Какова вероятность серьезных рокировок в правительстве?

Сетевые СМИ об ожиданиях кадровых пертурбаций

Рейтинг государственных деятелей

«Рейтинг государственных деятелей» — Наступившая политическая осень продолжает интриговать ожиданиями кадровых пертурбаций – традиционного для этого периода сюжетной линии. Вместе с окончанием ЭКСПО с паузы сняты общественно-политические процессы, которые были «заморожены» на период выставки для исключения форс-мажорных обстоятельств. Впереди и законодательное оформление ряда важных для власти инициатив в таких сферах как: налогообложение, религиозная деятельность, СМИ. Кроме того, государство продолжает адаптировать социально-экономическую политику под ухудшающиеся отношения между Россией и Западом. Другая линия осенней повестки – продолжение модернизации общественного сознания, требующая дальнейшей трансформации, как институтов, так и инструментов внутренней политики.

Конечно же, все эти процессы будут сопровождаться перестановками. При этом кадровая политика будет обусловлена и сменой поколений в управленческом истеблишменте. Безусловно, в начавшемся сезоне также вероятны эпичные провалы, которые условно можно назвать как «фактор Тиникеева», то есть когда в силу неожиданно возникших обстоятельств политик под освистывание публикой сходит со сцены.

Новый сезон Адильбек ДЖАКСЫБЕКОВ начал с хорошими индексами и прогнозами. И это вполне закономерно.

8 сентября Карим МАСИМОВ отметил первую годовщину работы в КНБ. Респонденты проводят прямую параллель между его назначением и усилением этой структуры.

Премьер-министр Бакытжан САГИНТАЕВ по управленческому стилю напоминает стайера – движется равномерно, без стартового ускорения и тактических «взрывов», но планомерно берет один отрезок за другим.

Первый заместитель руководителя президентской администрации Марат ТАЖИН в сжатый срок освоился в доверенной ему позиции куратора внутриполитического блока.

Ахметжан ЕСИМОВ успешно закрыл активный цикл выставки «ЭКСПО» — «мероприятие прошло без эксцессов, президент доволен, народу дали зрелище».

Дамир УТЕГЕНОВ — «Акординские горки» — На астанинском левобережье еще в августе стали активно говорить о грядущих изменениях в кадровых раскладах. В частности, с того времени появилось ожидание, что Генеральный прокурор Жакип АСАНОВ будет переброшен в Верховный Суд, а на его место придет Кайрат КОЖАМЖАРОВ. В свою очередь, прогнозировалось, что нынешний Председатель Верховного Суда Кайрат МАМИ получит направление в Сенат или же в Конституционный Совет. Как обычно, ждали изменений и в руководстве МВД – на место Калмуханбета КАСЫМОВА пророчили «вечного кандидата» Алика ШПЕКБАЕВА.

После финального салюта выставки ЭКСПО (выступившего условным стартом для перестановок) кадровый вопрос затронул пока только правительство – Ерболат ДОСАЕВ и Аскар ЖУМАГУЛОВ получили портфели вице-премьеров. Эти назначения разрядили напряжение в управленческом истеблишменте, но не зафиксировали текущий расклад. Ожидается, что перестановки будут продолжены, но к прежним сценариям перестановок добавились новые линии. Так, в коридорах власти активно циркулируют разговоры о том, что Умирзак ШУКЕЕВ вероятно пересядет в кресло акима, а в качестве его вероятного преемника в ФНБ «Самрук-Казына» называется Аскар МАМИН. Эта рокировка, в свою очередь, открывает возможность для перегруппировки сил в Администрации президента. В региональном блоке ожидается приход Жениса КАСЫМБЕК – для его обкатки, по всей видимости, будет определена одна из крупных промышленных областей.

«Осень 2017-го: какие министры – первые кандидаты «на вылет»?» — Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, политолог – «Прежде всего, я сильно сомневаюсь в том, что сам Бакытжан Абдирович САГИНТАЕВ сможет усидеть в кресле премьера до конца текущего года. И дело здесь не в многочисленных нареканиях к экономическому блоку правительства, не в пробуксовке неоднозначной реформы в здравоохранении (ОСМС), не в скандалах, сотрясающих Министерство образования, не в недоработках проекта «Цифровой Казахстан», который подвергся публичной критике со стороны главы государства…

