«КТК»: Гиллер, Алиев, Платонов и другие…

Как «Окно в мир» трансформировалось в «Окно в мир криминала и происшествий»

Стон и плач (когда проплаченный и ангажированный, а где и от души) о неконкурентоспособности казахстанских СМИ – явление в последние годы постоянное и заурядное. Однако в начале информационного пути масс-медиа Республики Казахстан ничто не предвещало сегодняшнего финала. А среди наиболее перспективных информационных ресурсов прочно занимал хорошие позиции «Коммерческий телевизионный канал» («КТК»), начавший вещание в феврале 1991 года и тем успевший застать конец Империи зла.

Для меня «КТК» начался с художественного фильма «Вспомнить все», где Арнольд Шварценеггер дизелил на уже освоенном землянами Марсе и телеведущей Динары Егеубаевой (если бы не завистницы из лиц прекрасного пола, то я и не заметил бы как она изменилась за десятилетия эфиров). В «ревущие девяностые» КТК пришел реальным окном в мир. Про авторские права и их защиту в Казахстане тогда знали считанные единицы, поэтому всегда можно было посмотреть что-нибудь пиратское в приемлемом качестве.

Хозяином тогдашнего телеканала был Борис Гиллер (формально основателем КТК считается Изя Фидель), личность уже полулегендарная. В период, когда снимали цветные металлы с брошенных военных объектов, а суда на воздушной подушке отправлялись в Китай в качестве металлолома, он создал частный медиа-холдинг из газеты «Караван», «КТК» и типографии «Франклин». С Запада на Гиллера смотрели как на один из оплотов демократических ростков в постсоветской республике, поэтому оборудование для типографии и бумага были во многом субсидированы американским госдепартаментом.

ктк

В отличие от информационных игроков вроде телеканала «Тотем» (тоже мог бы показать себя в перспективе), которые не прошли конкурс на радиочастоты 1996-97 годов, «КТК» через первое сито искусственного отбора проскочил. В свете уменьшения числа конкурентов его позиции даже в чем-то укрепились. Но потом в Казахстане возник первый серьезный политический кризис, когда экс-премьер Акежан Кажегельдин бросил вызов Нурсултану Назарбаеву.

Медиа-холдинг Бориса Гиллера оказывал информационную поддержку конкуренту президента и на это в правящей элите быстро обратили внимание. Уже тогда в стране сложилась политическая традиция, при которой очень трудно провести грань, где заканчивается «наезд» и начинается коммерческое предложение, а где они снова меняются местами. Как бы то ни было, но в 1998 году предложение для Бориса Гиллера оказалось из разряда тех, от которых невозможно отказаться. В итоге «КТК» вместе с «Караваном», типографией, винзаводом и виноградниками перешел (через подставных лиц и посредников) под контроль к Рахату Алиеву и Дариге Назарбаевой.

Интересно, что когда в СМИ проходила информация о принадлежности «КТК» Рахату Алиеву (слишком уж вычурно и назойливо данный ресурс пытался улучшать имидж старшего зятя нации), то г-н Алиев подавал в суд и процессы успешно выигрывал. По слухам, определяющими медиа-менеджерами на канале являлись Андрей и Александр Шуховы (ныне пребывающие в эмиграции).

Такого понятия как «госинформзаказ» в те годы еще не было, однако бюджетное финансирование на «КТК» уже полилось, а попутно стали усиливаться цензура и самоцензура. Выход из расширения списка табуированных и нежелательных тем на канале нашли в большем внимании к миру криминала и вообще всевозможным чрезвычайным ситуациям. Программа «Рейдер» в то время выступала и своеобразным сдерживателем откровенного беспредела. Как-то раз на Фурманова – Абая гаишник остановил «тачку» с крутыми номерами и ее водитель, откровенно пьяный, хвастался «ксивой» первого разбора. На все это дорожный инспектор сказал только «я сейчас «Рейдер» вызову и тебя по телевизору покажут». Нарушителя как отшептали. Из-за руля вылез, машину закрыл, деньги отсчитал и молча удалился чуть ли не под хохот и улюлаканье собравшихся зевак.

В медиа-империи «КТК» выполнял функции, которые были не под силу официозно-гламурному «Хабару». Например, через программу «Куклы» в свое время огребал Имангали Тасмагамбетов, тогда как в подконтрольном ему канале «Южная столица/Алматы» просто отсутствовал инструментарий, позволявший ответить той же монетой. Экран «КТК» пугал зрителя отсутствием картинки в период противостояния Рахата Алиева и «Демократического выбора Казахстана» в 2001 году, пока Нурсултан Назарбаев и мятежные младотюрки искали возможности для компромисса.

Как-то пришлось пообщаться с работниками «КТК», участвовавшими в последней информационной войне за г-на Алиева, когда тот попал в окончательную опалу после трагической истории с банкирами. Оказывается, никаких дополнительных бонусов и премий за работу в чрезвычайных условиях ими получено не было. Ввязываться за Рахата Алиева КТК-шникам пришлось на почве профессионального имиджа. Потому что как идти к новому работодателю, если ты в критический момент не стал сражаться за предыдущего?

Со времени «переформатирования» (с одновременной перекупкой) телеканала «Тан» в 2002 году, власти отработали технологию подавления информационных мятежей в короткие сроки. Поэтому сопротивление «КТК» было довольно быстро подавлено, телеканалу прислали уполномоченного смотрящего по линии АП, еще больше расширили список запретов, а творческий кризис продолжил усугубляться.

ктк

Формально «КТК» можно считать аналогом российского «НТВ» на казахстанском поле, но только в части «кровотечения кровавой крови». При этом своего контента в сегменте полицейских и детективных сериалов мало, работают на импортном. Сегментация зрительского интереса – это вообще-то общемировой тренд, но здесь все построено на совсем уж погруженную в криминал и кровищу целевую аудиторию, не ждущую от новостей никакого позитива. Информационные сюжеты больше не отличаются широтой и разнообразием подачи материалов, как на заре становления телеканала. Об авторской передаче Артура Платонова довольно полно написала Салима Дуйсекова.

Канат Сахариянов, нынешний генеральный директор «КТК» – это уже новый тренд. До него команды журналистов из «КТК» шли на кадровое и креативное усиление «Хабара» (наиболее показателен в этом период Сергея Клещенкова – пусть и безуспешный – пока он не скончался скоропостижно и неожиданно на 39-ом году жизни), однако потом тренд переменился на противоположный. Стилистика «Хабара» (пусть и под логотипом «КТК») и увеличение зрительской аудитории в современном Казахстане вещи несовместимые, поэтому «КТК» остается заметным на информационном поле страны главным образом благодаря тому, что и другие собственно казахстанские телеканалы явно неброские.

Из этой поучительной истории напрашивается ряд выводов. Государственное регулирование в сфере телевидения уже на начальном этапе привело к сокращению игроков. Это отрицательно повлияло на внутривидовую конкуренцию и качество контента. Потом цензура с одной стороны и «формат» в плохом смысле этого слова с другой стали уничтожать все интересное и полезное уже в режиме автопилота. Приход музыкально-развлекательных и спортивных каналов общую картинку мало чем оживил. Затем информационное поле Казахстана оказалось втянуто в информационную войну других субъектов, выясняющих отношения между собой. И тут-то выяснилось, что собственно казахстанских мощных игроков, способных как-то конструктивно и продуктивно повлиять на этом поле в сложившихся условиях – нет. В 90-ые годы были, а в десятые не стало.

«Ну и что?» – спросил мужик, увидев на своем пороге Смерть. Она ответила: «Да, собственно говоря, все».

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...