«При всех выгодах сотрудничества с Китаем в Казахстане почему-то растет синофобия»

Сетевые СМИ о страхах казахстанцев

Несколько казахстанцев попытались сорвать интернациональную свадьбу между женихом-китайцем и невестой-казашкой. В конечном итоге из-за мятежа ресторан отказался от заказа и вернул семье деньги. Несмотря на все усилия псевдо-патриотов, свадьба состоялась, но только в помещении склада компании жениха.

Баян АЛАГУЗОВА (Есентаева), продюсер – «Если уж ставите нацию выше других, давайте научимся сначала хотя бы зубную пасту делать» — Быть супругой представителя другой нации — неприемлемо. Так решили наши мужчины, объединившись в целую «армию» недовольных за чужую судьбу. Сказать, что я в шоке — это ничего не сказать. Значит, миллиарды долларов в долг у китайцев брать можно, пользоваться их техникой в немыслимом количестве можно, ходить в китайские рестораны, носить их одежду можно, отдавать в управление нефтяные компании можно, а полюбить китайца нельзя…. я больше, чем уверенна, что те кто так считает, люди не познавшие любовь. Я просто хотела сказать, что сердце не выбирает нацию, цвет кожи, менталитет, традиции и тому подобное, оно просто любит. Женщина не рабыня, не ваша собственность, и не вам решать, кого ей любить. Я не за интернациональный брак, и я не против него. Я за любовь!

«Отец казашки, вышедшей замуж за китайца: Я выбрал счастье своей дочери» — Я, СУЛЕЙМЕН Аскар Багытулы, обращаюсь к своим родственникам, друзьям, коллегам, всем знакомым по поводу бракосочетания моей дочери с гражданином КНР…

Мы, как родители, были против. Но за два года, убедившись в искренности их любви, по обоюдному желанию в создании семьи, мы дали свое согласие. Как любой родитель, который желает только счастье своим детям, дав согласие, осознавал возможные упреки, недопонимания со стороны родственников и знакомых. Но не настолько, чтобы со стороны незнакомых людей были агрессивные нападки, угрозы, оскорбления через социальные сети и звонки на личные номера членов семьи, что привело к обширному общественному давлению. Передо мной стоял выбор: либо счастье молодых, которые взявшись, за руки готовы были спрыгнуть с обрыва, либо честь главы семьи. Я выбрал счастье своей дочери. Не побывав в моей шкуре, не испытав это на себе, я думаю, не каждый сможет понять…

«С чем связано настороженное отношение к межэтническим бракам?» — По словам блогера Зауре БАТАЕВОЙ, пишущей о гендерной дискриминации в обществе, в спорах на тему смешанных браков чаще обвинения звучат в адрес женщин. Она считает это гендерной дискриминацией — В обществе к девушке часто относятся как к вещи, и массово вмешиваются в ее личную жизнь, публично ее оскорбляют. Думаю, что это не забота о нации, напротив, попрание прав казахских девушек. Почему это допускается? Почему за это никого не наказывают? Специалисты в области гендерных отношений должны бы глубже изучать эти вопросы и раскрыть глаза обществу. Однако мы отстаем в этих вопросах. Развитие гуманитарных наук в Казахстане на низком уровне. В результате на очень низком уровне находятся и казахоязычные СМИ, языковая культура, используемая в средствах информации. В казахоязычных СМИ уже давно позволяют осуждать казахских девушек.

китай казахстан

Эксперт Института мировой экономики и политики Серик БЕЙСЕНБАЕВ объясняет явление, когда женщин корят за смешанные браки, низким уровнем статуса женщины в казахстанском обществе — В нашем патриархальном обществе существует гендерное неравенство. У нас широко распространена дискриминация женщин. В случае смешанных браков, естественно, не винят мужчин, которые женятся на иностранках, а обвиняют женщин, выходящих замуж за иностранцев. В последние годы усилились дискуссии на тему защиты национальных ценностей, «сохранения нации». Корни этих проблем лежат глубоко. С момента получения независимости в Казахстане начался процесс формирования нации. Из-за незавершенности процесса идентификации мы как общество до сих пор не чувствуем себя уверенно в условиях изменения мирового пространства. Нам кажется, что со всех сторон нам грозит опасность, существует угроза исчезновения наших культурных ценностей, что нас могут захватить. Это явление свойственно для сообществ на стадии формирования.

По мнению социолога Нурболата АЙЕКЕШЕВА, неприятие смешанных браков связано с установившейся в казахстанском обществе синофобией — Кажется, аресты этнических казахов в Китае усилили и без того существовавшую в казахстанском обществе синофобию, потому что против браков с русскими, турками, европейцами, граждан СНГ сильно не выступают. Это может привести к охлаждению международных отношений.

««Такие действия недопустимы»: Марат Толибаев осудил шымкентцев за атаку китайского предприятия» — Накануне в социальных сетях распространились видеоролики о том, как молодые жители Шымкента большой группой направились на территорию китайского предприятия для того, чтобы убедить работников покинуть Казахстан. Экс-вице-министр сельского хозяйства и известный бизнесмен Марат ТОЛИБАЕВ осудил действия парней, назвав «средневековыми» их методы убеждения — Получил по WhatsApp видео, где показано, как группа парней среди ночи взломала ворота какой-то производственной базы, построили в шеренгу китайских рабочих и поставили им ультиматум, чтобы они уехали из Казахстана в течение суток. В противном случае парни обещают принять другие меры.

