Саммит проговоренных комплексов

На встрече в Москве лидеры стран ЕАЭС выдавали желаемое за действительное

Для белорусско-российских отношений декабрьский саммит в Москве оказался безрезультатным. Ни кредита, ни авиабазы, – так коротко охарактеризовали его итоги белорусские СМИ.

Главный торг года – обмен 2-миллиардного кредита от Евразийского стабилизационного фонда (ЕСФР) на размещение в Беларуси военной авиабазы – так и не состоялся.

Возможно, сказалось нарушение многолетней традиции Лукашенко после каждых президентских выборов свой первый государственный визит совершать в Российскую Федерацию. Так должно было быть и на этот раз, встретиться с Путиным Лукашенко намеревался еще в конце ноября. Но 24 ноября СУ-24 упал на сирийско-турецкой границе, и российскому президенту стало не до белорусского коллеги. "В связи с чрезвычайной загруженностью двух президентов" визит было решено отложить.

Торг переносится в новый год

К тому времени, как стороны согласовали новую дату встречи, Лукашенко уже успел побывать во Вьетнаме и Туркменистане. Так что правило "первого визита" было нарушено, и эта "непервая поезка" в Москву 14-15 декабря результатов не принесла. Вместо конкретных договоренностей о новом кредите, о ценах на углеводороды в 2016 году, о сбыте белорусских товаров, в конце концов о пресловутой авиабазе Россия и Беларусь подписали абсолютно пустое заявление о намерении углублять сотрудничество.

После этого была надежда на повторную встречу Путина и Лукашенко во время саммита ЕАЭС 21 декабря, однако уже утром стало известно, что белорусскому коллеге российский президент предпочел Назарбаева и Атамбаева, а переговоры с Лукашенко в рамках саммита вообще не запланированы. Позже "добил" пресс-секретарь Путина Песков, заявивший, что также не обсуждают сегодня в Кремле вопросы снижения цен на нефть и газ для Беларуси. А ведь белорусское правительство питает большие надежды на это, учитывая, что расплачивается Минск за энергоносители твердой валютой – долларами.

По мнению белорусских экспертов, несостоявшаяся встреча Путина и Лукашенко может означать только одно – принципиальные договоренности так и не достигнуты, и политикам нет смысла толочь воду в ступе.

Путину важно разместить в Беларуси авиабазу, – говорит аналитик Александр Класковский. – Для него это дело принципа, потому что он уже распоряжение соответствующее подписал. Кроме того, это укладывается в логику российского ответа проклятым западникам, натовцам. Если шире, это вопрос поддержки со стороны союзника, в частности, в случае со сбитым турками Су-24. С белорусской стороны — это евразийский кредит, дешевые энергоносители на следующий год, зачисление пошлин на нефтепродукты в белорусский бюджет, ниша для наших товаров на российском рынке. Ни по одному их этих вопросов ясности нет. Понятно, почему Лукашенко сопротивляется авиабазе. Это удар по отношениям с Украиной, Западом и, соответственно, ухудшается возможность получения кредита от МФВ и притока западных инвестиций. Но у Лукашенко истощается ресурс сопротивления, и Москва это прекрасно понимает.

Так что торг между союзниками на этом не заканчивается, а переносится на следующий год.

Что делать с Украиной?

Как показал саммит, в новом году союзников ждет еще один интересный спор – по поводу Украины. Касаться он будет всех партнеров России по ЕАЭС, но в первую очередь Беларуси и Казахстана.

Трехсторонние консультации РФ-Еврокомиссия-Украина по вопросу имплементации Киевом соглашения об ассоциации с ЕС успеха не принесли, и Путин подписал указ о приостановлении с 1 января 2016 года договора о зоне свободной торговли (ЗСТ) в отношении Украины. С этого же дня Москва вводит продовольственное эмбарго – как ответ на присоединение Киева к антироссийским санкциям Евросоюза и США.

Российский запрет автоматически ставит вопрос о том, каким образом украинские товары теперь будут передвигаться по территории Беларуси и Казахстана. Какие последствия такие санкции имеют для партнеров РФ, Минск и Астана уже прекрасно знают на примере антизападного продэмбарго. "Кремлевская диета" привела к контрабанде товаров через Беларусь и частично через Казахстан, постоянным конфликтам на этой почве, а также к нарушению нормальных поставок западных товаров в Казахстан через территорию России. С украинскими товарами теперь будет то же самое.

Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов поспешил заявить, что лидеры других стран-членов ЕАЭС, наряду с Россией, считают правильным также выйти из соглашения о зоне свободной торговли с Украиной.

 – Не так звучала позиция – готовы они или не готовы, – пересказал Шувалов журналистам содержание встречи. – Они сказали, что в принципе было бы правильно, чтобы такое решение – единое решение – было принято всеми пятью странами. Чтобы это был единый режим и для общего внешнего контура таможенной границы, и для отслеживаемости, и в силу различных причин.

Пусть говорят

Конечно, российский вице-премьер очень вольно интерпретировал позицию президентов Беларуси и Казахстана, так сказать выдал желаемое за действительное.

Из речи того же Лукашенко, который выступил по этому вопросу на правах председателя ЕАЭС в 2015 году, следовало, что у всех стран союза есть серьезная озабоченность в связи с вступлением в силу соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

– Мы обсуждали этот сложный вопрос, – сказал Лукашенко. – Мы приняли решение: в течение первого квартала 2016 года ряд вопросов мы изучаем и рассматриваем, как поступить, прежде всего, Казахстану и Беларуси, чтобы поддержать нашу союзническую Россию.

По словам Лукашенко, одной из возможных мер может стать электронное декларирование товаров при перемещении между странами ЕАЭС. Однако белорусский президент ни словом не обмолвился о возможном выходе Минска или Астаны из договора о ЗСТ с Украиной по примеру России. Не сказал об этом и Назарбаев.

И это понятно. Потому что риск захлебнуться в беспошлинных европейских товарах, которые могут потечь в ЕАЭС под видом украинских, пока лишь гипотетический. И от него можно застраховаться локальными мерами, вроде того же электронного декларирования либо дополнительной санитарно-гигиенической экспертизы, которую Минск ввел для импорта из-за пределов ЕАЭС еще в августе.

А вот громкое изгнание Украины из ЗСТ не гипотетически, а вполне реально испортит отношения Минска и Астаны с Западом. Обратите внимание, пока президент Казахстана летал в Москву, министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов и высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини подписали соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом.

В общем каждая сторона отстаивает свои интересы. И если в речи лидера проскальзывает что-то уж совсем невероятное, то к этому надо относиться с пониманием. Как к человеку, который невольно проговаривает свои комплексы. Так и в случае с президентом Армении Сагрсяном, который заявил прессе, будто участники саммита ОДКБ поддержали Россию в конфликте с Турцией.

– Мы обсудили инцидент с российским военным самолетом Су-24, участвующим в антитеррористической операции в Сирии и сбитым турецкими вооруженными силами, – доложил Саргсян журналистам как глава страны-председателя ОДКБ. – Данный шаг Турции никак не способствует консолидации международных усилий, направленных на противодействие терроризму, урегулирование ситуации в Сирии и установление мира в регионе. Мы, как союзники России, выражаем солидарность и поддержку позиции Москвы по этому инциденту.

В общем, под этим "мы выражаем солидарность", конечно же, подразумевается, что солидарность с Россией по турецкому вопросу выражает Ереван. Но никак не Минск и не Астана.

Опубликованное чуть позже заявление стран ОДКБ о борьбе с терроризмом это подтвердило. В нем нет ни слова о Турции.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...