Искатели «приключений». Часть 1

Неоднозначная география

В поездках приключения, как правило, имеют особенность находиться сами. Однако с ростом выездов разного рода происшествия могут ретушироваться и условно считаться текучкой. Поэтому вряд ли меня может вывести из равновесия опоздание на самолет, а также задержка вылета по разным причинам, так как бывало и первое, и неоднократно второе. Помимо того в коллекции досадных происшествий случались попадания не в те города, падения с мотоциклов (велосипедов, лодки, обрыва… можно продолжить), укус не пойми кого с временным отключением ноги, что-то еще. Правда, все это находило меня само, но иногда, видимо, случается застой и тогда происходит то, что вынесено в заголовок. Чаще всего обходится, но в 10% поиск приводит к результатам. И все-таки лучше этого не делать.

Где найти в Пхеньяне водку?

Первый мой выезд за рубеж пришелся на Корейскую Народно-Демократическую Республику (или Северную Корею – однако ее жители не привечают этого названия).

Двадцать лет назад Пхеньян представлял собой что-то оруэловское и с минимумом освещения по ночам. В первый же вечер, после того как нас поселили в роскошной гостинице, сопровождающий нас товарищ первым делом строго-настрого предупредил, чтобы и думать забыли о самостоятельных выходах в город. Все, что надо, будет организовано. Как бы ни так. Заверив, что за порог ни ногой, едва он удалился, я и мой друг выскочили в вечерний Пхеньян. Конечно, нам было смертельно любопытно, что происходит за дверью, но чтобы не показывать виду, мы придумали себе дело – купить и накатить что-нибудь местное алкогольное, вдыхая запахи города. В принципе выпить-то мы могли и в отеле, но, во-первых, цены кусались, во-вторых, совсем не то.

КНДР

Город встретил темнотой. Но она нас совсем не смущала, и мы начали наугад искать питейное заведение. Кружили, наверное, полчаса, и ничего похожего, хотя гостиница наша располагалась в привилегированном центральном районе. Наконец, судя по свету, мы обнаружили кафе, и смело туда вошли. Смущение было обоюдным: внутри помещения, напоминавшим советскую столовую, сидело примерно три десятка бойцов Корейской народной армии, которые при виде иностранцев организованно прекратили кушать суп. Мы пытаемся объяснить, что ищем чего-бы выпить, но все тридцать ртов также зачарованно смотрят на нас, не произнося ни слова. Вдруг возле нас оказывается парнишка в гражданской одежде, вроде как работающий здесь, и даже, оказывается, знающий английский. Подобных случайностей в такой стране как КНДР попросту не должно быть (но об этом мы рассуждали потом), а сейчас мы разъяснили ему наше скромное пожелание. Он выводит нас из столовой (солдаты с облегчением вернулись к супу) и какими-то темными закоулками выходим к многоэтажному жилому дому. И ведь чудо – на одном из этажей находится продуктовая лавка. Мы вновь вызываем полную оторопь в очереди, стоящей за весьма нехитрой снедью. Однако на полке стоит пять-шесть разновидностей местной водки. Мы покупаем бутылку и на запить нечто ярко желтое (чем вызвали удивление продавца, так как это оказалось морковным соком). После шопинга мы, спустившись вниз, предлагаем нашему спасителю прямо во дворе под грибочком закрепить знакомство, а заодно протянули ему купюру в знак благодарности. На первое предложение он ответил отказом, сославшись на занятость, а второе вызвало ужас. И он, пожелав нам приятного вечера, указал направление нашей гостиницы и удалился во тьму.

Мы с товарищем довольно быстро употребили наши приобретения и даже добрались до номеров отеля незамеченными.

А вот наказание за вольность почему-то настигло меня одного. Ночью мне стало плохо. Грешу на рыбу, которую нам дали за ужином, так как все остальное честно разделено на двоих, включая морковный сок. И не просто плохо, а очень плохо, так что я грохнулся посреди номера и не мог встать. Хорошо, что номер у нас с другом был на двоих, и он бросился к администратору просить о помощи. Вернувшись, заверил, что помощь близка, в то время как у меня уже стала идти изо рта пена. Прошло полчаса, но так никто не пришел – предполагаю, что администратор, который реально не знал ни одного языка кроме корейского, мало понял моего друга, который вполне успешно обходился русским минимумом английского. Поняв, что дело плохо, товарищ углубился в аптечку, нашел пакетик левомицетина, разом запихнув мне в рот три или четыре таблетки, и пошел дальше спать не совсем трезвым сном. Удивительно, но таблетки подействовали – примерно через час я почувствовал облегчение и смог подняться с пола. А к утру все прошло окончательно, разве что вместо слюны в первое время было что-то порошкообразное. Но это уже мелочи.

