У молодежи Казахстана не сбываются мечты

Модернизационный проект провалился из-за архаизации общества и деградации экономической жизни

«На исследованной территории время движется вспять (от модернизации к архаике)», – подчеркнула Бахытжамал Бектурганова, председатель правления АСиП (Ассоциация социологов и политологов). Исследовались 15 малых городов и 14 сельских поселений, где выборка позволяет делать выводы о 2,5 млн человек 15-29 лет, проживающих в регионах Казахстана вне крупных городов. «Все это ставит под угрозу проект модернизации Казахстана и его существование как независимого государства», — поделилась г-жа Бектурганова своими опасениями.

«Зафиксированный тренд говорит о том, что возрождение этноказахской идентичности идет быстрее, чем формирование национальной идентичности на общегражданской основе», – указала Бахытжамал Бектурганова в ходе экспертного обсуждения «Формирование этнической, религиозной и гражданской идентичности казахстанской молодежи в контексте задач модернизации страны» (проводился аналитической группой «Кипр» и Фондом Сорос-Казахстан).

Бахытжамал Бектурганова

53% казахоязычных молодых людей (15-29 лет) в малых городах и сельской местности считают себя национал-патриотами. Среди русскоязычных казахов таких 15%. «Разрыв более чем в три раза!» – акцентировала г-жа Бектурганова. По сравнению с русской региональной молодежью казахи более конфликтогенны, а еще «русскоязычные казахи по своим характеристикам ближе к русским, чем к соплеменникам».

Ерлан Смайлов, модератор заседания, сослался на цитату Германа Грефа о том, что «XXI век – век конкуренции систем государственного управления». В данной связи интересно, как государство воспитывает и осваивает такой стратегический ресурс, как молодежь.

Социологическое исследование зафиксировало экономическую деградацию и примитивизацию в малых городах и сельских поселениях. «Повсеместное нарастание отсталости за пределом больших городов; аккумуляция черт досовременного традиционного общества в среде региональной молодежи; деградация среды развития», – типичные выводы по результатам работы. На указанных территориях безработица, высокая доля низкодоходного населения. Характерная особенность молодых людей в том, что они одновременно одобряют или отрицают прямо противоположные ценности. Единое смысловое пространство отсутствует.

«Это сообщество, у которого мечты не сбываются. Внутреннее недовольство постоянно присутствует. Многие молодые люди ушли во внутреннюю эмиграцию», – отметила Бахытжамал Бектурганова. Что касается собственно внешней миграции, то она носит замещающий характер. «Иммиграция преимущественно казахская, эмиграция в основном русская», – констатировала она. Если в цифрах, то за последние 15 лет из Казахстана выехало более 1 млн человек, а въехало около 700 тыс. «Этнодемографическая ситуация изменилась в пользу казахоязычных казахов. Ресурс для построения государства на этнической основе есть», – особо выделила г-жа Бектурганова.

Что касается религиозной ситуации, то здесь характерно отсутствие жесткой связи между религиозностью и верой. То есть в одной группе молодежи никто религиозную литературу не читает и происходит «банализация религии» до обрядно-бытовых форм, а в другой много неофитов и ценностные установки качественно иные. Бахытжамал Бектурганова видит в этом серьезную потенциальную угрозу, поскольку малые города и сельские поселения находятся на периферии политико-экономического развития и государственного внимания. Сама социальная структура региональной молодежи дробная.

«Этно-религиозная идентификация побеждает гражданско-правовую и мы подходим к точке невозврата, когда гражданская идентичность уже ничего не сможет», – обратил внимание Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау». Одной из фундаментальных причин такого положения дел он назвал «отсутствие светской идеологии и светской морали». «Ислам дает ответы на вопросы о справедливости, на которые не отвечает наша жизнь», – указал г-н Нуров.

Марат Шибутов, политолог, не склонен драматизировать ситуацию. Потому что кроме молодежи в депрессивных зонах есть вполне успешная и адаптированная к современной жизни. «Взгляды молодежи сильно меняются с возрастом», – заметил он. Алармистских прогнозов и выкладок в отношении молодежи, которую он сам оценивает как продолжающую все больше впадать в инфантилизацию, г-н Шибутов не разделяет и к наиболее проблемным группам не относит.

Политолог Рустам Бурнашев против того, чтобы молодых людей из крупных городов и на периферии рассматривать отдельно. «Нельзя забывать о мобильности населения, из-за которой контрастность будет получать дополнительную конфликтность», – подчеркнул он.

«Если в городах все не так, как в малых городах и селах – это очень тревожный факт», – обратил внимание Петр Своик, общественный деятель.

Игорь Савин, социальный антрополог, сообщил о социологическом исследовании, которое проводилось в городе Шымкент и двух районах Южно-Казахстанской области (один с казахским населением, второй со смешанным). Результат показал, что уровень радикализации прямо зависит от возраста – люди до 35 лет радикальнее во всем. «Уровень недовольства языковой политикой среди казахов ничуть не больше, чем среди других», – отметил г-н Савин важный момент.

«Слухи о радикализации молодежи сильно преувеличены», – считает Серик Бейсембаев, социолог. Он накануне побывал в Аркалыке и Жезказгане (согласно исследованию Бахытжамал Бектургановой главные ареалы конфликтогенности – это Запад, Юг и Центр республики), где специально изучал безработных и самозанятых. 64% имеют дружественные межэтнические отношения, для 58% не имеет значения какой этнической принадлежности их начальник.

Как показали замеры, 44% респондентов говорят на казахском и русском языках, в то время как на казахском 29% и на русском 25%. «Нужно изучать самую большую группу», – настаивает г-н Бейсембаев.

Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы, выступила с презентацией «Портреты неформальных лидеров молодежи». «Критически высокий уровень религиозности», – одна из характеристик таких лидеров (86% из 15 отобранных фигурантов исповедуют ислам). «Молодежные лидеры – это некое отражение региональной молодежи», – указывает эксперт.

Религиозный рекрутинг особенно распространен в Атырауской, Актюбинской, Мангистауской и Западно-Казахстанской областях. Факторы, которые способствуют росту этнорелигиозных идентификаций: безработица, маргинализация сельских трудовых мигрантов в городах, низкий уровень образования, подверженность религиозной пропаганде, избыточность деструктивной информации в интренете и социальных сетях. «В самих мечетях на Западе идут столкновения между «истинно верующими» и «кафирами», – отметила г-жа Нургалиева тревожный момент.

Философ Олег Борецкий посмотрел на проблемы идентичности через фокус кинематографа. «Дорога к матери» Акана Сатаева (продюсер Алия Назарбаева) – классический фильм казахского этнонационализма. Наверху от гражданского национализма отказались полностью?» – спросил он. «Все построено на двусмысленности», – ответил на это Петр Своик.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...