О пользе и вреде союзников

Верные союзники встречаются гораздо реже, чем верные враги

Союзники – один из самых сложных элементов любой большой политической игры. Особенно трудно просчитывать поведение союзников (как своих, так и чужих) на длительные периоды и в быстро меняющихся условиях. И пусть все серьезные эксперты утверждают, что современные геополитические столкновения, альянсы и гибридные войны сильно отличаются от конфликтов и переделов мира в прошлом, однако определенные базовые моменты все-таки остаются неизменными. Наступивший 2018-ый год никого не избавил от поисков друзей и союзников в тех или иных начинаниях либо продолжениях уже завертевшихся проектов.

Одна дивизия в котле мировой войны – это много или мало? Теоретически как бы несущественно, когда речь идет о столкновениях той же Второй мировой войны, где счет дивизий у противоборствующих сторон идет на сотни. И вместе с тем в военной истории достаточно примеров, когда одна дивизия могла весить чрезвычайно много на весах Судьбы и Победы. Казахстанцы знают о 316-ой стрелковой/8 гвардейской дивизии. Гораздо меньше известна 312-ая стрелковая дивизия, сформированная в Актюбинске и внесшая огромный вклад в оборону Тулы осенью-зимой 1941 года. Однако что перечисленные части, что 314-ая сд (стрелковая дивизия) из Петропавловска в боях за Ленинград – это все дивизии из единой большой страны. А вот испанская «Голубая дивизия» – она же 250-ая дивизия вермахта – совсем из другого расклада.

Голубая дивизия
Монумент павшим солдатам Голубой дивизии на кладбище Альмудена. Фото: wikipedia.org

У режима Франсиско Франко имелась масса претензий к СССР за его поддержку Второй испанской республики в гражданской войне 1936-1939 гг. Не стоит забывать, что после капитуляции Франции в 1940 году, Испания и Третий рейх непосредственно граничили на Пиренеях. Формально Мадрид войну Москве не объявлял, находясь в состоянии вооруженного нейтралитета, однако формирование «Голубой дивизии» началось уже 24-го июня 1941 года, то есть на третий день после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз. Из-за этого правовое положение испанских добровольцев на Восточном фронте получалось специфическое. То есть они не являлись прямыми союзниками, как финны, венгры, итальянцы или румыны, не находились в подчинении СС (идеологические войска), на манер фламандцев или латышей, набранных на оккупированной территории. Пожалуй, испанцы по форме были ближе всего к хорватам, которые были обмундированы  как солдаты и офицеры вермахта, плюс нарукавный шеврон с красно-белой шаховницей (у испанцев, соответственно, в цветах своего государственного флага). Здесь все-таки надо уточнить, что Хорватия войну СССР объявила официально.

13 июля 1941 года 18693 военнослужащих «Голубой дивизии» отбыли из Мадрида в направлении Германии. Там они прошли пятинедельную подготовку на полигоне и в качестве 250-ой пехотной дивизии вермахта прибыли на советскую территорию. С Тихвинской оборонительной операции (октябрь – ноябрь 1941 года) испанцы участвуют в боях против Красной армии. Советское командование явно недооценило боевой потенциал «Голубой дивизии», что имело трагические последствия для нашей стороны в ходе операции «Полярная звезда». Вообще-то «Полярная звезда» – это общее название для серии советских наступлений февраля – апреля 1943 года в общих рамках боев за Ленинград. Как поется в песне Владимира Высоцкого, «Блокада затянулась, даже слишком». В том числе потому, что во время Красноборской операции порядка 40 тысяч советских солдат, поддерживаемых двумя дюжинами танков, не смогли прорвать оборону 4,5 тысяч испанцев при 24 орудиях. А в более широком стратегическом контексте вторая попытка окружения мгинско-синявинской группировки противника из состава группы армий «Север» закончилась безрезультатно.

По разным оценкам, через «Голубую дивизию» на советско-германском фронте прошли от 40 до 50 тысяч испанских военнослужащих. Несмотря на все проблемы с дисциплиной (по немецким и советским понятиям), в бою испанцы показывали себя отменно. Однако общая геополитическая ситуация тем временем менялась. Англо-американцы сначала высадились на Сицилии, а потом непосредственно на итальянском «сапоге».

8 сентября 1943 года, после свержения режима Бенито Муссолини, Италия объявила о выходе из войны. Для многих итальянских военнослужащих выход из большой игры в столь ответственный момент – гитлеровцы только-только утратили способность к стратегическим наступлениям после Курской битвы – стоил жизни. Немцы моментально обратили оружие против своих вчерашних союзников, о чем довольно внятно повествует художественный фильм «Выбор капитана Корелли».