Марат Толибаев добавил, что крайне возмущен этим действом. По мнению общественного деятеля и бизнесмена, в стране начинается средневековая «охота на ведьм» — «Некоторые люди решили, что могут навязывать окружающим свой образ жизни. Если они сами не пьют спиртное и не курят, то они считают, что имеют право заставлять других отказаться от этих вредных привычек. Если они сами верят в Аллаха, то считают, что другие тоже должны быть такими. Если они сами граждане Казахстана, то считают, что могут выгонять иностранцев из страны«.

«Синофобию в Казахстане раскачивают локальные элиты» — Синофобия в Казахстане усиливается из года в год и имеет сложный подтекст, считает политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ — Во-первых, никуда нельзя деть историю казахско-китайских отношений, которые были далеки от идеальных и характеризовались в том числе военными столкновениями в относительно недалеком прошлом. В народной памяти этот непростой период в отношениях между нашими народами запечатлелся поговоркой «китаец придет — рыжий русский братом покажется».

китай казахстан

 

Во-вторых, имеет место фундаментальная разница между культурами, что опять-таки никак не может способствовать сближению на ментальном уровне. И это несмотря на то что казахский этнос отличается толерантностью и восприимчивостью ко всему новому, в том числе и характерному для других национальных традиций.

В-третьих, по его словам, на простонародном бытовом уровне сильно убеждение, что у Китайской народной республики существует огромная потребность в новых землях. При численности населения в 1,5 млрд человек в сравнении с 18 млн казахстанцев, расположившихся на действительно громадной территории, это не может не внушать определенных подозрений.

В-четвертых, проникновение китайского капитала и рабочей силы на нефтегазовый рынок Казахстана сопровождалось межнациональными конфликтами в трудовых коллективах в Актюбинской и Атырауской областях. С самого начала этим моментам уделяли недостаточно внимания, и как результат — выросло недовольство региональной элиты и населения.

Резюмируя свои слова, Султангалиев еще раз подчеркивает, что региональные бизнес-элиты действуют в своих интересах, защищая лакомые куски — нефть, газ, строительство, с которых они получают прибыли. Ведь именно в прибыльные сектора экономики устремляется китайский капитал.

«Синофобия в Казахстане может нарастать, и это — заказ» — Политолог Булат СУЛТАНОВ — При всех выгодах сотрудничества с Китаем в Казахстане почему-то растет синофобия. По мнению политолога, ее растят намеренно, с целью усиления антикитайских настроений в казахстанском обществе, срыва китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути», чтобы ухудшить казахстанско-китайские отношения и в конечном итоге подорвать развитие экономики Казахстана и ухудшить социально-экономическое положение страны.

Сегодня с Китаем хотят сотрудничать многие страны. Например, в 2016 году Китай начал строительство сербского участка железной дороги, которая связывает Венгрию и Сербию. Это первая железная дорога, которую строит КНР в рамках европейского сотрудничества.

Желающих получить китайские инвестиции много, но ресурс не бесконечен. А США направляет усилия на то, чтобы не дать Поднебесной развить инновационную и наукоемкую промышленность. И те вспышки торговой войны, которую США ведут против Китая, не самые последние. Самая ожесточенная борьба еще впереди.

И если сейчас странам Запада удастся сорвать попытки стран не-Запада реформировать мировую экономическую финансовую систему, мир вступит в полосу нестабильности, которая может перерасти во всемирный кризис.

Проблема Казахстана в том, что мы не имеем выхода к морским портам и для нас совместные с Китаем проекты — отличная возможность диверсифицировать свою экономику. И население нужно информировать об этом. Людям важно понять, что Китай не представляет угрозу, а его попытки ликвидировать монополию Запада только помогают нам. Я убежден, что рост синофобии в Казахстане сегодня — это заказ Запада.

китай казахи
Марат Толибаев, блогер

«Синофобия и ксенофобия. Куда девались казахские толерантность и радушие?» — Марат ТОЛИБАЕВ, блогер — Ксенофобия на бытовом уровне существовала, существует и будет существовать всегда. Это способ защиты своих личных интересов необразованными, невоспитанными или непорядочными людьми. Что касается синофобии в Казахстане, то причин здесь несколько. Это и исторические конфликты, и страх поглощения более многочисленной нацией, и опасность культурной ассимиляции. Обострение синофобии в последние годы я связываю с ростом количества китайских рабочих на добывающих и промышленных предприятиях страны, где они воспринимаются местными жителями как конкуренты за рабочие места. Кроме того, растущие в стране протестные настроения получили в лице «китайской угрозы» возможность выплеснуть свое недовольство не прямо властям, а опосредованно, через китайских инвесторов. Наконец, важно учитывать заинтересованность в росте синофобских настроений в Казахстане со стороны конкурентов Китая – США, Европы и особенно России. У меня нет прямых доказательств, но я допускаю, что российские агенты влияния подогревают эти настроения.

Нуртай МУСТАФАЕВ, этнополитлог — Опыт «цветных революций» показывает, что соцсети могут сыграть свою роль в развёртывании массовых беспорядков в организационном плане. Особенно опасно, когда разыгрывается «национальная карта». Если власти не будут жестко, с привлечением к уголовной ответственности пресекать факты разжигания межэтнической розни в соцсетях, то вполне возможен масштабный этноконфликт (вроде ошской резни 1990 и 2010 годов, украинского майдана) с последующей утратой территориальной целостности. Не надо быть благодушными. Чтобы подобного не случилось, надо не допускать этнической дискриминации. Это касается всех сфер – участия во власти, в бизнесе; в повседневном общении, в быту. Права – одно, они продекларированы в Конституции РК, а подзаконные, нормативные акты, правила и правоприменительная практика – другое. Попустительство национал-популистам со стороны власти налицо. Это проявление ее слабости. Заигрывание с этнонационализмом – обоюдоострый меч.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...