«Декоммунизации как таковой в Казахстане не было»

Сетевые СМИ о том пользуются ли спросом социалистические идеи?

Декоммунизация

«На сегодня партиям по сути нечего предложить населению» — Политолог Андрей ЧЕБОТАРЕВ — «Здесь нужно учитывать, что в Казахстане сформирована закрытая политическая система, где ключевыми субъектами являются президент и всевозможные внутриэлитные группы. К тому же конституционная реформа не привела к весомым изменениям, и решающее слово при формировании правительства по-прежнему за президентом. Действующие партии, в том числе «Нур Отан», особой роли в этом процессе не играют. Вокруг партий выстроены барьеры и ограничения, их не отменяет даже политическая лояльность. В итоге большинство партий утратили конкурентоспособность, они осуществляют лишь вспомогательные функции. Кто из них и в каком количестве пройдет в Мажилис, решается наверху.

На сегодня партиям по сути нечего предложить населению. Их предвыборные программы и лозунги быстро отодвигаются и забываются. Некоторые партии вообще функционируют только в электоральный период, после чего впадают в политическую спячку. Кроме того, у большинства из них нет какой-либо явно представленной идеологии – либерализма, консерватизма и проч. Например, Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) и Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) не особенно придерживаются ценностей и установок, заложенных в их названиях. При этом представители ОСДП часто озвучивают идеи и лозунги, ничего общего с социал-демократическими не имеющие. Для отечественных партий характерно объединение не вокруг платформ, а вокруг личностей, хотя не все из таких персон могут похвалиться популярностью у граждан и харизматичностью.

С другой стороны, после обретения независимости ни национальная идея, консолидирующая основные ценности общества, ни хотя бы четкая официальная идеология, в Казахстане так и не сформировались. Деидеологизирован весь социум, в том числе и политическая элита».

«Пользуются ли спросом социалистические идеи?» — Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, политолог – «Социалистические идеи о социальной справедливости и равноправии всегда будут притягательными для большинства людей в силу их гуманистического содержания. Поэтому неспроста по мере увеличения расслоения общества на очень богатых и очень бедных тезис об увеличении роли государства в социальной сфере пользуется все большей поддержкой населения. И подобная тенденция в Казахстане будет только расти в силу ухудшающихся показателей развития отечественной экономики и, соответственно, увеличения численности социально уязвимых граждан.

Этому способствует ряд факторов. Во-первых, как известно, именно бытие определяет сознание. А во-вторых, среди простого народа все еще сильна историческая память о благополучных в социальном плане 70-х-начале 80-х годах прошлого века. Особенно в сельской местности, где контраст между прошлым и настоящим разителен.

Чем больше будет в стране недовольных существующим положением, тем больше среди них будет сторонников идеи обновленного социализма, который я называю социализмом с казахстанской спецификой.

Политический проект на социалистической платформе в стране уже существует – это Коммунистическая Народная партия Казахстана, в рядах которой насчитывается свыше 104 тысяч членов. Любой другой альтернативный проект левого толка будет неконкурентоспособным с ним по причине того, что данная электоральная ниша давно и прочно занята парламентской партией «народных коммунистов».

Нуртай МУСТАФПЕВ, политический аналитик – «Поддержка идей социальной справедливости, принципов социального государства, составляющих основу современных социалистических идей, резко возрастает. Причём не только в казахстанском обществе, но и во всем мире. Поэтому это глобальный процесс. Сегодня мир стоит перед дилеммой – либо бесконечно и безуспешно пытаться «подрихтовать» прежнюю экономическую модель абсолютного доминирования финансового капитала, либо переходить к иной экономической и общественной системе. Сегодня уже более чем очевидно, что базируемая на приоритете интересов глобальных финансовых групп модель зашла в тупик. Мировой финансовый и экономический кризис разразился в августе 2007 года, когда лопнул «мыльный пузырь» на рынках ипотечного, потребительского и других видов кредитования в США, а в 2008 году перекинулся на остальные страны мира, включая Казахстан.

И этот глобальный кризис вовсе не прерывался, а продолжается и по сей день. Только в Казахстане за последнее десятилетие принимались несколько антикризисных программ.

