Ще не вмерла Украина!

Российские эксперты сквозь зубы признают: «киевский режим» сумел стабилизировать ситуацию в стране. Украина больше не failed state, не «провалившееся государство»... А какое?

Три с половиной года московский телевизор говорил прямо противоположные вещи. Рассказывал, что «нация хуторян» ни в какую Европу не движется. Что Украину ожидают мрак и хаос. Голод, разруха и махновское гуляй поле.

Многим телезрителям эти рассказы нравились. Ведь ситуация в российско-украинских отношениях с конца 2013 года напоминала неинтеллигентный развод. С битьём посуды. Так что истории о дуре-бабе, которая не понимала своего счастья и теперь страдает через собственную глупую подлость, ложились на подготовленную почву.

Но теперь вот с Украины пошли другие новости. Средняя зарплата за последний год там вроде бы увеличилась на 40 процентов. А минимальная, если считать в рублях, выросла до 7 тысяч. С нового года обещают поднять до десяти. Это больше, чем в России и в два раза больше, чем в Казахстане. При том, что цены на Украине гораздо ниже российских и не выше казахстанских.

Что происходит? Может, «небратья» всего лишь активней погнали пропагандистскую волну? Но с первого сентября текущего года вступило в силу Соглашение об ассоциации Украины в ЕС. От этого факта не отмахнёшься. В июне страна получила безвизовый режим с Европой. К нему уже успели привыкнуть. И в то же время многие украинские пенсионеры после майдана и падения курса гривны едва выживают. Перебиваются с хлеба на картошку. Данное обстоятельство не оспаривает никто. Даже самые щирые украинские патриоты…

Охватить все эти противоречивые тенденции, наверное, невозможно. Куда всё вырулит, покажут годы, а может и десятилетия. Но в кремлёвских веяниях вокруг Украины уже сегодня чувствуются перемены. Это стало заметно буквально в последние недели. Например, недавно на российском ТВЦ состоялась очередная схватка «путинских» и «порошенковских» политологов. Обсуждалась как раз вся эта проблематика: куда Украина идёт, а куда не идёт. И вы знаете, на сей раз московская сторона была поумеренней в оценках, чем обычно. Я с интересом посмотрел ток-шоу. На следующий день позвонил двум наиболее ярким участникам, расспросил их подробней о заинтересовавших меня моментах…. Очень любопытные впечатления.

УкраинаНо давайте по порядку. Украинцы на той передаче напористо говорили об успехах интеграции с Европой. О возрождении экономики. Россияне привычно их высмеивали. Мол – высокотехнологичные заводы у вас лежат в руинах! С Европой вы только сырьём торгуете! Убедительнее других на российской стороне выглядел Денис Денисов, директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии. Он уверенно оперировал цифрами. По словам Дениса, украинский ВВП с конца 2013 года до конца 2016-го упал в долларовом эквиваленте на 63 процента. И больше практически не поднимается.

– Ещё как поднимается! – отвечали украинцы. – По два процента в год. Скажете, мало? Но и в России в 2017 году ожидается рост как раз в два процента. Путин объявил, что это успех. Что страна выходит из застоя. Вы уже определитесь: два процента – плохо или хорошо?

– Теперь что касается «руин», – продолжали украинские полемисты. – Мы недавно заключили контракт на поставку в Саудовскую Аравию пятидесяти пассажирских самолётов АН. А российская компания S7 Sea Launch заключила контракт с украинским предприятием «Южмаш» на закупку 12 ракет-носителей «Зенит» для пусков с плавучего космодрома «Морской старт». Это, по-вашему, руины? Это провалы? Надо ещё добавить, что автобусы в Украине свои. Трамваи свои. Даже вагоны метро больше не покупаем в Петербурге!

После этого слово взял Сергей Марков, один из самых матёрых российских пропагандистов. И он сказал, внимание:

– У наших зрителей может создаться впечатление, что на Украине один непрекращающийся хаос. Это ошибка. На Украине прекратилось падение уровня жизни. Оно продолжалось три года. Они на дне, конечно, но ситуация стабилизировалась. При этом промышленность разгромлена вся (украинцы в студии дружно, хотя, по-моему, не очень искреннее захохотали). Что касается реформ – их не будет. Реформы кто-то должен проводить. Но все приличные люди, вот такие, как Денис Денисов, сбежали с Украины. Потому что ни один приличный человек не будет работать на хунту.

