Казахстан в 1917 году. Эпоха больших перемен

К 100-летию Февральской революции

Россия, 1917 год

 

В 1917 году 23 февраля по старому стилю или 8 марта по новому в Петрограде прошли женские демонстрации с лозунгами «Хлеба и мира!», протесты против войны. На следующий день к забастовке подключились рабочие Путиловского завода, стали возникать отдельные стычки с полицией города. Некоторые стихийные митинги перешли в массовые стачки и демонстрации, столкновения с казаками и полицией приобрели массовый характер. Через 4 дня император Николай II отрекся от престола, временное правительство гарантировало женщинам избирательное право. 1 марта по старому стилю новая власть была установлена в Москве, в течение марта – по всей стране.

Таким образом, именно женщины и Международный женский день 1917 года явились спусковым крючком, приведшим к отречению от престола императора, Февральской революции, которая в свою очередь привела к Октябрьскому перевороту и возникновению СССР…  [1]

Так это было. Но позже, создавая учебники по истории большевистской партии, женское движение исключили из разряда первых вставших на путь демонстраций и протестов против войны. В советское время первенство было отдано путиловским рабочим, а женщины  упоминались вскользь.

В изучении истории 1917 года в советское время главный акцент делался на победу большевиков, а остальные перечислялись через запятую как враги рабочих и крестьян и только в отрицательных тонах. Сегодня, изучая документы, мы знаем, что был разный спектр партий и их программ, которые зачастую перекликались, находили своих сторонников в совершенно неожиданных местах и у самых разных людей независимо от их положения и статуса.

Все было не так просто. Не было в регионах двоевластия, которое сложилось в Москве и Питере. А на местах, в  том числе и в Казахстане, возникло многовластие. В советских учебниках, конечно же, писали о том, что в марте стала устанавливаться власть большевиков повсеместно в Степном крае. [2]

Мы не ставим себе задачей анализ  работы большевистской партии в 1917 году, наша работа – показать другой спектр мыслей и дум участников тех событий в России, и в первую очередь в  казахской степи.

Давайте сделаем анализ по документам архивов, воспоминаний и печати тех лет разных партий и движений.

 

1916 год

Для всей страны тяжелым испытанием стал период первой мировой войны. В Туркестане это усугубилось указом Николая II о призыве на тыловые работы с разнарядкой по регионам – Указ императора от 25 июня 1916 г. «О привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных необходимых для государственной обороны работ» [3].

Количество призываемых на тыловые работы для Казахстана определили непосильное – 250 тысяч, тем самым каждая третья семья кочевого или полуоседлого аула теряла своего работника и оказывалась на грани гибели.

Лучшие умы казахской национальной интеллигенции, и, в первую очередь Алихан Букейханов, выступили за подчинение народа царскому указу, полагая, что ярые проводники колониального курса переселенческой политики используют взрыв народного гнева в своих чисто шкурных интересах.  Благодаря власти и работе части национальной интеллигенции более 120 тысяч тыловиков своим трудом поддержали действующую армию и промышленность.

При содействии мусульманской фракции IV Государственной Думы и деятелей земского союза, Алихан Букейханов добился проведения в начале августа 1916 г. совещания в Оренбурге представителей областей Казахстана и царской администрации. Оно выработало ряд конкретных мер, серьезно способствовавших проведению отправки «тыловиков», снятию напряженности во многих районах края, исключая Тургайскую область, где во главе борьбы встал Амангельды Иманов. Алихан Букейханов добился того, что  Государственная Дума направила для изучения дел о восстании в Уральск, Оренбург, Ташкент комиссию А.Ф. Керенского.

В ту пору Прогрессивный блок IV Государственной Думы, руководимый лидерами кадетской партии, вел фронтальное наступление на правительство, и оно было вынуждено уступить, опасаясь потерять контроль над обществом [4]. При Генеральном штабе была создана межведомственная комиссия, которая передала в руководимый А.И. Гучковым общественный орган «Земгор» (союз земств и городов) контроль над тыловиками, для чего в составе Земгора создали инородческий отдел, куда был включен ряд представителей интеллигенции Казахстана и Центральной Азии, в том числе Алихан Букейханов [5].