Бакытжан Сагинтаев по-прежнему пользуется полным доверием президента, и лично к нему как к премьер-министру особых претензий, думаю, нет. Однако Казахстан переживает сложный в политическом и социально-экономическом плане период, и на посту премьер-министра сегодня востребован жесткий антикризисный менеджер, имеющий к тому же возможность раздавать подзатыльники расшалившимся шалопаям в министерских креслах. К тому же (абсолютно субъективный фактор) в моем варианте транзита власти окончательная расстановка на политической доске при переходе в эндшпиль предполагает в кресле премьер-министра более тяжелую политическую фигуру. В этом случае комбинация будет выглядеть устойчиво, надежно и логично, как у сильного гроссмейстера в классических шахматах. Хотя, возможно, президент предпочтет своего рода «блиц», то есть одномоментное перемещение главных субъектов на важных должностях.

Вероятно, я не буду одинок во мнении, если скажу, что главным кандидатом на вылет среди «птенцов» из «гнезда» Сагинтаева является министр образования и науки Ерлан САГАДИЕВ. Скандалы сначала с распределением грантов по итогам ЕНТ, а затем с учебниками, на которые в течение двух лет было выделено из бюджета 27 миллиардов тенге, продолжающееся малопонятное реформирование школьного образования – все это свидетельствует об остром кризисе управления в данном ведомстве и о беспомощности самого министра, который неспособен навести элементарный порядок в МОН. А угрозы со стороны министерства в адрес пользователей социальных сетей демонстрируют отсутствие адекватных советников в окружении Сагадиева.

В странах Запада при таком грустном стечении обстоятельств министры подают в отставку, дабы сохранить лицо и хотя бы остатки уважения в глазах общественности. У нас же совершенно другая система, и может быть принято любое решение. Но могу сказать следующее: у министра, над которым уже смеются все кому не лень, нет шансов продержаться на своем посту сколь-нибудь долго.

А вот Елжан БИРТАНОВ, на мой взгляд, может остаться в составе правительства. По одной простой причине – необходимо как-то довести до ума реформу с ОСМС, вызвавшую неоднозначную реакцию населения и экспертного сообщества. Поскольку главная ее идея заключается в том, чтобы переложить часть расходов с госбюджета на народ, то подобный и ставший уже традиционным «священный джихад» чиновничества против кошельков казахстанцев должен быть доведен до логического завершения.

Министр внутренних дел Калмуханбет КАСЫМОВ, в ведомстве которого то и дело возникают скандалы (например, разборки между самими полицейскими чинами) тоже имеет все шансы на то, чтобы продолжить свою деятельность в прежней ипостаси. В период транзита на таком посту востребован человек, не боящийся принимать жесткие и даже жестокие решения.

Кто бы мог заменить министров, чьей работой население особенно недовольно? К сожалению, назначение на такие должности в подавляющем большинстве случаев никак не связано с профессиональными качествами высокопоставленных чиновников. Наш кабинет министров – это разношерстная сборная представителей различных элитных группировок, не больше и не меньше. Они живут в своем мире, а общество – в своем.

Впрочем, есть в правительстве и такие люди, чье назначение оказалось оправданным. Например, я бы назвал министра информации и коммуникаций Даурена АБАЕВА – даже при всем моем критическом отношении к законопроекту о СМИ, который будет представлен мажилису уже в ближайшее время. А также министра по делам религий и гражданского общества Нурлана ЕРМЕКБАЕВА, сумевшего создать мобильную и профессиональную команду, которая, на мой взгляд, задает тон и может служить образцом для других министерств и ведомств».

Замир КАРАЖАНОВ, политолог – «Какова вероятность серьезных рокировок в правительстве? Это смотря что понимать под серьезными перестановками: смену главы кабмина, министров или их заместителей…

Если говорить о премьер-министре, то пока для этого еще не пришло время. Во-первых, он только год назад занял этот пост, что, по казахстанским меркам, мало. Во-вторых, его работа не вызывает критики в стенах мажилиса, а президент оказывает ему знаки доверия. Поэтому ожидать отставки САГИНТАЕВА все-таки не стоит.

Более интересен министерский уровень, где, как на границе, тучи ходят хмуро, и критика в адрес действующих глав ведомств звучит часто. Однако это еще не признак грядущих перестановок. Здесь привлекает внимание то, что все последние рокировки в правительстве происходили на уровне заместителей. Данная тенденция коснулась даже премьер-министра, у которого появились новые замы. Это говорит о том, что министры, скорее всего, относительно благополучно переживут нынешнюю осень. Они сохранят за собой свои посты, а их работу решили усилить помощниками. Однако перестановки на уровне замов говорят еще о том, что в кабмине, скорее всего, испытывают нехватку в администраторах. Нужны управленцы, люди, которые призваны следить за текущей работой и способные довести ее до конца.

