Кому в Литературной Евразии жить хорошо?

В Казахстане издается 1 книга на человека в год, в России и Беларуси – 3 книги

Неисповедимы литературные пути на Евразийском пространстве. Кто знает в Казахстане писателя Жаната Касабекова, хотя тиражи его книг из местных авторов уступают только Нурсултану Назарбаеву? Правда, в России он известен главным образом под псевдонимом Аркадий Степной, который пишет в стиле фэнтези. Об этом тоже говорили на заседании экспертного клуба (организатор ОФ «Мир Евразии») по теме «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».

книгоиздание в казахстане

Будущее как всегда наступило неожиданно. В том числе для литературы. «Кризис с тиражами, кризис с читающей публикой. Тем не менее, еще жив пласт людей, которые читают, сами пишут книги», – обрисовал ситуацию Эдуард Полетаев, модератор заседания. А вот еще один штрих из цифровой эпохи: по подсчетам специалистов, на евразийском пространстве примерно каждая двадцатая электронная книга куплена, то есть скачана за деньги. Остальными пользуются в пиратском режиме.

В Казахстане порядка 1300 издательств, из них примерно 300 предоставляют информацию в Книжную палату. Вообще же в республике издается 1 книга на человека в год. Аналогичный показатель в России и Беларуси – 3, но это не собственно литература, а вся печатная продукция.

Дмитрий Шишкин, журналист и писатель (автор романа «Восстание») дополнил общую картину. 85% всей печатной книжной продукции на казахстанском рынке – зарубежная (в основном российская). «Я видел российское издание Абая», – заметил он. Только 17% ассортимента отечественной книгоиздательской продукции приходится не на учебники, а «печатание учебников – откровенно коррупционный рынок». «Чтобы книжный рынок существовал – его нужно создавать», – подвел итог г-н Шишкин.

Дмитрий Шишкин

«Нет государственной информационной политики», – заявил относительно Казахстана Айдархан Кусаинов, генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест». По его мнению, в России такая политика есть. Там государство задает антизападный вектор, а потребители книжной продукции имеют возможность покупать в магазинах как работы авторов в провластном тренде, так и в альтернативном, но здесь главное – это то, что информационная политика есть. «Литература – это часть идеологии, – считает г-н Кусаинов. – Литература, искусство, кино держатся на конъюнктуре. Создавать конъюнктуру на интеллектуальный продукт должно государство».

Что касается собственно евразийского литературного пространства, то Айдархан Кусаинов не рекомендует стимулировать общие ценности, которые объективно еще есть, но «им надо не дать угаснуть». «Не нужно искусственно создавать. Дайте людям развиваться – и гении появятся», – подчеркнул он.

«Очень сложно писать. Самое трудное – продвигать книгу, – отметил Бекнур Кисиков, писатель, организатор книжного фестиваля KitapFest Aimaty. – У нас есть аудитория, которая хочет читать». Ну а в свете диалога культур и формирования единого евразийского литературного пространства, заявленного в повестке экспертного обсуждения, он заметил: «Писатель сам по себе индивидуалист, он не любит объединяться».

Политолог Антон Морозов попытался выяснить, какого нарицательного персонажа дала постсоветская литература в повседневную жизнь. Участники дискуссии кроме Фандорина (ввел в оборот писатель Борис Акунин – он же Григорий Чхартишвили) никого назвать не смогли. Ну, еще прозвучал «Ночной дозор», однако это явление несколько иной природы. «Девальвация слова огромная, серьезная. У меня нет ответа как это исправить, – поделился своими соображениями г-н Морозов. – Чтобы написать производственный роман, нужно производство».

«Казах в литературу не пошел, – полагает Джанибек Сулеев, web-издатель. – А Москва была читающей, осталась и наверное всегда будет».

Джанибек Сулеев

Адиль Каукенов, политолог, рассказал о киргизском издателе масштаба барахолки «Дордой» (держал там контейнер), у которого были две писательницы, которым тот платил гонорары. Обе писали на киргизском языке – одна детективы, другая любовные романы – и произведения пользовались спросом. В России функционирует полноценный издательский бизнес. Г-н Каукенов сообщил, что казахстанский фильм «Рэкетир» оказался очень популярен в Бурятии. Поэтому чтобы «делать единый евразийский писательский рынок» потенциальный ресурс имеется. Еще он указал: «Китайский издательский рынок просто сумасшедший, издают самых разных авторов, в том числе западных. Книжный бизнес цветет».

«В России издательства ищут идеи. Редакторы очень активно доводят книги авторов до ума. Сильные рекламные кампании по произведениям», – обратил внимание Замир Каражанов, политолог. Он сторонник подхода, где «государственные деньги портят бизнес». Однако бизнес – это только одна сторона книжной медали, у которой есть еще и социальная функция. «Коммуникация – одна из составных частей успешного развития общества», – подчеркнул г-н Каражанов и здесь роль книг однозначно важна.

«Кризис литературы или мировой кризис, который повлиял на литературу как слабое звено?» – поставил вопрос Владимир Павленко, PR-консультант. Правда, сам на него ответа не дал, но при этом настаивает: «Читателей необходимо воспитывать. У читающих родителей – читающие дети, а читающие книги всегда будут управлять смотрящими телевизор».

Сергей Домнин, главный редактор журнала «Эксперт-Казахстан», акцентировал внимание на том, что в области литературы на евразийском пространстве консолидирующим и коммуницирующим элементом выступает информация на русском языке. Дальше эта тема была расширена другими участниками. На сегодняшний день русский язык по объему кодифицированной на нем информации уступает только испанскому языку (английский язык больше замкнут на собственно англоязычные тексты – в книжных магазинах Лондона лишь 4,5% переводных авторов), что дает его носителям огромное поле для интеллектуального и культурного роста. Вопрос в том, как все это грамотно и на пользу использовать.

книгоиздание в казахстане

«Сформировать единое евразийское литературное пространство трудно», – считает Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ. Сам он, кстати, в первой половине «ревущих девяностых» выживал тем, что покупал книги в Москве и потом продавал их в Алматы. «Литературная газета» предоставляет трибуну коллегам по СНГ», – привел г-н Булуктаев пример площадки для литературного обмена и сотрудничества.

«Когда Советский Союз развалился, все атрибуты государственности были выстроены, а литература осталась за бортом», – констатировал Эдуард Полетаев.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...