События 1916 г. явились дополнительным импульсом взрыва национального самосознания казахского этноса. В различных районах дают знать о себе люди, стоявшие на позициях борьбы за права и свободы народа. Одним из таких деятелей стал Кольбай Тогусов активный участник демократического движения, чье желание издавать в Ташкенте свою газету вызвало подозрение у полиции. 9 декабря 1916 г. начальник Туркестанского охранного отделения полковник Волков сообщил своему руководству, что К. Тогусов решил начать издание газеты «Алаш», как союзницы газеты «Казах» и журнала «Айкап».

Первый номер «Алаш» вышел 26 ноября 1916 г. и в нем дана программная статья, где идет речь о том, что перед казахским народом стоят восемь основных задач. Первая – выбор способа жизни – оседлость или кочевание. Вторая – развитие народного просвещения. Третья – проблема воинской повинности. Четвертая – создание земства. Пятая – восстановление представительства в Государственной Думе. Шестая – создание судебной системы. Седьмая – раскрепощение женщины. Восьмая – развитие экономики казахского края [6].

Само по себе намерение ранее судимого К. Тогусова включиться в политическую и культурную жизнь казахского общества тревожило сотрудников политического сыска империи. Нам же важно отметить, что идеи А.Н. Букейханова получили признание и у того, кто позднее станет яростным оппонентом лидера партии «Алаш» и основателем Казахской социалистической партии «Уш-Жуз».

Алаш-Орда

Алашская интеллигенция, Семей, 1918 год.

Слева направо, первый ряд: Жакабай Атикеулы, Жубандык Болганбайулы, Турагул Абайулы, Алихан Букейхан, Райымжан Марсеков.

Второй ряд: второй слева Мукан Жакежанулы, затем Кокбай Жанатайулы.

1917 год, кадеты

 

Начало 1917 г. А.Н. Букейханов встретил в Минске, где дислоцировался  «инородческий отдел» Земгора при штабе Западного фронта. Там же его и застала весть о падении самодержавия и создании Временного Правительства. Буквально сразу же после отречения царя и создания Временного Правительства А.Н. Букейханов отправляет 5 марта 1917 г. в Оренбург, в редакцию «Казаха» и своим сторонникам на местах телеграммы, содержавшие конкретные  предложения по стратегии и тактике действий в новых условиях, когда время не позволяло раскачиваться. Он рекомендует: «Спешно обсудите аграрный вопрос. Наш лозунг – демократическая республика» [7]. Собственно данные установки вытекали из линии проводимой с 1905 г. и развитой в публикациях газеты «Казах». А спустя две недели А.Н. Букейханов отправляется на проходивший в Петрограде с 25 по 28 марта 1917 г. VII  съезд конституционно-демократической партии. Там, в столице новой России начала реализовываться концепция строительства демократической парламентарной республики, как подлинного выражения народовластия [8].

ЦК партии народной свободы привлек к участию в работе съезда не только 323 делегата местных организаций, но и тех членов ЦК, депутатов Государственной Думы всех созывов, кто по разным причинам не мог быть избран делегатом. Мандат Алихану Нурмухамедовичу был выдан как депутату 1-й Государственной Думы [9]. Съезд дал установку на обновление партийной программы, в частности по аграрному вопросу, местному самоуправлению, изменил пункт устава о порядке выборов членов ЦК.

