В столетие декрета «О гражданском браке» озаботились семейными ценностями

Семья – это не столько бремя, сколько поддержка

«Семья, как буржуазный институт, себя изжила» (Троцкий). «Не только семья. Все запреты о вопросах интимного характера надо снять. Стоит применить опыт суфражисток, и разрешить однополую любовь в том числе» (Ленин). Дмитрий Шелухин, замдекана факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ «Высшая школа экономики», сразу взял быка за рога и привел выдержки из переписки 1911 года будущих лидеров Октябрьской революции (по книге Вильгельма Райха «Сексуальная революция», 1934 года издания). В декабре 1917-го большевики опубликовали декрет «О гражданском браке». Однако откат на традиционные семейные рельсы произошел достаточно быстро. «Индустриализация невозможна без семьи», – это лозунг уже из 20-ых годов официальной пропаганды СССР.

«Какую страну потеряли!» – прокомментировал кто-то из зала, пока докладчик – Дмитрий Шелухин – приводил фактаж по перегибам в половом вопросе, имевшим место в стране победившего социализма («комсомолка и рабфаковка не должна отказывать комсомольцу», например). Однако, несмотря на раскрепощенную и доброжелательную атмосферу, участники молодежного форума «Ценностные основы пространства Евразии: семья и духовность» (организаторы: политологический центр «Север – Юг», НИУ «Высшая школа экономики, МФГС СНГ) к вопросам семьи и сопутствующим ей ценностям подошли серьезно. «Мы тянемся к противоположному полу не только из сексуального влечения. Семья преодолевает экзистенциальный страх смерти», – подчеркнул г-н Шелухин.

О гражданском браке

«История каждой семьи это и есть история нашей страны, – заметила Айгуль Байкадамова, внучка генерала Ивана Панфилова. – Мне в этом году исполнилось 70 лет, время тикает очень быстро». Время не только проходит, но и меняет многие вещи. В последние годы внучка командира 316 стрелковой/8 гвардейской дивизии чаще слышит: «Извините, мы не знаем кто такой генерал Панфилов».

«Тема миграции и трансформации в мигрантской среде, в том числе в семье», – обрисовал формат передачи «Национальный вопрос» («Нацвопрос») Марат Сафаров, ее ведущий на радиостанции «Вести FM». Он обратил внимание на то, что из-за массовой трудовой миграции в Россию в республиках Центральной Азии миллионы детей и подростков живут без родителей – их заменило поколение дедушек и бабушек: «Нет условий, чтобы перенять социальный опыт, полученный родителями. Феномен разделенной семьи». Алишер Сабиров, заместитель председателя Общества историков Узбекистана, по поводу разделенных семей заявил, что конкретно в РУ данная проблема остро не стоит, поскольку возрастное звено родителей поддерживается их братьями и сестрами (для подрастающего поколения дяди и тети соответственно). Г-н Сафаров остался при своем мнении.

«Терминологический аппарат нужно употреблять корректно. Многие воспринимают слова («диаспора», например) очень нервозно», – акцентировал Марат Сафаров. Еще он отметил: «Если тема обсуждается, она получает много способов решения. Не всегда правильных, но зато много и возникает большой выбор».

Поскольку национальная и этническая тематика – вещь деликатная и специфическая, у ведущего «Нацвопроса» поинтересовались, как в передаче с юмором. Ведь не секрет, что смехокультура в России своеобразная, к примеру, в ней может быть смешно и страшно одновременно (во многих цивилизациях должно быть либо смешно, либо страшно) или неполиткорректно (в западном понимании), однако беззлобно и юмористически доброжелательно. Г-н Сафаров ответил, что с черным и прочим юмором в «Национальном вопросе» все в порядке, а сам иронический подход «амортизирует многие вещи».

