«Made in Kazakhstan», говорите? А может быть, сначала накормить собственную нацию?

Маленький успех сельского хозяйства трактуется как большая победа. Чиновники в Астане уже называют АПК драйвером экономического роста. Но пока это больше несдержанный оптимизм, чем реалии

В 2016 году обозначились новые драйверы роста экономики: строительство, сельское хозяйство, транспорт и обрабатывающая промышленность. Однако, как отмечают эксперты, «ни одна из данных отраслей на такую роль не тянет»: они показали относительно невысокие темпы развития, их рост скорее математический, чем реальный. И первые два месяца 2017 года подтверждают этот тезис. Так, например, сельское хозяйство в 2016 году выросло на 4,5%, а за январь-февраль и того меньше – всего на 1,6%. Разве может быть таким непостоянным генератор экономического роста?

Нарисуем – будем есть?

В профильном министерстве, впрочем, воодушевлены результатами сельскохозяйственных предприятий: поголовье животных увеличилось на 1,3%, производство мяса возросло на 3,5%, молока – на 3,1%, яиц – на 0,1%. Урожай зерновых полностью обеспечивает внутреннюю потребность и до 9 млн. тонн Казахстан может экспортировать. В 2016-м собрали рекордный урожай овощей, бахчевых, яблок, риса. В три раза больше получено хлопка, маличных культур – в полтора раза. Увеличено производство круп, сахара, муки, растительного масла. В целом объем производства продуктов питания вырос на 3,8%.

Но особые надежды возлагаются на новую программу развития АПК, которая утверждена 14 февраля с.г. Госпрограмма рассчитана на 2017-2021 годы. Ее основные приоритеты: насыщение внутреннего рынка и развитие экспортного потенциала отечественной продукции, максимальное вовлечение мелких и средних хозяйств в сельхозкооперацию, эффективное использование водных ресурсов и развитие торгово-логистической инфраструктуры.

Сельскохозяйственная кооперация – это новая фишка. В прошлом году уже создано 157 кооперативов с охватом 15 тыс. личных подсобных хозяйств, а попросту – личных подворий. На их базе организовано более 100 молокоприемных пунктов и 7 тыс. откормплощадок. В 2017 году, как рапортуют акиматы, будет создано еще 410 кооперативов, что уже превышает целевой параметр госпрограммы, в которой предусматривается образовать 326 сельхозкооперативов. Программа еще только запущена, а победные реляции уже составлены!

Существенной ревизии подверглись меры господдержки. Исключены 11 видов неэффективных субсидий, внесены изменения в нормативы 39 видов субсидий. «В результате, при том же объеме бюджета охват производителей мерами господдержки увеличится в 7,5 раз (с 67 до 500 тыс.), и, прежде всего, мелких хозяйств и кооперативов. При этом новые механизмы нацелены на конечный результат – урожайность, привес и загрузку перерабатывающих мощностей», — отметил на коллегии министерства сельского хозяйства министр Аскар Мырзахметов, также занимающий должность и заместителя премьер-министра.

Решено автоматизировать процессы оказания государственных услуг и субсидирования. В настоящее время, оказывается, из 17 направлений субсидий только по двум (племенное животноводство, удобрения) подается заявка через портал «Электронного правительства», а сам процесс рассмотрения и принятия решений не автоматизирован. Но уже в 2018-м должно все измениться: выдача субсидий по всем направлениям будет автоматизирована, что позволит сократить сроки рассмотрения заявок в среднем в 2,5 раза (с 18 до 7 дней) и, надеются авторы госпрограммы, это снизит коррупционные риски при выдаче субсидий.

И вот она, главная цель госпрограммы развития АПК: в 2017 году увеличить экспорт на 10%, а к 2021 году – на 40%!

Маленький успех сельского хозяйства

Напоминание о логике

Власть должна быть в меру оптимистичной. И она имеет право надеяться, что все будет в шоколаде и в масле. «Мы можем занять свою нишу на мировых продовольственных рынках, выпуская экологически чистые продукты питания. Сам бренд «Made in Kazakhstan» должен ассоциироваться с экологически чистой продукцией. Нами уже выработаны подходы по новому принципу распределения субсидий и созданию кооперативов с использованием потенциала личных подсобных хозяйств, а также повышению производительности труда», — говорил премьер-министр Бакытжан Сагинтаев на одном из заседаний правительства.

Но до того, как о бренде «Made in Kazakhstan» узнают во всем мире, нужно очень много времени, эта перспектива явно находится далеко за горизонтом 2021 года. Причин тому много.

Во-первых, Казахстан до сих пор не обеспечивает свою внутреннюю потребность в продуктах питания. Да, некоторые стратегические продукты – муку, мясо, молоко, сахар мы производим с избытком, но, например, по бакалейным товарам, зависим на 30% от внешних поставок. Понятно, когда речь идет об экзотических фруктах, но в структуре импорта есть мясо, колбасы, молочные продукты, кондитерские изделия, неэкзотические фрукты, жиры и масла животного и растительного происхождения, обыкновенные помидоры, огурцы и консервы из них.

В целом физическая доступность продовольствия в нашей стране не достигла международного уровня, принятого международной продовольственной организацией, который составляет 84%. Население обеспечено продуктами питания отечественного производства примерно на 75-80%.

Значит, первой и основной должна быть цель – накормить собственную нацию.

Во-вторых, сельскохозяйственный сектор остается преимущественно экстенсивным. Нет современных технологий возделывания сельскохозяйственных культур, нет технических средств – машинно-тракторный парк давно устарел, а лизинговые программы из-за неплатежеспособности крестьян и беспросветности их бытия не работают, большие проблемы со сбытом растениеводческой и животноводческой продукции и их переработкой.

Конечно, министерству сельского хозяйства уже поручено разработать комплекс мер технологического перевооружения отрасли до 2025 года. Но разве не это главная цель? Разве не нужно было сделать это еще вчера, до принятия программы развития АПК?

Сельчане, конечно, пытаются выкручиваться. Если верить статистике, то количество малых предприятий на селе, в том числе в форме ИП, превышает количество городских, но, понятно, что они не могут пока твердо встать на ноги, чтобы формировать существенную часть госбюджета. Их инициативу и возможности подавляют финансовые условия. Банки не идут в село, чтобы кредитовать производителей, а аппетиты микрофинансовых организаций, подвизающихся в этой нише, сравни ростовщическим.

В-третьих, село испытывает острую нехватку в инвестициях. В 2016 году, кажется, наметился прорыв: в 2016 году в сельское, лесное и рыбное хозяйство страны проинвестировано 252,9 млрд. тенге – это на 51,4% больше, чем в аналогичном периоде 2015 года. Более половины (56,8%) инвестиций, по данным ranking.kz, пришлось на три именно зерносеющих региона – СКО (56,8 млрд. тенге, рост – 28,5% за год), Акмолинскую область (51,7 млрд. тенге, рост за год более чем вдвое) и Костанайскую область (35,3 млрд. тенге, плюс 31,1%).

Казалось бы, вот он, ключ к успеху. Однако эти инвестиции недостаточны, чтобы поднять сельское хозяйство на современный уровень. В 2015 году объем вложений в основной капитал сельского хозяйства составлял 2,3%, по итогам 2016-го вес АПК в совокупном инвестпортфеле вырос всего до 3,3%!

P.S. Иметь амбиции похвально. Но нельзя игнорировать обыкновенную логику. Все действия должны подчиняться ей. Нельзя бежать впереди паровоза, даже с таким жизне-утверждающим транспарантом «Made in Kazakhstan»…

 

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...