Война Миров. Эрдоган Великолепный

Инициатор референдума добился победы, но Турция осталась расколотой страной

Подвержен ли Реджеп Тайип Эрдоган в высокой степени кратофилии (любовь к власти) – вопрос спорный. С одной стороны все годы в руководстве Турции его усилия укладываются в тренд по увеличению собственных властных полномочий. С другой стороны это может быть реакцией на объективные внешние и внутренние вызовы. Почти все бывшие владения Османской империи в Азии и Африке в огне (Ливия, Сирия, Ирак, Йемен) или «напряге» (Алжир, Тунис, Египет, Ливан, Саудовская Аравия), «кемалистская» модель развития себя исчерпала, а руководить Турцией и заниматься вопросами ее развития все равно надо. Харизматичный лидер Эрдоган готов брать на себя ответственность и вести страну в том направлении, которое считает правильным. И пусть он победил в ходе референдума 16 апреля, различных врагов у турецкого президента много по любым методикам подсчета.

Реджеп Тайип Эрдоган полон противоречий. Многовекторность Нурсултана Назарбаева на его фоне выглядит кораблем, поставленным на бочки, тогда как судно турецкого президента рыщет в поисках места, где ему по сумме очков станет наиболее комфортно. Само море плавания совершенно небезопасное. Из этой серии и отношения с Россией, где сначала заявили о газовой дружбе, потом поссорились из-за Сирии и сбитого российского бомбардировщика, затем помирились – и все это в кратчайшие по любым историческим меркам сроки. Аналогично с Евросоюзом, где Анкара то рвется в «дружную семью» европейских народов, то планирует провести референдум на тему надо ли стране туда двигаться в принципе.

Стоит отдать должное турецкой политической культуре. Полномочиями наделили не действующего президента, а того, который придет к власти с 3 ноября 2019 года, после проведения президентских и парламентских выборов. Если сравнивать с властными возможностями за турецко-евросоюзовской границей, то новый глава президентского кресла будет прямо султан (право распускать парламент, отстранять министров и судей, назначать себе до пяти вице-президентов). Но когда посмотришь на полномочия глав государств в таких представителях тюркского мира, как Азербайджан, Казахстан или Туркменистан, то будущий властитель Анкары и Стамбула выглядит весьма скромно. В общем, закон относительности во всей своей красе.

По нормам турецких политических раскладов, Реджеп Эрдоган фактически из ниоткуда прыгнул на пост мэра Стамбула, одного из самых больших городов мира. Дистанция получилась больше, чем если бы аким Алатауского района Алматы стал главой южной столицы Казахстана. На новом посту быстро проявились хорошие знания и умения нового управленца, в том числе полученные в Университете Мармара на факультете экономики и коммерческих наук. За мэрский период (1994 – 1998 гг) Эрдогана крупнейший мегаполис Турции принял тот вид, который имеет сегодня. То есть появились качественные морские автобусы, паромы; на сообщение с Бурсой, которое прежде занимало 8 часов вдоль побережья, стало уходить 45 минут (комфортабельные корабли отплывают каждые полчаса).

Референдум в Турции

Как бы то ни было, но Стамбул, Анкара, Измир – вся тройка крупнейших мегаполисов Турции – на референдуме 16 апреля проголосовали против поправок в конституцию, а значит и против Реджепа Эрдогана. Отсюда и такой маленький перевес у победителей – 51,7%. Фундаментальная опора действующей правящей элиты – сельская местность. Правда, село там образца XXI века – комфортабельные дома, механизация, госсубсидии. Этнические турки, переселяющиеся из Казахстана в сельскую местность на исторической родине, сразу отмечают подъемные пособия для акклиматизации на новом месте, бесплатное жилье и бесплатные земельные участки, беспроцентные ссуды на развитие производства и освобождение новых аграриев от налогов сроком до восьми лет. Чтобы направить такие ресурсы для блага сельских жителей и аграрного производства, их надо где-то взять. Взяли у горожан, дабы не «зажирались». В итоге реакция вполне предсказуемая – мегаполисы против нового курса, глубинка за. Разумеется, делить на «город – село» или «побережье Эгейского моря – центральная Анатолия» – это сильное упрощение, но и такие аналогии позволяют схематично представить картину внутритурецких предпочтений.