Но череда обвальных девальваций – февраль 2009 г., февраль 2014 г., август 2015 г. – продолжалась, отражая перманентный характер кризиса. Дело не в том, что в обществе вдруг стали пользоваться поддержкой социалистические идеи. Для большинства людей политические идеи, доктрины – понятия отвлеченные. Падение уровня жизни, реальных доходов простых казахстанцев, реалии повседневной жизни, когда при посещении магазинов цены неприятно удивляют, суммы к оплате в квитанциях на коммунальные услуги неуклонно растут – вот где следует искать причины востребованности сильной социальной политики.

Идеям социальной справедливости, сильной социальной политики подвержены пенсионеры, студенты, все наёмные работники, как в бюджетном (государственном), так и в частном секторах экономики. Сюда можно отнести всех самозанятых, включая индивидуальных предпринимателей, подавляющее большинство представителей малого и среднего бизнеса. По аналогии, все перечисленные группы общества являются приверженцами этих идей в развитых странах Европы, в которых давно утвердилось социальное государство.

И даже крупный бизнес в лице промышленников привержен этим идеям. Поэтому проще сказать, какая группа не привержена этим идеям. Она немногочисленна, но наиболее влиятельна – это финансовый бизнес».

««Красное» прошлое: возможен ли ренессанс коммунизма в Казахстане или у общества есть иммунитет к коммунизму?» — Депутат Мажилиса от Коммунистической Народной партии Айкын КОНУРОВ – «Декоммунизации как таковой в Казахстане не было. В принципе, она никогда не стояла на повестке дня, поскольку наше общество достаточно спокойное и советский период многие люди оценивают довольно положительно. Переименования улиц и городов в большей степени связаны с независимостью, чем с декоммунизацией, потому что любая независимость государства предполагает изменение статуса центральных улиц, площадей, каких-то культовых объектов. Это был неизбежный процесс, происходящий в любом государстве, поменявшем идеологию. Если она была изменена с социалистической и коммунистической на либеральную (большей частью), то от такого закономерного процесса никуда не уйти – тот, кто выиграл, тот и навязывает правила игры. Некоторые внешние атрибуты необходимо было заменить, но на сегодняшний момент нельзя сказать, что в Казахстане проходила декоммунизация. Сегодня Коммунистическая партия находится в парламенте. Есть люди, поддерживающие нашу идеологию, и никто их за это не преследует, что происходит во многих странах, в той же Прибалтике и Украине.

Идеи социализма достаточно популярны и в Западной Европе, и в Латинской Америке. От большей части населения, испытывающей материальные трудности, можно ждать возврата к нашим идеям. Скорее всего, не в чистом виде, не в виде коммунизма, а в виде социал-демократии. Лозунг справедливости в распределении доходов всегда востребован. Страна у нас богатая, и то, как распределяется общий национальный доход, многих не устраивает. Раньше при ценах на нефть по 120 (долларов за баррель – ред.) хватало всем, теперь есть масса людей, которым нынешний метод распределения благ кажется неверным. Думаю, что число таких людей будет увеличиваться, поскольку третий год подряд идет снижение доходов населения и уровня жизни».

Политолог и общественный деятель Айдос САРЫМ – «Декоммунизация, а если правильней подобрать термин – детоталитаризация, предполагает большую духовную работу, прежде всего, по преодолению так называемого тоталитарного мышления. Имеются в виду наши судьи, полицейские, прокуроры, считающие, что любой человек, попавший к ним, обязательно виновен. Не забудем «телефонное право» и другие прелести, которые у нас присутствуют. Это как раз и есть отрыжка тоталитарного сознания: человек ничто, власть и «органы» – все. Переименование улиц, снос памятников само по себе мало что дает, если не меняется мышление, отношение к человеку, к его правам. Если не приходит понимание, что нельзя избить кого-то в полиции и априори рассматривать его в качестве виновного.

Если смотреть с этой точки зрения, то у нас работа идет хаотично, не затрагивая более серьезные пласты. У нас не было декоммунизации по образцу Восточной Европы, не было детоталитаризации по образцу Германии. Люди остались, их психология воспроизводится уже не первое поколение.

