«Золотой голос» Казахстана за рубежом звучит чаще, чем дома

Солист государственного ансамбля «Гульдер» Ержан Нургалиев большую часть своего времени проводит в заграничных турне – его творческая жизнь в Казахстане, мягко говоря, невыразительная. В родной стране он почти не востребован

Однажды я очутилась на мероприятии для журналистов, куда был приглашен Ержан Нургалиев. Он пел. До этого я никогда не слышала его голоса. И он мне показался великолепным. Я была очарована, и добилась без труда встречи, и мы часа два провели в беседе, которая должна была вылиться в интервью. Но интервью все не писалось…

Не писалось по единственной причине. Начитавшись всякой литературы про личный успех, целеполагание и пр., я уже в ходе интервью, признаюсь, была несколько обескуражена. Именно тем, что мой визави много, слишком много времени потратил на самопознание. Ну зачем, скажите, человеку пять высших образований? У меня два, но сумела реализоваться только в одном направлении. Второе является поддержкой, благодаря ему я более уверена в своей первой и главной профессии.

А тут – пять дипломов. И, на мой взгляд, слишком позднее прозрение. Именно поэтому его путь так тернист?

Ержан Нургалиев

***

Он удивительно похож на Джеки Чана. И на тот момент, когда мы общались в уютном кафе в центре Алматы, он этим, скажем так, гордился. Даже взял себе второе имя – Jackie Chan. Зачем?

– Сравнение меня не напрягает, наоборот даже, – льстит. Первый раз о внешнем сходстве я услышал от маленького ребенка, ему было лет 5-6, и я подумал, что это восприятие маленького ребенка. Потом, когда преподавал уголовное право в юридическом ВУЗе, часто слышал за спиной: «Джеки Чан идет!». И, как бы это парадоксально ни звучало, но я задумался о том, чтобы дополнить свое имя именем великого актера.

У меня есть цель выйти на международный, мировой уровень, а мои и фамилия, и имя тяжело воспринимаются, они некомфортны для произношения, а Джеки Чан – имя раскрученное, оно на слуху, и может вызвать интерес.

Я серьезно думал об этом, потому что я стараюсь мыслить неординарно, и как бы это кому-то это ни показалось глупо, вижу в этом определенный смысл. И если бы этим занялись профессионалы, просчитали бы, насколько верен этот ход, то можно было бы попробовать, но пока все в моей голове.

Теперь, по прошествии некоторого времени, Ержан Нургалиев отказался от этой идеи. Друзья отговаривали, как могли. Выходит, прислушался…

– Скорее всего, вас чаще будут сравнивать с Николаем Басковым, потому что вы так же, как и он, работаете в стиле «неоклассика»…

– Да, меня с самого начала называли «казахстанский Басков», «золотой голос» Казахстана. Правда, некоторые друзья мне льстили: «Да кто такой Басков?! Он тебе даже в подметки не годится!» На самом деле, я считаю, Басков – прекрасный певец с роскошным голосом для эстрады, он – явление, и с этим трудно спорить.

– Вы слишком много лет потратили на то, чтобы выйти на сцену.

– Да, у меня пять высших образований, 10 лет стажа преподавания в юридическом ВУЗе. Вообще я мечтал стать журналистом, но, когда приехал из Михайловки, что в Жамбылской области, чтобы поступить на журфак, оказалось, нужно пройти творческий конкурс. Публикаций в СМИ у меня не было, и я пошел на филологический, сдав те же самые предметы, которые готовил к журфаку.

Окончив филфак, понял, что моя специальность не даст финансовой свободы, и я поступил в юридический вуз. Параллельно брал уроки вокала. Пение для меня всегда было хобби, и тогда я даже не думал становиться профессиональным певцом. Но в 25 лет вдруг понял, что хочу выходить на сцену, преображаться, получать признание и овации. И поступил в академию вокала Алибека Днишева, в класс к Надие Шариповой.