Эрдоган пришел в большую власть и большую политику тогда, когда стало очевидно, что прежняя модель государства, построенная Мустафой Кемалем Ататюрком, выработала свой ресурс конкурентоспособности. Например, турецкие генералы, которые как и любые другие генералы в основной своей массе мыслят форматом «упал – отжался», перестали выступать в качестве инструмента развития страны. «Бархатный переворот» 1997 года, когда военщина пыталась противостоять исламизации страны, лишний раз показал, что собственной эффективной повестки у генералов нет. Что касается правления гражданских лиц, но с куда более глубокими религиозными воззрениями, чем завещал Ататюрк, то они достаточно долгое время демонстрировали впечатляющую экономическую успешность. Чтобы закончить тему генералов, отметим, что хребет армии в ее старом формате, где она выступала гарантом светского развития Турции, Реджеп Эрдоган сломал. Отсюда и попытка военного переворота в ночь с 15-го на 16-ое июля 2016 года, больше похожая на карикатуру.

Анакра долго и упорно пыталась стать частью Европейского союза, из-за чего много усилий потрачено на переформатирование Турции, с целью ее более гармоничного совмещения с ЕС. Сам Эрдоган во всех справочниках всегда позиционировался как сторонник вхождения его страны в Евросоюз. Однако европейские элиты, несмотря на то, что Анкара член НАТО и находилась под протекцией США, двери перед Турцией захлопнули. «Эй, Евросоюз! Ты не хочешь, чтобы мы присоединились к тебе потому, что большинство нашего населения – мусульмане», – заявил турецкий лидер. Похоже он прав. В Европе хоть здания церквей все больше перепрофилируются (потому что нет прихожан), однако цивилизационная основа Европейского союза остается христианской. Да и иметь на своих непосредственных границах Ирак с Сирией в Брюсселе совершенно не горят желанием. Разочарование в Объединенной Европе стало одним из ресурсов пополнения политического капитала Реджепа Эрдогана.

Многие наблюдатели считают, что одним из главных противников турецкого президента выступает Фетхуллах Гюлен. Отсюда такие масштабные чистки последователей этого общественного деятеля в госаппарате, армии, спецслужбах, судейском корпусе, сфере образования и СМИ. Анкара добивается у США (Гюлен живет в штате Пенсильвания) экстрадиции этого человека, устроила кампанию по дискредитации его образовательной сети. Турция вообще давно и сильно любит всякие тайные общества – это ее характерная черта.

Вообще-то и без Фетхуллаха Гюлена список недоброжелателей у Эрдогана огромный. Кроме кемалистов, которые отнюдь не стали маргинальной политической силой Турции, лидеру исламистов противостоят движения и группы с левыми взглядами (от коммунистов и социалистов до анархистов). В этническом и политическом плане острым остается курдский вопрос. Реджеп Эрдоган извинился за резню алевитов (не путать с алавитами) и заза в 1937-38 годах, но не признает геноцида армян в годы Первой мировой войны и геноцида понтийских греков. Президент в сложных отношениях с армией, при этом отправляет ее на операции то в Ирак и Сирию, то против курдов на территории собственно Турции. Значительно осложнились отношения Анкары с партнерами из ЕС. Многие представители городских слоев против сворачивания курса на интеграцию с Евросоюзом, даже если нет надежд на вступление. Для них важен позитив от самого процесса и направления. Миллионные потоки беженцев общую ситуацию отнюдь не стабилизируют.

За Эрдогана сработало то, что в текущем году ситуация в экономике стала меняться к лучшему. Важный момент: в Турции правящая элита конвертирует власть в деньги не через «распилы» бюджета, как их тюркские братья на постсоветском пространстве, а через создание хороших условий для тех бизнесов, в которых присутствует. В результате ее обогащение сопровождается общим ростом различных линий жизни.

Всевозможных вызовов перед лидером Турции просто через край, и даже трудно четко сказать какие из них более опасные – внутренние или внешние. Да и ту же проблему Курдистана крайне трудно разделить на собственно турецкий и зарубежный компоненты. Реджеп Эрдоган считает, что в свете победы на референдуме и будущих полномочий ему станет легче решать реально жизненно важные вопросы. Ну а как все пойдет в действительности – время покажет.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...