Новое правительство назначило вместо губернаторов своих комиссаров на места. Учитывая особо конфликтный характер ситуации в Тургайской области, правительственным комиссаром в ней был назначен А.Н. Букейханов [10].  Он принял  эту должность 11 апреля 1917 г. [11] и выполнял обязанности главы администрации вплоть до конца года. С первых дней вступления в должность на его долю выпала нелегкая участь урегулирования всех проблем, связанных с последствиями восстания Амангельды Иманова и действий карательной экспедиции генерала Лаврентьева. Как представитель Правительства, провозгласившего верность курсу продолжения войны, он был связан в своих действиях и был вынужден требовать суда над лидерами восстания. После решения этих задач он выехал в Петроград на VIII  съезд партии народной свободы как делегат Тургайской организации.

Этот съезд работал в Петрограде с 9 по 12 мая. Его отличительной чертой стало то, что  главными стали вопросы о текущем моменте, аграрный и национальный. С докладом по национальному вопросу выступил профессор МГУ Ф.Ф. Кокошкин. Его тезисы о недопустимости федерализма в стране фактически означали курс на ограничение интересов нерусских народов, и это вызвало протест украинцев и литовцев [12].

Съезд избрал новый состав ЦК партии в составе 66 человек. 48-м в списке членов ЦК значится Букейханов А.Н. [13]. Включение в руководящий состав кадетов стало признанием роли политика из казахской степи и его значимости в рядах правящей политической партии российского государства.

 

1917 год, создание казахской национальной политической партии

 

Но участие в главной правительственной партии не остановило А. Букейханова от формирования казахской национальной политической партии. Собственно к её созданию приступил актив газеты «Казах» во время проведения в уездах и областях съездов казахской общественности. Напомним, что основные лозунги партии Алихан Букейханов изложил в своих первых телеграммах из Минска сразу же после падения самодержавия. Ими стали: поддержка Временного Правительства, демократическая федеративная республика, «Земля тому, кто извлекает из неё доход скотоводством и земледелием» [14].

Первым прошел Тургайский съезд. Местом проведения явился Оренбург. Со 2 по 8 апреля 1917 г. 300 делегатов плюс представители Казанского, Уфимского мусульманских комитетов и редакции газеты «Вахт» обсудили обширную повестку, включавшую 14 вопросов. Съезд открыл ближайший соратник Алихана Нурмухамедовича – Ахмет Байтурсынов.

Учитывая особую роль газеты «Казах» как инструмента надежной информации общества, Тургайский съезд постановил: обеспечить более регулярный выпуск газеты, дать ей необходимую финансовую поддержку и издавать наиболее важные материалы отдельными брошюрами. Соглашаясь с лозунгом ЦИК Советов о революционной обороне страны, съезд не поддержал идею наступления на фронте, дистанцировавшись от линии кадетской партии.

Тургайский съезд в резолюции «События в Тургайской области, вызванные реквизицией киргиз на тыловые работы», обратился с просьбой к Временному Правительству назначить особую следственную комиссию (сенаторскую ревизию) для всестороннего изучения «незаконных действий всех должностных лиц, как по приему киргиз на тыловые работы, так и по усмирению восставших киргиз Тургайской области» [15]. Но Правительство, скованное курсом законодательной власти – ЦИК Советов – и резким противостоянием с левой оппозицией, прежде всего с большевиками, эти вопросы решить не могло.

Значимость Тургайского областного съезда не только в том, что он стал первым из областных форумов казахской национальной политической элиты, но и завершился фактически как краевой, ибо на нем было избрано оргбюро по созыву уже общенационального съезда по созданию казахской политической партии [16]. Фактически на съезде получил подтверждение тот факт, что, несмотря на свою явную малочисленность, новая казахская политическая элита в состоянии взять на себя груз решения задач возрождения национальной государственности.

13 апреля под руководством А.Н. Букейханова в Оренбурге прошло заседание Оргбюро по созыву общенационального съезда с целью объединения всех сил народа, «выяснения и обсуждения его нужд» [17].