Все события тех лет как в калейдоскопе: закончил юридический, затем – иняз, затем –консерваторию…

И вот сегодня передо мной стоит большая цель – создать мировой хит на все времена, как в свое время Битлз, Мадонна и т.д. Я иду к этой мечте абсолютно целенаправленно. Я прекрасно понимаю, что мечты и мысли материализуются, но для этого нужно время…

Ержан Нургалиев

– Расскажите о самом интересном – как встретила вас Надия Шарипова?

– Первое, о чем она спросила, сколько мне лет. Я сказал: «25». Она повела плечами: «И зачем тебе это нужно?». Тогда не нашелся, как ответить, сказал, что для себя.

По поводу построения правильного диалога вообще не думал. К Шариповой меня отправил Жаманбаев, директор Театра Оперы и Балета при академии Алибека Днишева. Он мне рекомендовал Шарипову как самого лучшего педагога. И предупредил: «Если она вас не возьмет, не обижайтесь, потому что она занимается далеко не со всеми. Если откажет, с вами буду заниматься я». Так что у меня были пути для отступления.

Но Надия Шарипова мне сказала: «Хорошо!»

– То есть, она не сказала вам, что у вас есть талант?

– Она стала распевать меня и после этого обронила фразу, что хороший голос – он один на миллион! Я подумал, что она имеет в виду мой голос. Зарделся! Но адресную похвалу я услышал еще не скоро.

Сразу после первого прослушивания Шарипова назначила время: каждый четверг в 14:15. Тогда я еще не знал: заниматься или нет. Занятия вокалом стоили очень дорого — $2 тыс. в год, почти столько же, сколько стоила квартира в Алматы. Но все-таки решил, что надо.

Потом, когда я учился, Шарипова всегда ставила меня в пример всем консерваторским: «Вот смотрите, слушайте, как юрист поет!». Такая похвала от Шариповой стоила дорогого! Она чаще критиковала, на критику не скупилась. Многие не выдерживали. А меня ее критика мотивировала. Она так умела говорить, подбирала такие слова, которые лично меня не ранили. Именно поэтому, наверное, мы с ней подружились и я старался помогать ей до последних ее дней.

– Надия Шарипова была единственным вашим педагогом?

– Я до сих пор продолжаю учиться вокалу. Сейчас мой педагог – Людмила Михайловна Иванова-Сокольская. Совершенству действительно нет предела, это не так, что ты получил диплом, и все – специалист. Нужно постоянно развиваться! Если ты чувствуешь, что педагог ничего тебе уже не дает, нужно менять педагога, и продолжать учиться.

Я всегда очень критично относился и отношусь к себе, и знаю, в чем мои минусы. Пройдя через школу Шариповой, я легко переношу любую критику. Но, к сожалению, менталитет у наших людей комплементарный. Мне это немного мешает, позволяет расслабляться.

– Вы учитесь всю жизнь, ищите себя – не слишком ли это утомительно?

– Да, материальные ценности для меня не главное. Родственники упрекают, что у меня нет квартиры, машины, что я витаю в облаках. Но материальные ценности не определяют мое понимание счастья. Да, у меня нет личной студии, у меня нет сколь-нибудь серьезного контракта.

Я мог бы заключить такую сделку – мне предлагала 10-летний контракт итальянская продюсерская компания, благодаря которому я мог бы решить все свои материальные вопросы. Но мои юридические познания наложили запрет на многие предложения, которые мне делали. Все может быть в шоколаде, пока у продюсера и у тебя все хорошо, но если ситуация поменяется, закон будет на стороне продюсера. Это означает полную потерю свободы, а это для меня неприемлемо.

В какой-то мере я фаталист и думаю «чему быть, того не миновать». Если есть цель, то ты к ней обязательно придешь, любыми путями. Если ты двигаешься по жизни в соответствии со своим сердцем, то любые закрытые двери, окна и форточки пойдут тебе на пользу, т.е. это не твой путь, а мой путь через мою дверь должен быть открытым, легким, без преград. Я каждый день ценю мое ощущение свободы.