КНДР

Утром в фойе к нам подошел наш «гид», поинтересовавшись как спалось. Мы заверили, что прекрасно. Тогда товарищ предупредил нас о мерах предосторожности.

— Будьте бдительны. В отеле могут быть южно-корейские марионетки. Сегодня ночью одного иностранца пытались отравить. Вы ничего про это не слышали?

Мы заверили, что ничего, и еще раз пообещали быть бдительными.

Кстати, впоследствии мы узнали причину недоумения нашего вечернего экскурсовода: в стране на тот момент действовало три вида валюты – для всех, для партийных (!) и для иностранцев (чтобы тех не шокировала дешевизна, если бы доллары обменивали по стандартному курсу). Так что нашему пареньку мы пытались всучить среднестатистическую ежемесячную зарплату, если перевести обратно на доллары. Но если бы его взяли с этой купюрой (если, конечно, парень возник случайно)… видимо, это видение и проскочило тогда перед ним.

Затянувшаяся прогулка

Неприятный вечерний инцидент и предупреждения приставленного к нам товарища достигли ушей моего друга, но почему-то проскочили мимо меня. Поэтому часов в пять, когда до ужина оставался еще час, я решил прогуляться. Мой компаньон скептически оценил такую идею, но я заверил, что тогда сам – быстро, всего полчаса, пару кругов возле отеля.

И на самом деле я совершал круги, держа в поле зрения громаду отеля в надвигающихся сумерках. И все бы завершилось хорошо, не начнись дождь. Через три минуты он превратился в тропический шторм, на подмогу ему моментально обрушилась тьма и я потерял отель из виду. Немногочисленный народ на улицах начал панически искать укрытия. Но еще больше паники вызывало у них мое появление и просьба показать мне, где находится отель «Корё». Они предпочитали убегать под ливень, только чтобы их никто не засек общающимся с иностранцем (у которого в руках из вещей лишь фотоаппарат и карта Кореи). Я начал поиски наугад и еще больше запутался. Когда же шторм через двадцать минут резко завершился, я понял, что не знаю, где нахожусь, вокруг абсолютная тьма и вообще нет людей. Что оставалось делать? Идти и искать какое-нибудь освещение, а вместе с ним и подмогу.

КНДР

И да – я увидел высокий забор, приоткрытые ворота, а за ними свет. Остановили меня уже внутри двое ошалевших солдат.

Оказалось, в потемках я забрел на свет в воинскую часть, которую часовые легкомысленно оставили без охраны. Они загнали меня штыками в какой-то угол и начали орать. На крик сбежалась вся часть, шума и штыков стало гораздо больше, и тогда меня отвели в кабинет начальства. Начался мой допрос. Хотя, трудно его назвать таковым, так как мне орали на корейском, а я на всякий пожарный решил попридержать английский и говорить по-русски. Но для них и так все было понятно: один, ночью, проник в воинскую часть, с фотоаппаратом и картой КНДР на английском языке (других просто не было) – ну, кто еще может быть как не американский шпион?

КНДР

Через какое-то время вбежал товарищ все чуть говоривший по-английски. Узнав, что я не американец, тон агрессии несколько снизился. Получив подробности о моем месте пребывания, он связался с кем надо и через полчаса приехал наш бледный приставленный «гид», который поехал вместе со мной уже в качестве переводчика в комендатуру, где я едва ли не до утра давал пояснения разным лицам на тему как я оказался на строго охраняемой территории.

Когда все закончилось, наш грустный сопровожатый еще раз убедительно попросил меня никуда самому не отлучаться. Я заверил, что отныне точно ни ногой, и свое слово сдержал. До следующей поездки в КНДР. Однако к тому времени — через восемь лет — все значительно поменялось: на улицах появилось освещение, в центре города бары и кафе, никто мои вылазки не контролировал, а прохожие с удовольствием пытались помочь разобраться с локацией гуляющему зарубежному гостю.

  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР
  • КНДР

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...