Идеи А.Н. Букейханова по вопросам развития казахского общества нашли свое отражение и в решениях других областных съездов. Мы выделим два таких съезда: Семиреченский и Уральский. Первый проходил в областном центре – г. Верном с 12 по 23 апреля 1917 г. и был относительно немногочислен (81 делегат). Скорей всего это имело своей причиной сохранявшийся в области режим военного положения, о чем свидетельствовало даже то, что на открытие съезда прибыли: командующий войсками, и.о. вице-губернатора, и.о. прокурора и др. чины, но члена Туркестанского Комитета Временного Правительства М. Тынышпаева почему-то не было. Съезд обсудил 17 вопросов повестки дня. В отличие от Тургайского, Семиреченский съезд рассмотрел вопрос о войне и Временном Правительстве и о способах возвращения беженцев из Китая.

Обращает на себя внимание призыв участников съезда в Верном к Временному Правительству: Создать «в центре степных казахских областей Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской… особое Духовное собрание, и области эти наименовать «Казахстан» [18].

Касаясь вопроса о беженцах (а их масса была довольно внушительной), Семиреченский съезд отстаивал интересы не только казахского, но и понесшего во время действий карателей немалый урон кыргызского народа. Ораторы съезда защищали интересы в первую очередь жителей Пржевальского, Верненского, Джаркентского уездов, где противостояние было крайне острым. При этом, не называя фамилию М. Тынышпаева, делегаты подразумевали, что он как член Туркестанского Комитета возьмет под свой личный контроль острую для области проблему беженцев [19].

Уральский областной съезд 19-22 апреля 1917 г. отличен от других не только числом участников – 800 человек – не только повесткой дня из 23 вопросов, но и степенью их правовой обработки. По сути, делегаты сформировали основу юридического толкования проблем образования казахской автономии и создания национального правительства и собственной политической партии.

Съезд открыто высказался за приостановление переселения крестьян в казахские степи и недопустимость изъятия у казахов их земель даже в пользу государства. На третий день своей работы Уральский съезд заслушал специальный доклад  Жаханши Досмухамедова о реорганизации управления казахскими районами области и соответственно принятию «Временных правил управления Степной части Уральской области». Сегодня можно сказать, что «Временные правила» закладывали основы административного права будущего казахского государства. В IV разделе «правил» шла речь о милиции. Там было предусмотрено все: структура, функции, статус должностных лиц, финансовое обеспечение. «Правила» выступали заявкой на подготовку автономии [20].

Областные съезды дали необходимый материал и политико-правовую базу для постановки проблем создания общенациональной политической партии и создания условий по строительству казахской национальной государственности в форме автономии. Важно было утвердить свой курс, не конфликтуя с правящими партиями России.

Довольно осторожно, ибо ситуация в стране менялась стремительно, Алихан Нурмухамедович и редакция газеты «Казах» постарались обосновать необходимость особой позиции по вопросам принятия программы казахской политической партии и создания своей автономии. В газете «Казах» прошел ряд публикаций, где шла речь о том, почему не подходят программы кадетов, эсеров, социал-демократов. 24 июня 1917 г. газета «Казах» в передовой статье отмечала: «Сегодня в России существуют различные политические партии. Цели этих партий определены в их программах. Кто читал их, знает, что программа любой из этих партий не соответствует целям казахского общества. Следовательно, невозможно обойтись без создания самостоятельной партии, которая выражала бы более полно наши интересы».

Три месяца при деятельном участии А.Н. Букейханова Оргбюро вело подготовку общенационального съезда. Львиную долю этой работы выполнили А. Байтурсынов и М. Дулатов. Делегаты на съезд избирались на уездных и областных форумах и представляли все слои казахского общества. Показательно, что общий тон областных и уездных съездов отражал линию газеты «Казах» и политических установок, ставшего общенациональным лидером А.Н. Букейханова, которого даже такой же комиссар Временного Правительства М. Тынышпаев называл в своих письмах «Алихан-ага».

