L’Orient-Le Jour: Ливанский генерал Мишель Аун еще в 2012 году предвидел прямое вмешательство России в события в Сирии

Тогда он, выступая по телевидению, заявил, что русские и китайцы придут в район Средиземного моря постольку, поскольку их жизненные интересы здесь в настоящее время находятся под угрозой. Для этих двух стран интервенция в Сирии является стратегической задачей. Для Соединенных Штатов, напротив, вопрос в данном случае стоит далеко не столь остро. На всем Ближнем Востоке у Вашингтона имеются два ключевых интереса: нефтяные ресурсы и безопасность Израиля. А война, которая разворачивается в Сирии, не представляет угрозы для них

Издающаяся в Ливане франкоязычная ежедневная газета L'Orient-Le Jour опубликовала статью под названием «Dès 2012, Aoun avait prévu l'intervention russe en Syrie» — «В 2012 году Аун предвидел российскую интервенцию в Сирии».

Ливанский генерал Мишель Аун

В ней говорится так: «Вопреки всему тому, что могут сказать или думать западные стратеги и их ливанские коллеги, русские пришли в район Средиземноморья с тем, чтобы оставаться здесь и в дальнейшем, и их влияние в регионе сейчас расширяется.

В Ливане имеются такие люди, которые были застигнуты врасплох, и такие люди, которые имели представление о реальных политических ставках. Генерал Мишель Аун в интервью телеканалу alMayadeen, которое показывали 3 августа 2012 года, предсказывал такое развитие событий. Отвечая на вопрос Гассана Бена Жеддо, он сказал, что русские и китайцы придут в район Средиземного моря постольку, поскольку их жизненные интересы здесь в настоящее время находятся под угрозой.

Аун пояснил, что жизненно важные интересы у страны могут заключаться в двух вещах — безопасности и экономике. А война в Сирии (которая в 2012 году еще только разгоралась) представляет собой угрозу для внутренней стабильности и экономики России. Именно поэтому эта страна не сможет избежать прямого вмешательства в события в регионе.

В плане безопасности, Россия с одной стороны окружена баллистическими ракетами НАТО, размещенными, в частности, в Польше и Турции, а с другой – поясом мусульманских республик, находящихся под влиянием расположенной совсем рядом Турции. Печальный опыт, связанный с Чечней, еще не забыт, и русские хотели бы любой ценой избежать возобновления террористических атак в пределах своих границ.

С экономической точки зрения, одна из целей войны в Сирии заключалась в том, чтобы добиться прокладки по территории этой страны трубопровода для газа, следующего из Катара в Европу через Турцию. Такой проект предполагает сокращение в Европе продаж российского газа, представляющих собой один из важнейших ресурсов экономики России.

В силу этих двух жизненно важных причин Москва не могла не вмешаться напрямую в события в Сирии, и ее военная кампания, по словам самих российских дипломатов, не имеет временного ограничения.

Она поставила перед собой цель обеспечить сохранность российских интересов в регионе, а, значит, она будет следовать этим курсом столько времени, сколько понадобится.

В аналогичной ситуации находится Китай, который сталкивается с перепроизводством и испытывает неотложную нужду в нахождении новых рынков для сбыта своих товаров и расширения своего влияния. Для этих двух стран интервенция в Сирии является стратегической задачей.

Для Соединенных Штатов, напротив, вопрос в данном случае стоит далеко не столь остро. На всем Ближнем Востоке у Вашингтона имеются два ключевых интереса: нефтяные ресурсы и безопасность Израиля. А война, которая разворачивается в Сирии, не представляет угрозы для них. Именно поэтому у американских союзников в регионе (и в Ливане) зачастую складывалось впечатление, что Соединенные Штаты не располагают ясной стратегией.

Помнится, какое же разочарование испытали арабские союзники американцев в сентябре 2014 года, когда Барак Обама в последний момент отменил бомбардирование вооруженных сил сирийского режима в Дамаске после случая, связанного с так называемым химическим оружием.

Сирия не представляет большой важности для Вашингтона, который, вовсе не желая победы Исламского Государства и ему подобных сил, не испытывает проблем из-за продолжающейся войны. Она, эта война, ослабляет его соперников и союзников, не обходясь Соединенным Штатам дорого в плане человеческих жизней и позволяя им продавать больше оружия.

Исходя именно из такого понимания ситуации, ливанские аналитики не удивились отсутствию жесткой реакции со стороны Соединенных Штатов на российскую военную интервенцию в Сирии.

Некоторые из них даже считают, что существует своего рода дискретная координация действий между американцами и русскими, но пока это ничем не доказуемо».

В дополнение к изложенной выше информации можно привести такие сведения. Генерал Мишель Аун является известным человеком не только в Ливане, но и на всем Ближнем Востоке. В 1984-1990 годах он являлся министром обороны своей страны. А еще в 1988-1990 годах Мишель Аун возглавлял одно из двух ливанских правительств, оспаривавших друг у друга власть. Осенью 1990 года, когда в Ливан были введены сирийские войска, он отправился в эмиграцию во Францию. И вернулся оттуда лишь после того, как официальный Дамаск вывел свою армию из его страны. Было это в 2005 году. В свое время у него были большие противоречия с сирийским режимом, который он обвинял в убийстве ливанского миллиардера и политика Рафика Харири. Однако после возвращения из эмиграции Мишель Аун помирился с официальным Дамаском. А также он теперь состоит в союзе с целым рядом про-сирийских политиков своей страны. Этот человек, вне всякого сомнения, не понаслышке знает, как действуют скрытые пружины политики великих держав на Ближнем Востоке.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...