Древнейшая история и новейшее кино

Рецензия на фильм «Когда ангелы спят»

Принято считать, что Древний Рим — это давно и неправда.

Колоссальное заблуждение.

На днях я смотрел фильм «Когда ангелы спят», и меня не покидало смутное подозрение, что сценаристом картины выступил Тит Ливий, укрывшийся под псевдонимом «Рашид Сулейменов».

Впрочем, иные из зрителей могли предположить, что одним из тайных советников режиссёра является Станислав Говорухин, сочинивший когда-то «Ворошиловского стрелка».

Вот с этого места подробнее

Когда ангелы спят.

Да, многое совпадает. Гулёвые отпрыски властных папаш безнаказанно творят мерзости. В этом фильме подонки избивают жениха, умыкают его невесту, увозят её к себе и, разумеется, бесцеремонно насилуют. Но парень оказался не рохля, он сноровисто выяснил направление поиска и организовал погоню. По пути отбился от продажных жолполовцев, ловко их разоружил, проник в логово беспредельщиков, но воспользоваться трофейным «Макаровым» не успел – отморозков больше, они его гасят, а тут и менты. Следствие, статья, суд. Мажорикам всё сходит с рук, а парень ждёт этапа и навсегда прощается с невестой.

Дальнейшее повествование также катится по рельсам «Ворошиловского стрелка»: начинаются, юридически изъясняясь, акты внесудебной расправы. У Говорухина мстителем становится дед потерпевшей, в этом фильме за дело берётся сама жертва. И здесь начинается совсем другая история.

Девушка, не пряча истерзанного лица, делает селфи-видео, где рассказывает всё, называя имена стервецов и их могущественных папашек. Интернет и телевидение тиражируют эту запись мгновенно. Застранцы, слегка озаботившись, решаются её подкупить, поручив это дело одному из своих. Но пачка долларов разбивается о морду гонца и разлетается по земле, как осенняя листва. Мерзко нахамив ей в ответ, он принимается собирать купюры, но тут – alea jacta est – оскорблённая и униженная героиня садится за руль своего авто, врубает полный газ и давит гадину, как червя. Начинается война, выполненная по безотказно работающим инструкциям голливудских action фильмов. Финал почти шекспировский: гора трупов, лужи крови, но мстительница ускользает из мёртвой хватки продажного правосудия и растворяется в волнах народной любви.

Ну, пусть так.

Теперь пройдёмся по сварочным швам и монтажным склейкам.

Начальные сцены раздражают чрезмерной медоточивостью инстаграмма: солнышко светит сквозь обручальные колечки, грозя их расплавить. Пара образцово воркует, окружённая газовым туманом халтурно снятого свадебного фильма. У невесты есть дедушка, исполнитель роли которого излишне старательно изображает аташку, отчего он получился назойливо фольклорным, чрезмерно благостным и несколько ходульным. У невесты есть ещё и тётя – узнаваемо бойкая татешка, склонная разводить и разруливать. В действо вовлечена и соседка, пожилая женщина, сценическая маска которой безукоризненна и достоверна, это бесспорно удачная актёрская работа.

Вынужден сделать признание: я, разумеется, слышал о Кайрате Нуртасе, знал, что он едва ли не культовый персонаж местной поп-культуры, но представления о его внешности не имел никакого. Это целомудренное обстоятельство позволило мне с интересом наблюдать за ролью жениха, которую, как выяснилось для меня позже, сыграл именно этот повсеградно оэкраненный и повсесердно утверждённый певец. И, на мой взгляд, неплохо сыграл! Правда, на подающего надежды футболиста он походит лишь головой, круглой, как мяч, но это издержки сценария. В эпизодах тюремного свидания с любимой, снятых крупным планом, он сдержан, не хлопочет лицом, не давит на слезу и вызывает зрительское сочувствие и сопереживание. Однако, как сказала бы в этом случае Нонна Мордюкова, хороший ты парень, Нуртас, но не орёл!

