Вслед за кульминацией сирийского кризиса, пришедшейся на 2015 год, Европу с пугающей регулярностью стали накрывать волны терактов. Почему?

Автор алжирской франкоязычной газеты обращает внимание читателей на то, как проводимая западными столицами политика двойных стандартов бумерангом ударяет по европейским странам, вовлеченным в сирийский конфликт

Газета L'Expression опубликовала аналитическую статью Шаабана Бензаси под названием «SELON MOSCOU, DAESH ET AL NOSRA DÉTIENNENT DES DES COMPOSANTS D'ARMES CHIMIQUES: Qui sème le vent… » — «МОСКВА УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ДАЕШ И АЛЬ-НУСРА РАСПОЛАГАЮТ КОМПОНЕНТАМИ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ: Кто посеет ветер…».

В предисловии к ней говорится так: «Расширение деятельности группировки Исламское Государство за пределами ее иракских баз и первые удары международной коалиции, призванной бороться с ней, а в действительности зацикленной на ликвидации сирийского режима, обернулись агрессивными действиями, противоречащими всем международным нормам…».

сирийский кризис

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Сирия с тех пор, как в 2011 году начался кризис, пережила несколько критических фаз. При этом кризисная ситуация в 2015 году достигла своего — как дипломатического, так и военного — апогея, который характеризовался прямым вмешательством в сирийские события ряда мировых и региональных держав, руководствовавшихся своими в той или иной степени расходящимися интересами. Ползучее расширение деятельности группировки Исламское Государство за пределами ее иракских баз и первые удары международной коалиции, призванной бороться с ней, а в реальности зацикленной на ликвидации режима президента Башара аль-Асада, обернулись противоречащими всем международным нормам агрессивными действиями в отношении некоторых соседних государств. В конечном итоге, грянули миграционный кризис — пять миллионов сирийцев покинули родные края, направляясь главным образом в Европу, — и первые из террористических актов, которые в дальнейшем не переставали омрачать столицы европейских стран, вовлеченных в сирийский конфликт.

Ситуация радикальным образом изменилась в сентябре 2015 года. Тогда «повстанческие» группировки, в том числе сирийская Аль-Каида, также известная как аль-Нусра, переименованная годом позже в Фатех аль-Шам, а также ряд других джихадистских фракций, получающих финансовую и военную подпитку со стороны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива и Турции, стали представлять прямую угрозу военно-морской базе в Тартусе. Эта база, имеющая чрезвычайно важное стратегическое значение для российских подводных лодок и других военных кораблей, ознаменовала собой поворотный этап в сирийской войне в ту пору, когда некоторые европейские страны громогласно заявляли, что конец сирийского режима уже предрешен.

Россия, поднятая на ноги по тревоге, развернула арсенал и воинский контингент с целью ведения боевых действий наряду с сирийской правительственной армией, так что соотношение сил коренным образом изменилось. С той поры сирийский режим не только восстановил свою динамическую активность и атакующую способность, но и продемонстрировал свою решимость отбить все утраченные позиции. Будь то у повстанческих фракций или у террористических группировок, в том числе у Исламского Государства.

Злость, вызванная укреплением российской позиции в сирийском конфликте, и разочарование, испытываемое задрапированными в повстанческие бурнусы террористическими группировками, которые были удручены тем, что они упустили победу, казавшуюся такой близкой, и тем, что им остается только перебираться в Идлиб и Ракку в ожидании последнего штурма, вероятно, навели некоторые спецслужбы на определенную идею. Имеется в виду рассмотрение возможности выдвинуть обвинение в адрес режима Башара аль-Асада на том основании, что-де он прибегал к использованию химического оружия.

Это была не первая такая попытка, поскольку и ранее отмечались аналогичные случаи, когда западные столицы размахивали «красной тряпкой», неизменно обвиняя Дамаск в «военных преступлениях». И они же игнорировали другие акты жестокости, покрывая завесой умолчания гибель сотен мирных людей в результате бомбежек коалиционных сил.

Вот вам и подтверждение тому, что одно и то же деяние может считаться предосудительным и/или (почти) законным в зависимости от того, кто его совершает.

«Есть информация о том, что компоненты химического оружия есть у террористов Исламского Государства, Джабхат-аль-Нусры, и мы знаем конкретно, где и конкретно — у кого. Где гарантия, что все это завтра не появится в любой стране?», — риторически вопрошал российский министр обороны Сергей Шойгу.

Он также указал на то, что «большинство фильмов о химическом оружии в Сирии являются постановочными».

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...