процесс образования, он считает достаточным и необременительным включить в учебник по географии параграф о Евразийском экономическом союзе.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...