Потому что всю тяжесть брутального действа несёт на себе обесчещенная, но не сломленная невеста (в миру, как выяснилось, реальная жена Кайрата Нуртаса, но это дела житейские). Она решительно жмёт на газ и нажимает на спусковые крючки, карая бампером, огнём и свинцом доморощенных бандюков. Красивая, яркая, статная, убедительная в своей женственной прелести и вынужденной мужественности. На крупных планах слегка пережимает, но это общий недостаток современного казахого кино, которое терпеливо тащит за собой пыльный шлейф ветхозаветной театральщины. Полагаю, оно скоро от него избавится.

В общем, постановщик толково скроил и крепко сшил ленту, кино не затянуто и не провисает. Держит. Иногда за горло.

Когда ангелы спят

Порок, как известно, много ярче добра, поэтому четвёрка мажориков-злодеев получилась рельефно выразительной и завораживающе омерзительной. Оловянная наглость в пустых глазах, идиотски дурашливый смех и особый приблатнёный выговор с характерным усилением согласных и шипящих звуков: т-ты ччё ттворишшь, ттерпила, б-блин? Особенно хорош их вожак, патентованный альфа-самец: высокий, мускулистый, жилистый, с мрачным ликом циника, развратника и хладнокровного убийцы.

Я убеждён, что так выглядел некто Секст Тарквиний, младший сын Тарквиния Гордого, седьмого и, что важно, последнего царя Древнего Рима. Имя Секст сообщает нашему уху нечто пикантное – забудьте. Это производное от порядкового числительного – шестой по счёту сын. Он был мал, да удал. С такими же древнеримскими мажорами бесчинствовал, пьянствовал, предавался разнообразному блуду на оргиях и гонял со товарищи по тёмным улицам верхом, давя случайных прохожих. Как видим, это забава давняя.

Необходимо заметить, что Тарквиний Гордый был большой охотник повоевать, и все необузданные отпрыски богатых и властных семейств несли эту повинность безропотно — дети царя тоже.

Ну, какие это были войны…

Чаще всего, затяжные, осадные, нудные. Стояло как-то войско под Ардеей, столицей племени рутолов. Они не сдавались, дело затягивалось. Мажорики бухали, оттягивались с продажными девками, жрали, спали, снова бухали. Кому война, кому мать родна, известно же. Во время очередной попойки разгорелся спор: чья жена лучше? И некто Коллатин, сын Эгерия, будто бы сказал: э, пацаны, а чё без толку балаболить? А не погнать ли нам в Рим? Посмотрим, чем там наши жёны, ружья заряжёны, занимаются! Идея всем понравилась. Велели седлать коней и рванули ночью в столицу, она была не слишком далеко, вёрст сорок. Нагрянули. А там… О, Боги! В каждом доме шум, гам, тусня и балдёж, всякое иное непотребство, а жёны – пьянее вина. И лишь в семье Коллатина, зачинщика этой облавы, тишь да благодать. Лукреция, супруга его, сидит одна-одинёшенька, рукодельничает.

И этот беспредельщик Секст на неё запал. И с тех пор стал её тайно от всех осаждать и досаждать ей своими похотливыми предложениями. Она отбивалась, но мужу не жаловалась, боялась за него. Этот царский сынок был на всё способен. И он вскоре это доказал: ворвался к ней ночью, приставил нож к горлу и снасильничал. Когда муж вернулся из похода, Лукреция всё ему рассказала. И в тот же день покончила с собой.

Вот тут и началось. Рим взбесила последняя выходка царского сынка. Родственники Лукреции вынесли ее тело на форум и устроили там самый настоящий майдан. Они призвали граждан покончить с царями и установить республику. Тарквиний Гордый пытался было вмешаться в ход событий, но его даже в город не пустили. Он скитался по ранее завоеванным провинциям, искал союзников, собрал какое-то войско, но был разгромлен и бежал в дальние страны, где и сгинул. Всех его сыновей убили, первым – Секста.

А вы говорите, что Древний Рим это давно и неправда.

Всяко бывает. Чем чёрт не шутит, пока ангелы спят.

Когда ангелы спят

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...