С Италией ситуация вообще поучительная. Сначала итальянцы вместе с немцами воевали против Греции, Великобритании, СССР, США от Эфиопии и Северной Африки до Балкан и излучины Дона. В июле 1941 года итальянский корпус в Советском Союзе насчитывал 62 тысячи человек, а в сентябре 1942 года – 230 тысяч (так называемая 8-ая армия). Только в советском плену умерло примерно 54 тысячи итальянцев. А потом Рим перешел на противоположную сторону.

Находясь под внешнеполитическим давлением (прежде всего со стороны США и Великобритании), Франко 20-го октября 1943 года принял решение о выводе «Голубой дивизии» из СССР домой. Мадрид и Третий рейх простились компромиссно. Кто из военнослужащих захотел вернуться в Испанию – сделали это, а остальные вступили в «Германский иностранный легион» под патронатом СС. Считается, что в окруженном Берлине весной 1945 года сражалось 7 тысяч испанских добровольцев.

С Румынией, которая официально воевала на стороне Гитлера с 22 июня 1941 года, так культурно как с «нейтральной вооруженной» Испанией не получилось. Бухарест вообще бросало из стороны в сторону всю Вторую мировую войну. Изначально Румыния в своей внешней политике ориентировалась на Францию. Но Париж пал и Румынии, оставшейся без геополитического патрона, пришлось территориально ужиматься в пользу Венгрии, Болгарии и СССР. В конце концов Бухарест превратился в полного сателлита Германии и под руководством Берлина пошел войной на Советский Союз. В 1944 году Красная армия перенесла боевые действия на румынскую территорию и 23 августа король Михай I совершил госпереворот против Йона Антонеску. Следствием чего стал переход румынских войск на сторону антигитлеровской коалиции. Михай I, к слову сказать, является кавалером высшего советского военного ордена «Победа».

Но как бы ни были болезненны для немцев переходы итальянцев и румын на сторону противника, отход испанцев, самой тяжелой психологической потерей и травмой для Гитлера стал выход из войны Финляндии. Формально Карл Маннергейм предупредил фюрера Третьего рейха о выходе Хельсинки из войны письмом от 2 сентября 1944 года. Немцам дали срок убраться из Финляндии до 15 сентября. Однако от Лапландской войны между вчерашними казалось бы преданными союзниками подобные меры не избавили.

А был у Гитлера еще такой специфический союзник как Болгария. Она 13 декабря 1941 года объявила войну США и Великобритании, но ничего не предъявила Советскому Союзу и даже не разорвала с ним дипломатических отношений. Когда фюрер требовал от царя Бориса отправки девяти дивизий на советский фронт, то болгарский монарх отвечал, что в принципе он может это сделать, но все они перейдут на сторону Москвы. Адольф Гитлер с объективностью подобного расклада вынужденно согласился и махнул на такую ситуацию рукой. Чтобы взять под контроль территорию царства, СССР сам 5 сентября 1944 года объявил «войну» Болгарии. При пересечении границы ни одного выстрела с двух сторон не последовало.

С немцами весь путь до конца прошла Венгрия. Интересно, что одно из объяснений высокого уровня суицидов среди венгров в 90-ые годы прошлого века психологи выдвигали геополитическое. Дело в том, что весь XX век венгры оказывались в лагере проигравших. Сначала она проиграли Первую мировую войну в составе Австро-Венгрии, потом Вторую мировую войну в союзе с Германией, а затем Холодную войну в качестве союзников (пусть и частично примученных) Советского Союза. Однако привычка идти до конца даже при плохих раскладах – это тоже оружие. Вот и сегодня с небольшой, но упертой Венгрией в Евросоюзе считаются.

Подводя общий итог можно заметить, что союзники притягиваются к тебе когда ты сильный и отпадают в момент ослабления. Правда, для каждого игрока порог привлечения и предательства свой. Монголия, например, была с СССР от Халхин-Гола и до победы над Японией. Во время Великой Отечественной войны одних лошадей Улан-Батор поставил Советскому Союзу свыше 500 тысяч и, что примечательно, безвозмездно. Преданность союзника имеет сложную природу и ее вряд ли возможно просчитать наверняка – очень много в ней компонентов, которые ведут себя по разному в меняющихся условиях и обстоятельствах.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...