Необходимо отметить, что  А.Н. Букейханов был скован втройне. Во-первых, как член ЦК кадетов был вынужден поддерживать курс правящей партии, тем более что она обеспечила ему и группе его сторонников доступ к рычагам управления рядом областей и уездов края. Во-вторых, большая часть актива будущей партии принадлежала к верхам казахского общества. Это около 100 человек имевших высшее или незаконченное высшее образование. И примерно 700 человек – выпускники гимназий, прогимназий, училищ, учительских семинарий. На обе эти группы заметное влияние оказывали не только идеи национального возрождения, но и родоплеменные связи, их статус в степи. И, в-третьих, Казахстан был регионом расположения и деятельности четырех казачьих войск, верхушка которых стояла на позициях активной поддержки генерала Л.Г. Корнилова и лозунга «Единая и неделимая Россия».

Отсюда вытекала позиция: казахи должны осознать себя как единый народ, чему станет способствовать создаваемая национальная партия, казахи не должны забывать, что они мусульмане, часть огромного мусульманского мира, казахи должны помнить, что они граждане новой России.

Таким образом, это была центристская позиция, которая отвечала чаяниям и требованиям многих.

21 – 26 июля 1917 г. в Оренбурге прошел съезд представителей всех областей казахского края. Его повестка включала 14 вопросов: в том числе о форме государственного управления в стране и казахском крае, о национальной автономии, об участии во всероссийском мусульманском движении, о создании национальной политической партии, о войне, о земстве, о решении аграрных проблем, о просвещении, о народной милиции, выборах в Учредительное собрание и др. [21]

Председательствовали на съезде А. Байтурсынов и А.-М. Кутебаров. С основными докладами перед делегатами съезда выступили А.Н. Букейханов, его коллеги М. Дулатов, Ж. Досмухамедов. Съезд, поддерживая решения кадетской партии, постановил: «В России должна быть демократическая парламентарная республика». Статус казахских земель, по рекомендации А.Н. Букейханова, делегаты определили так: «Киргизские области должны получить областную территориально-национальную автономию» [22].

Решения по автономии показывали, что вопрос ставился в таком ракурсе, который, во-первых, нацеливал на восстановление территориальной целостности казахских земель, и, во-вторых, установление автономной формы существования казахского этноса. Кстати, данное решение противоречило курсу ЦК партии кадетов. Её руководство, открыто заявило: «Партия народной свободы не считает правильным разрешение вопроса в смысле создания организации национально-территориальной» [23]. То, что Алихан Нурмухамедович игнорировал установку кадетского руководства, говорило о приоритетности для него национальных интересов казахского этноса.

По аграрному вопросу делегаты приняли развернутое решение, в котором выделяется два пункта. Пункт первый: «До окончательного устройства самих киргиз, изъятие киргизских земель должно быть приостановлено». Что касается принципов землеустройства, мнение почти всех делегатов отражало состояние общества: «Землепользование киргиз должно быть на общинных началах» [24].

Естественно, одним из важнейших был вопрос о национальной политической партии. Съезд по рекомендации Алихана Букейханова и Ахмета Байтурсынова решил: «Признавая образование киргизской партии необходимым, съезд поручил представителям от киргиз во Всероссийском мусульманском Совете, выработать программу этой партии». В состав того совета было выдвинуто 8 человек, по одному от областей, где проживали казахи [25].

Революция 19017

Шествие казахов в Петрограде, март 1917 года.

1917 год, федералисты

 

Делегаты избрали своих трех представителей А. Букейханова, Ж. Досмухамедова, У. Танашева на съезд федералистов, работавший в Киеве. Тем самым съезд сделал еще один шаг по пути к созданию национальной автономии совместно с национальными политиками других районов страны [26].