То есть киевский режим по-прежнему «хунта». Однако он сумел, гад такой, стабилизировать ситуацию. Прежде от Маркова и других кремлёвских политологов я подобных вещей не слышал.

Разговор тем временем продолжался в боевом духе. Максим Яли, сотрудник украинского Института мировой истории, заявил, что нынешний российский ВВП в долларовом эквиваленте после провала так и не достиг уровня 2008 года. При том, что «у России не была аннексирована часть территории». Потери же украинского ВВП, по словам Максима Яли, составили вовсе не шестьдесят с чем-то, а 15,3 процента. И это включает потерю Крыма, заводов и шахт на Юго-Востоке. Оборудование с донецких предприятий вывозилось в Россию. Чаще всего – в соседнюю Ростовскую область.

Подробностей украинские полемисты привести не успели. Может быть потому, что их часто перебивали российские полемисты. Но позже Максим Яли по моей просьбе прокомментировал ситуацию специально для казахстанских читателей:

— Максим, вы говорили, что некое оборудование с донецких предприятий было вывезено в Ростовскую область. Можно чуть подробнее? Какое оборудование, какие объёмы?

— Начиная с 2014 года на территории ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей) десятки крупных промышленных предприятий прекратили свою деятельность, были распилены на металлолом, а оборудование было вывезено на территорию Российской Федерации. Пожалуй самым известным из них не только в Украине, но и во всем мире после известного скандала с поставками украинских систем радиотехнических систем разведки «Кольчуга» в Ирак в начале прошлого десятилетия стала государственная акционерная холдинговая компания «ТОПАЗ». Это многопрофильное предприятие, которое специализируется на разработке и серийном производстве сложных радиотехнических систем и комплексов специального назначения, а также радиотехнических изделий широкого применения.

Та же печальная участь постигла и другие высокотехнологичные предприятия Донбасса, контролируемые сепаратистами – Луганский машиностроительный завод, Луганский патронный завод, Завод электронного машиностроения “Машзавод – 100», оборонный завод космической промышленности «Юность», ГП ЦКБМ «Донец», известный технологией по выращиванию кристаллов для микроэлектронной промышленности (уникален в своем роде) и многие другие. Теперь в основном на территории этих предприятий расположены военные базы и укрепрайоны сепаратистов. Ну а те предприятия, которые не представляли ценность для РФ или были конкурентами российским предприятиям, попросту порезаны на металлолом и разворованы, что является одним из основных «бизнесов» наемников из России и сепаратистов. Назову лишь несколько – «Вторчермет», Стахановский ферросплавный комбинат, Луганский трубопрокатный завод, но на самом деле такая печальная участь постигла десятки промышленных предприятий Донбасса.

— Российские прогнозы «Украина превращается в failed state» не подтвердились. Тем не менее, валютный долг Украины с 2013 года вырос в несколько раз и составляет, если не ошибаюсь, более 70 млрд долларов. Насколько это тяжёлая ноша для Украины?

— Это не совсем верная статистика. Если мы посмотрим на динамику роста государственного долга Украины с 1 января 2014 года, когда события на Майдане только начинали набирать обороты, то мы увидим, что на тот момент он составлял чуть более 37,5 млрд. дол. на 1 июля этого цифра достигла отметки в 45,7 млд. долларов. Так что, как видим, за эти годы он увеличился на 8 млрд. Кроме того есть еще около 11,2 млрд. гарантированного долга, так в сумме имеем около 48,7 млрд. дол. Безусловно, это серьезное бремя для украинской экономики, особенно в условиях того незначительного роста, который мы сейчас имеем. Но главное – что после нескольких лет стремительного падения, обусловленного военным конфликтом на Донбассе, утратой Крыма и торговой войной с Россией, которая закрыла свой рынок для украинских товаров, мы все таки достигли дна и начала хотя и медленный, но рост. Однако его темпы, безусловно, пока не позволяют Украине рассчитывать на собственные силы. К тому же уже начиная с 2019 года резко возрастет объем возврата внешнего долга. Так если в 2018 году нам предстоит вернуть около 2 млрд, плюс около 1,5 млрд за обслуживание, то в 2019 – 4,729 млрд. и 1,7 соответственно. В период 2018- 2022 гг. нам предстоит в сумме выплатить по внешнему долгу 28,7 млрд. дол. При нынешних темпах роста экономики, без дополнительных заимствований это сделать не удастся. Поэтому правительство обязано ускорить темпы, а главное – эффективность проведения реформ в стране. Особенно это касается борьбы с коррупцией, реформы судебной системы, что является основной преградой для притока иностранных инвестиций, – так закончил свой комментарий сотрудник украинского Института мировой истории Максим Яли.