Ержан Нургалиев

– Но в одном из интервью вы говорили, что, похоже, становитесь авантюристом. Это помогает реализоваться?

– Да, я стал замечать за собой такую странность. Активно занимаясь спортивными играми, волейболом, баскетболом, я стал выплескивать эмоции, кричать, как дикарь, и на каком-то этапе вдруг почувствовал, что стало происходить открытие меня самого изнутри и вместе с этими выплесками создается кураж, а он творит чудеса. Эту модель перевожу на жизнь и понимаю, что нужно больше раскрываться. Я стал делать вещи, которые раньше не мог себе позволить, и не смотрю на то, как на это отреагирует общество. Хочу, и делаю! Наверное, именно поэтому пошел в телепроекты Х-фактор, Голос.

– В качестве наставника?

– Если бы! В качестве участника! Все эти мои поступки – чистый авантюризм. Но меня выгоняют из проектов, вырезают из эфиров. Я «неформат». Продюсерам неинтересно меня показывать. А члены жюри, которые имеют огромную вокальную школу, и у некоторых я бы с удовольствием поучился, говорят о том, что им нечего мне дать. Они всерьез считают, что я иду в проекты за PR. Они узнают меня с закрытыми глазами и не поворачиваются, считая меня профи, щедро раздавая мне комплименты постфактум. Одна из членов жюри национального конкурса призналась, что меня не зря поставили в проекте последним, 149-м, что мест уже не было…

Тогда, год назад, Ержан рассказывал мне, что его не приглашают на концерты, хотя раньше все двери для него были открыты. Что он всерьез подумывает поехать в Москву, где больше возможностей. У него разрывается сердце – он казахстанец, прекрасно поет на казахском языке, но вынужден искать признания за пределами страны.

Из личной страницы Ержана Нургалиева в Facebook:

«Я в гостях у моего гуру — Андрея Чистякова, который 20 лет назад мне свернул «крышу», после чего я поступил еще в 4 Вуза и понял, что наши возможности неограниченны: вскоре занялся профессиональным пением! Благодаря ему я стал таким, какой есть! Спасибо нашим учителям! 20 лет не видел этого человека, а теперь я у него дома, в Москве, ношу его пальто!».

…И вот пролетело время, Ержана Нургалиева приглашают в турне по странам Европы – его график расписан: Франция, Испания, Италия, Македония, Сербия, Албания. Собирает аншлаги в России и Турции. Уже в этом году нашего исполнителя встречали овациями на международном фестивале в Дубаи, где он исполнил новую итальяно-казахскую композицию «Мен сены ушин». В рабочем графике – концерты в США. И как вишенка на тортике – сольный концерт в концертном зале «Пирамида» (г. Астана) в рамках ЭКСПО-2017.

«Глупо искать какие-то причины того, что происходит в моей творческой жизни. Я точно знаю: нужно идти вперед, и если не здесь, то в другом месте. До сих пор мне не хватало действий, но теперь я знаю, что нужно делать», – похоже, эти слова, которые сказал мне Ержан Нургалиев в завершение интервью, стали определяющими.

Ержан Нургалиев

Справка Интернет-газеты Зонакз

Ержан Нургалиев — единственный исполнитель жанра «неоклассика» в Казахстане (синтез оперы и эстрады), ученик легендарных Ермека Серкебаева и Надии Шариповой. По мнению музыкальных критиков, Ержан Нургалиев — один из лучших исполнителей итальянских произведений в стране. Победитель Международного конкурса оперных исполнителей в Москве (2012), обладатель «Уникального драматического тенора» по версии КИнЭС-2014 (отечественный аналог Книги рекордов Гиннеса). Участник проекта «Голос Казахстан» (2013г.), видеоролик выступления которого в YouTube набрал более 3,5 млн. просмотров.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...