Следует заметить: Алихан Букейханов знал, что религиозно настроенные слои интеллигенции казахского общества Сыр-Дарьинской и Ферганской областей активно участвовали в создании партии мусульман Туркестанского региона «Шура и Исламийя» (она была основана в апреле 1917 г. в Ташкенте, и один из её создателей Шер Али Лапин, выходец из Казалинска). Видимо по рекомендации своего лидера делегаты первого общеказахского съезда рекомендовали представителям областных казахских комитетов войти в состав руководства партии «Шура и Исламийя» на основе квоты, пропорциональной численности казахов [27].

Важное место в решениях данного съезда заняли вопросы об организации народной милиции, о земстве, о положении женщины, о событиях в Семиреченской области, о суде, о народном образовании. Но особое внимание делегаты уделили обсуждению кандидатур в Учредительное Собрание. В этот список вошли 79 человек от всех регионов края. Список открывал известный ученый и общественный деятель Сибири и Казахстана Г.Н. Потанин. В нем были также А.Н. Букейханов, его ближайшие сподвижники А. Байтурсынов, М. Дулатов и другие деятели казахского политического движения.

Решения июльского общеказахского съезда получили полное одобрение в ряде областных и уездных съездов. В их числе областной Тургайский съезд, проходивший в августе в Актюбинске. Такова же позиция съезда казахских представителей Сыр-Дарьинской области в сентябре того же года в Ташкенте. Это же имело место на съезде делегатов казахских комитетов в сентябре в Омске.

Отдавая должное Григорию Потанину (1835-1920), как крупнейшему этнографу, исследователю и общественно-политическому деятелю Сибири, с которым у А.Н. Букейханова существовали прочные личные связи, Алихан Нурмухамедович во главе делегации из 9 человек направился в Томск на конференцию сибирских областников. Отчасти и для того, чтобы получить личное согласие Потанина на включение его в список партии «Алаш» по выборам в Учредительное собрание. 14 октября 1917 г. на конференции областников Сибири он полностью поддержал позицию областников по вопросам солидарности с курсом Временного правительства и его внешней и внутренней политики. При этом он заявил, что свою автономию казахи хотели бы получить вместе с сибиряками [28].

 

1917 год, Алаш

 

Еще до поездки Алихана Букейханова в Томск, 5 октября 1917 г. в газете «Казах» была опубликована редакционная статья, где говорилось: «Постановление (июльского) съезда известно всем, поэтому, недолго думая, партии нашей желаем дать имя наших предков «Алаш». Редакция извещала об отправке телеграмм в областные и уездные центры с информацией о наименовании партии.

На обратном пути Алихан Нурмухамедович заехал в Омск и побывал на учредительном собрании местной организации партии «Алаш». Печать информировала читателей, что на том собрании «присутствовало 100 человек, участвовал известный киргизский деятель Букейханов» [29].

Собрания такого же плана прошли почти одновременно в Верном, Ташкенте, Семипалатинске, Уральске, Актюбинске и других городах степного края. Будь ситуация в стране иной, процесс создания национальной партии получил бы масштабный характер. Но все изменила Октябрьская революция, передавшая власть большевистским Советам. В Ташкенте, Омске, Петропавловске, Павлодаре, Аулие-Ате, Перовске, Казалинске, Актюбинске и других городах Советы распустили управленческие структуры, созданные после Февральской революции.

Но в ряде мест – Уральске, Оренбурге, Семипалатинске, Верном – то есть, четырех из шести областных центров, уцелели органы власти, созданные Временным Правительством. Это создавало надежду на возможность успешного продолжения борьбы. Правда, появился и неприятный диссонанс. Он был связан с позицией группы деятелей революционно-демократического направления, таких как С. Сейфуллин в Акмолинске, Т. Рыскулов в Аулие-Ате, большевик А. Джангильдин в Тургайской области. В число противников «Алаш» вошел и лидер мусульманских социалистов К. Тогусов, который начал выпускать в Петропавловске  свою газету «Уш-Жуз» [30].

Оценить всю глубину ситуации для Алихана Букейханова было чрезвычайно трудно. Тем более давали знать о себе традиционные позиции демократа конституционного плана. И он принимает решение войти в число тех, кто не признал власть Ленина.