А вот мой телефонный разговор с российским экспертом Денисом Денисовым, директором Института миротворческих инициатив и конфликтологии:

– Денис, можете прокомментировать для казахстанских читателей утверждения о том, что оборудование с донецких предприятий вывозилось в Россию?

— Это неоднозначный, сложный вопрос. Когда в 2014 году только начинался конфликт, и на Донбассе было достаточно смутное время, некоторые недобросовестные люди, которые находились на территории региона, пытались вывозить различное оборудование, различные конструкции на территорию Российской Федерации, да и куда угодно. Для того, чтобы перепродать это или сдать на металлолом. В том числе и на Украине. Но, к счастью, это не было массовым и тотальным. И уже с 2014 года существуют очень чёткие и очень жёсткие правила, запрещающие вывоз в любую сторону любого оборудования, любых конструкций с заводов Донбасса. За этим ведётся очень пристальное наблюдение. И по факту на настоящий момент никто не может заниматься дальнейшим разграблением данных территорий. У нас теперь на этот счёт иная тенденция и иная позиция, которая заключается в том, что руководители Донецкой и Луганской народных республик делают всё, чтобы запустить производство.

– Динамика российского и украинского ВВП сейчас примерно одинаковая: очень скромный рост, в районе двух процентов. Значит ли это, что и процессы в российской и украинской экономике идут схожие?

– Это не так, и здесь мы можем оперировать конкретными цифрами. Мы знаем, что, начиная с 2013 года, по различным расчётам ВВП Украины сократился от 40 до 65 процентов. Естественно, подобной тенденции в Российской Федерации не наблюдалось. И поэтому те самые два процента, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы.

— Но в конце 2014 года рубль тоже упал в два раза по отношению к доллару и больше не поднялся. Соответственно, и российский ВВП в долларах снизился.

– Вот в том-то и дело. Если мы будем считать российский ВВП в долларовом эквиваленте, то там минимальное произошло снижение. А если мы будем рассматривать украинский ВВП в гривнах, тогда мы увидим, что там даже рост определённый есть. И достаточно приличный. А если в долларах, как это делается во всём мире, потому что должна быть какая-то универсальная планка, тогда мы увидим катастрофический спад ВВП. Самочувствие экономик Украины и Российской Федерации, конечно, прямо противоположное. Ключевые тенденции, которые мы наблюдали в последние три года на Украине, это деиндустриализация, потому что после того, как были фактически закрыты рынки Российской Федерации для товаров машиностроения, высокотехнологичных товаров, украинские предприятия не нашли других рынков сбыта. И в этом отношении, я думаю, тут следует упомянуть известную формулу американского посла на Украине относительно будущего этой страны как «аграрной сверхдержавы». То, что она аграрная, уже ни у кого не вызывает сомнения. А вот по поводу сверхдержавы это, конечно, дискуссионный вопрос. Сама структура экономики в Российской Федерации и на Украине совершенно отлична. Если основные тренды Украины в экономическом развитии как раз касаются сельскохозяйственного сектора, безусловно в ущерб технологичному машиностроительному комплексу страны, то в России это несколько иначе выглядит.

– Но в России тоже сырьевая экономика. Только в ней меньше сельского хозяйства и больше углеводородов.

— Углеводородов, которые позволяют довольно крупные суммы инвестировать в инфраструктурные проекты, а также в модернизацию и развитие как раз высокотехнологичных отраслей экономики. Чего на Украине нет физически. Потому что нет денег на подобные инициативы, – считает Денис Денисов.

Обратите внимание, читатель: Украина и здесь уже не failed state. С некоторой снисходительностью она названа аграрной страной. По поводу «сверхдержавности» незалежной мой собеседник высказывает вполне обоснованную иронию. Но мрак, хаос, голод, разруха и махновское гуляй поле больше, кажется, российскими экспертами в соседнем недружественном государстве не просматриваются.

Тем временем на Украину опять въехал бодрый мужчина Саакашвили. Он не теряет надежд спасти страну от коррупции. Предлагает пошаговую программу.

Михаил Николаевич может и плохой человек, но определённо не дурак. Ясно понимает, как из евразийской страны делать европейскую. Вот будет весело, если сделает.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...