О гражданском браке

«Семья – это носитель культурного кода, – особо выделил Сергей Лущ, председатель молодежной организации «Русь молодая» (Беларусь). – Не надо забывать прошлое, но работать нужно на перспективу». «Молодежь воспринимает семью как бремя», – констатировал он. В Республике Беларусь тоже есть чайлдфри (нежелание иметь детей), тогда как позитивного образа семьянина нет. Вместе с тем, «семья – это не только бремя, но и поддержка, успех, социальный статус, здоровье». Г-н Лущ указал на актуальность создания современной инфраструктуры поддержки семьи.

Дмитрий Шелухин посетовал на то, что «культура бракоразводных процессов» остается табуированной темой, а зря: «Постсемья может существовать как феномен и заниматься воспитанием детей, например». Вообще разные участники Форума высказывали идею того, что многие важные вещи должны перейти из публицистического интереса к исследовательскому. А когда вопрос будет должным образом изучен, то даст информацию для правильных решений в сфере государственного управления и просто увеличит поле понимания для общества.

«Даже в самой счастливой семье есть стрессы – жизни без стрессов вообще не бывает, – обратила внимание Алла Чугуева, семейный психотерапевт. – У системы есть свои законы: вся система влияет на каждый ее элемент и каждый элемент влияет на систему. Семья – это система». Г-жа Чугуева возглавляет студию психологических игр «Рефлексия» и создает трансформационные игры. Поскольку у мужчин постсоветского (евразийского) пространства не принято обращаться к семейному психологу, они ходят играть с участием психолога. «Игрок» – это как-то более приемлемо, чем «пациент». «Все, что человек говорит и делает в игре, он так же ведет себя в жизни», – подчеркнула Алла Чугуева. На одной из секций форума участникам мероприятия и представителям СМИ создали возможность поиграть в трансформационные игры с профессионалами. Впечатляет.

Александр Гущин, модератор пленарного заседания и доцент РГГУ, обратил внимание на практическую ориентированность многих докладов и презентаций, что существенно повышает их общую положительную отдачу. К примеру, Цовинар Костанян из Армении рассказала, как общественники смогли «поломать» большинство совсем вредных поправок в законе «О семейном насилии». В первую очередь те, которые были направлены на неоправданное изымание детей из семей – различные ювенальные штучки, продвигаемые западными фондами. «Нужно продвигать свое альтернативное и уметь это доносить», – обрисовала принцип работы и достижения результата г-жа Костанян.

О гражданском браке

Делегации мероприятия официально назывались «из стран СНГ и Грузии». Тбилиси процедурно вышел из Содружества, однако инерция гуманитарных и культурных контактов продолжает вовлекать грузинских участников в подобные форумы. Арчил Сихарулидзе, политолог, рассказал, как смена политического руководства влияет на положение ЛГБТ-сообщества.

При Михаиле Саакашвили создавался имиджевый бренд «Грузия», который был призван максимально сопрягаться с ментальными нормами Евросоюза. Однако 17 мая 2013 года реальность взяла свое. В этот день – 17 мая считается Международным днем борьбы против гомофобии и трансфобии – произошли столкновения между секс-меньшинствами и православными активистами. «Ну как столкновения… ЛГБТ-участников просто выгнали с площади, протяженный участок пути преследовали, а потом закидали камнями», – сообщил г-н Сихарулидзе. Силы были категорически неравные – религиозных активистов многократно больше. Потом грузинская православная церковь (рейтинг в обществе 88% – недосягаемый для государственных институтов, кроме армии) сделала 17 мая Днем семейного единства и уважения к родителям. «Грузию за это критиковали на Западе», – заметил политолог. В общем, реальность столкнулась с политическим брендом «Грузия». Реальность победила. «Надо признавать реальность», – подвел итог Арчил Сихарулидзе.

О гражданском браке

«Само понятие «европейские ценности» приобретает комические формы», – констатировал Александр Чачия, доктор политических наук. В ходе работы Форума к данному тезису обращались с разных ракурсов, но «либерализм» хоть и упоминали всуе, однако старались отделять зерна от плевел и котлеты от мух. «Либеральные не надо путать с постлиберальные, – подчеркнул Александр Гущин. – Классический европейский либерализм почил в межвоенный период».

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...