В ноябре 1917 г. руководство «Алаш» рассылает на места извещение о созыве второго общенационального съезда. Между тем в большинстве уездов, где сохранялись прежние структуры власти, шло голосование по выборам депутатов в Учредительное Собрание. Эти выборы принесли весть, что «Алаш» и её лидер А.Н. Букейханов одержали в Казахстане убедительную победу [31]. Партия получила 57,5 процента голосов в Семипалатинской области, а в городе и уезде набрала 85,6 процента голосов. В Тургайской области за Алаш голосовали три четверти избирателей, в Уральской области (по списку областного казахского комитета), тоже 75 процентов [32].

Результаты голосования утвердили лидера «Алаш» во мнении, что ликвидация советского режима не за горами. И на эту идею «работало» многое. И позиция верхов казачества, и линия почти всех партий от кадетов до эсеров, и отношение к Советам со стороны союзников России, и даже противников – Германии, Австро-Венгрии, Турции.

10 ноября 1917 г. Алихан Букейханов и его соратники М. Дулатов, И. Омаров, С. Дощанов (видимо, не без подсказки атамана Оренбургского казачьего войска А. Дутова), направили главам Донского, Кубанского, Терского, Уральского, Оренбургского, Астраханского, Сибирского и Семиреченского казачьих войск телеграмму. «Мы, нижеподписавшиеся члены киргизской политической партии «Алаш», заявляем седому Дону и всем казачьим войскам, вошедшим в Юго-Восточный Союз, что Киргизский народ присоединяется к Юго-Восточному союзу» [33].

В ноябре лидеры «Алаш» разослали на места делегатам и гостям приглашения на II-й съезд партии. По данным оренбургской газеты «в качестве делегатов вызваны на съезд по два аксакала от каждого уезда и по два представителя интеллигенции от областных комитетов Степного края и некоторых мусульманских организаций» [34].

За две недели до съезда в газете «Казах» 21 ноября 1917 г. был опубликован проект Программы партии «Алаш». Он состоял из 10 разделов. Программа самим фактом её публикации подтверждала, что создана национальная партия, ставящая перед собой вполне осмысленные цели и задачи. Программа говорила и о том, что завершалось идейное и организационное становление партии. Программа исходила из идеи плавного, медленного, эволюционного преобразования казахского общества в рамках российской парламентской республики. Партия «Алаш» стояла за объединение казахских земель в автономное национально-государственное образование как части России [35].

На съезд прибыли 80 делегатов и более 130 гостей. Характеризуя состав съезда, корреспондент ташкентской газеты отметил: «Большинство из них хорошо говорит по-русски, немало лиц с высшим и средним образованием» [36].

Съезд работал восемь дней с 5 по 13 декабря 1917 г. в Оренбурге. Им руководили поочередно А. Букейханов, Б. Кулманов, Г. Карашев, А. Байтурсынов, М. Дулатов, Х. Досмухамедов, С. Епдирбаев.  Алихан Нурмухамедович выступил на съезде с докладами об автономии, о союзе с областниками Сибири и сделал информацию по вопросу присоединения к Юго-Восточному союзу казачьих войск. На съезде выступил военный министр правительства Кокандской автономии М. Чокаев. С докладом комиссии по вопросам автономии казахского края, о создании народной милиции и о составе правительства национальной автономии, к делегатам обратился  Х. Габбасов. Он отметил роль инициатив Алихана Букейханова, предложил дать наименование новой автономии Алаш-Орда [37].

Часть делегатов из западных областей выступила за немедленное провозглашение национальной автономии, но Алихан Букейханов не хотел получить врагов в российском демократическом движении, где господствовал лозунг «Единая и неделимая Россия». Внимательно наблюдавшая за работой съезда печать Оренбурга отмечала в этой связи: «Вообще-то, на съезде преобладало умеренное и чуждое государственного сепаратизма течение, благодаря образованным и просвещенным деятелям, во главе которых можно поставить Букейханова, принадлежащего к кадетской партии» [38].