Иногда, когда смотришь на наше правительство, а потом сравниваешь его работу с правительствами других стран, хотя бы с российским, возникает вопрос: есть ли смысл кого-то оставлять на его посту? К сожалению, пока у нас правительство обещаний. Оно делает слишком много заявлений, которые так и остаются декларациями. И даже эти заявления не представляют интереса. В них нет тренда, уникальности, нет замысла. Есть только светлые планы на будущее, а вот как их реализовать – непонятно. В той же России мы наблюдаем интересные дискуссии в правительстве и вокруг него по вопросам развития страны, ее будущего. А что у нас? Та же реформа здравоохранения вызвала не дискуссию, а недоумение.

Есть ли у тех же БИРТАНОВА и САГАДИЕВА шансы сохранить свои посты? Смотря кто подвергает их критике. Одно дело президент, другое – население или СМИ. Разница существенная. Политическая модель страны нечувствительна к настроениям в обществе. Настроения населения не могут спровоцировать кадровые перестановки в высших эшелонах власти, хотя прошедшая в начале года конституционная реформа предполагает усиление влияния парламента на правительство, в том числе и в решении кадровых вопросов. Но дело в том, что президентская вертикаль власти сохраняется. Поэтому многое в стране делалось и будет делаться с оглядкой на главу государства. Кроме того, для Казахстана актуальной остается проблема неэффективных политических институтов, партий, парламента, СМИ и т.д., которые, по идее, должны снижать роль субъективного фактора. Поэтому можно усиливать что угодно, но пока люди живут не по законам, а по понятиям, трудно добиться перемен».

Талгат МАМЫРАЙЫМОВ, политолог – «В текущей политической ситуации вряд ли могут быть какие-то серьезные перестановки в правительстве, которые могли бы кардинально что-то изменить в нашей стране. Все кадровые рокировки в кабмине направляются одним центром принятия решений и не являются отражением каких-то подковерных игр, противоборства между группами влияния. Центр принятия решений лишь использует разные игры таких групп в своих интересах, манипулируя ими и общественным мнением.

Вопрос заключается не в смене некомпетентных министров или правительства в целом, а в необходимости кардинального переустройства политико-экономической системы, социальной структуры общества. Мы живем в сословном обществе, ресурсном государстве с раздаточной экономикой, где центр распределяет ресурсы в зависимости от преданности и степени готовности служить его интересам. При этом наше общество, по сути, является порождением государства – его подсобным хозяйством. Такая политическая система, такое государство-общество существует в Казахстане несколько веков. Вся наша элита и центр составляют одну единую, органичную сеть патронажно-клиентельных связей и направляют политический процесс преимущественно в своих интересах. Поэтому бессмысленно обсуждать, какой министр лучше или хуже в такой системе.

Учитывая сказанное выше, повторю: от перемены мест слагаемых сумма не меняется, поскольку у нас административная, раздаточная экономика – и общество, порождаемое и полностью контролируемое государством. Как показал Лев ГУДКОВ на основе исследований своего «Левада-центра», постсоветские люди (к которым относится и большинство казахстанцев) – лукавые, циничные, завистливые, наделенные двоемыслием. То есть такой человек почитает власть, слушается ее, но в то же время ожесточенно ругает эту самую власть, пытается обмануть её, свое окружение. Годы репрессий и жесткого прессинга со стороны государства заставили советского человека стать таким – чтобы выжить. Есть концепция известного российского социолога С.КОРДОНСКОГО о том, что в России подавляющая часть населения придерживается так называемого «распределенного образа жизни», когда жизнедеятельность происходит и в городе, и на даче с погребом, сараем, гаражом. Так россияне пытаются «выжить» с помощью «альтернативной экономики», вопреки различным запретительным и контролирующим нормам, которые устанавливает государство. Такой образ жизни широко распространен и в Казахстане, и это тоже является скрытой формой сопротивления давлению и контролю государства, административной экономике. Поэтому неважно, какого министра искренне ругает народ, – даже если его заменят другим, ничего от этого не изменится…».

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...