Когда мы говорим о Советском Союзе и всех социальных благах, то забываем, что многие из них были достаточно условными и труднодостижимыми. Другое дело, что советский режим давал людям некий горизонт планирования. Люди могли примерно знать: 20 лет отслужу честно на одном месте – получу квартиру. С голоду не умру, на улице не останусь. При этом подобная структура была нежизнеспособной и на практике очень уязвимой. Давайте вспомним, что Советский Союз не мог обеспечить элементарную потребность горожан в молоке, вспомним огромные очереди, а потом – карточки. За килограммом мяса приходилось стоять по 5-6 часов. Как раз это прелести социалистической экономики.

Социальные блага можно давать и без тоталитаризма, и без лагерей. Как это делают, например, некоторые страны Северной Европы, предоставляющие такие льготы, которые не снились и СССР. Они добились подобного без надрыва и массовой отправки студентов и интеллигенции на колхозные поля. Маленький пример: в нынешнем Казахстане небольшая часть населения, занятая в сельском хозяйстве валово дает больше продукции, чем весь советский Казахстан. Другое дело, что социальная политика должна меняться, и капиталистические отношения вовсе не предполагают отказа государства от социальных обязательств перед гражданами».

Политик и общественный деятель Амиржан КОСАНОВ – «Смотря что понимать под «декоммунизацией»? Если это формальное отречение от ценностей времен Ленина-Сталина-Хрущева-Брежнева и техническое избавление от слова «коммунистический» в наименованиях, то это одно. А если это тотальный и бесповоротный отказ от всего, что стало символом коммунизма в исполнении генсеков Советского периода – засилья одной идеологии, монополии одной партии, абсолютной нетерпимости к инакомыслию, тоталитаризма, субъективизма, волюнтаризма, бесконтрольности власти обществу, моральной деградации руководящей верхушки – то, это другое. Во втором смысле мы недалеко ушли от тех приснопамятных времен! У нас даже приветствуется властью такое явление, как нахождение в парламенте партии с наименованием «коммунистическая»! Есть также важная причина сохранения «современного сталинизма» в Казахстане: это авторитарный характер власти, которой не чужда сверхцентрализация вокруг одной личности.

А если персонифицировать процесс, то у нас во власти все еще сидят вчерашние коммунисты. Это тоже накладывает свой отпечаток на происходящее. Мы находимся лишь на подступах к полномасштабной декоммунизации и, несомненно, этот процесс надо форсировать. Важно также понять, что одной из самых эффективных вакцин против «коммунизации» является подлинная демократизация! Только демократия с ее общепринятыми принципами способна «декоммунизировать» наше, отравленное Политбюро ЦК КПСС, сознание. А к ней, к этой самой демократии, у нашей власти устойчивая аллергия. Вот и не применяет она это самое результативное и, что немаловажно, апробированное другими постсоветскими странами средство.

Идея коммунизма, как одно из направлений человеческой мечты о обществе всеобщего равенства и благоденствия (в исконном, не запятнанном сталинизмом и другими чудовищными квазиинтерпретациями понимания этой доктрины) была и будет жить в умах определенной части общества. Но, думаю, что Казахстан (пусть и формально обозначив в Конституции) уже сделал свой цивилизационный выбор в сторону общечеловеческих ценностей. И ренессанс коммунистических идей в духе ВКП (б) и КПСС уже невозможен: мы же все-таки должны учиться на своих и чужих ошибках! Хотя, как я говорил выше, левые идеи в разных интерпретациях будут жить в плюралистическом обществе».

«Истинная идеология казахстанцев: каждый сам за себя» — Насильно ее никто не насаждал. Все получилось само собой. Коллективизм из сограждан за время независимости улетучился, а на смену ему пришли индивидуализм и даже эгоизм. Общество постепенно «атомизируется». Собраться вместе по какому-то определенному вопросу люди еще способны, но после его разрешения разойдутся и друг о друге забудут. При этом они продолжают с надеждой смотреть в будущее — но если успели достичь более менее стабильного финансового положения. Об этом рассказала социолог Гульмира ИЛЕУОВА.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...