 

1917 год,  выход из партии кадетов А. Букейханова

 

Первое заявление о выходе из партии кадетов А.Н Букейханов сделал на первом общенациональном съезде в июле 1917 г. Но, видимо, данное заявление не нашло организационного решения и IX съезд кадетской партии (23-29 июля 1917 г.) вновь избрал его в состав своего ЦК. А тот, в свою очередь, сохранил за ним место комиссара Временного Правительства по Тургайской области. Но в декабре 1917 г. ситуация изменилась. Временное правительство уже не существовало, партия кадетов потеряла власть всюду. И в 256 номере газеты «Казах» он разъясняет свою позицию расхождением с верхами кадетов по трем вопросам – аграрному, национальному и по вопросу отделения церкви от государства.

Кадеты за частную собственность на землю. Казахи за сохранение общинной собственности. «Партия кадетов против национальной автономии. Мы же, собравшиеся под знаменем «Алаш», решили создать национальную автономию. Как свидетельствует история… если мулла будет брать жалование от правительства, то он непременно продастся. Духовные дела будут принижены… Поэтому его надо отделить от государственных дел. По-русски это называется, «отделение церкви от государства». Кадетская партия не согласна с моей позицией.

В этом году стало ясно расхождение по этим трем пунктам. Я после этого постарался создать партию «Алаш» [39]. Публикация в «Казахе» ставила точку в пребывании Букейханова в составе кадетской партии России. Близкая к этой партии газета «Оренбургский край» выразила сожаление данным решением казахского лидера  [40].

 

1917 год, борьба партий за власть

 

Заявление руководства партии о том, что настал час испытания «Алаша», оказалось провидческим. Не успев до конца оформиться как самостоятельная партия – у «Алаш» имелось руководство, было три областных комитета (Тургайский, Семипалатинский, Уральский), в стадии организации находились еще два (Сыр-Дарьинский и Семиреченский), был создан Центральный Совет (Правительство) во главе с А. Букейхановым, как ситуация стала крайне опасной. Оренбург пал под ударами красных войск. В Верном, Семипалатинске и Ташкенте большевики серьезно ограничили деятельность местного актива партии «Алаш». В Омске, Петропавловске, Атбасаре, Акмолинске, Чимкенте, Казалинске, Кустанае прошли аресты активистов партии [41].

Алихан Букейханов вынужден был перебраться из Оренбурга в Семипалатинск. Его основным звеном связи с народом становится газета «Сары-Арка». Начинается поиск возможностей для продолжения начатого дела и организации действенной защиты казахского общества. Естественно, на решение отъезда повлияло то, что в состав руководителей Тургайской области вошел большевик Алиби Джангильдин, которого летом 1917 г. за противодействие курсу Временного правительства А.Н. Букейханов был вынужден подвергнуть трехмесячному аресту. Оппоненты лидера «Алаш» были поистине вдохновлены тем, что они могли использовать новые возможности. А. Джангильдин, как чрезвычайный комиссар Советского правительства, 25 января 1918 г. разослал из Оренбурга телеграмму: «Прошу именем Совета Народных Комиссаров подвергнуть аресту…скрывшихся от революционного суда из Оренбурга Букейханова, Байтурсунова и Омарова» [42].

Новая ситуация в советскую эпоху трактовалась как провал линии руководства «Алаш». Эти идеи вошли в оборот с середины двадцатых годов и будучи взяты на вооружение идеологическими структурами большевистских организаций стали своеобразным штампом. И хотя историки, в том числе и партийные, вводили много новых сведений, расходившихся с версией провала, жесткость трактовок смягчалась крайне медленно, слишком тяжелым оказался груз союза «Алаш» с антисоветскими силами [43].

Список литературы.

 

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...