Война Миров. Казахстан в огненном кольце многовекторности

Астане все сложнее поддерживать хорошие отношения с враждующими между собой центрами силы

У специалистов по структурам управления есть постулат, который гласит: система является настолько сложной, в насколько сложных условиях ей приходится функционировать. Казахстан оказался в зоне соприкосновения усиливающихся конкурирующих интересов России, США, Китая и целой плеяды игроков второго ранга вроде Турции и Израиля. При этом реакция Астаны на новые вызовы заставляет сомневаться в усложнении ее структуры управления. Пока больше похоже на то, что система примитивизируется.

В новейшей истории трудно брать базовые точки отсчета для того или иного процесса. В конкретном случае для Казахстана скорее подходит 1 июля 2010 года, когда Москва и Астана подписали договор о создании Таможенного союза (6 июля к ним официально присоединился Минск). К этому времени Владимир Путин уже успел повздорить с Западом своей Мюнхенской речью 2007 года, а глобальная хозяйственная система «вкусила» от плодов финансового кризиса 2007-2008 гг. в США.

казахстан россия

Союз трех постсоветских президентов/императоров сразу вызвал негодование в Белом доме и оттуда пообещали, что никакого возрождения СССР в любом новом виде не допустят. По предложению Нурсултана Назарбаева в учрежденный 1 января 2015 года Евразийский союз добавили слово «экономический», после чего он стал называться ЕАЭС, но это уже мало чего меняло. Поскольку до этого момента Россия уже вернула себе Крым.

В 2014 году Крым стал геополитическим зигзагом глобального масштаба, после которого события пошли иначе, чем от момента распада Советского Союза и до года 100-летнего юбилея Первой мировой войны. Поначалу ничего не предвещало тектонических изменений в мировых раскладах. На Украине победила очередная цветная революция, но почему-то на этот раз она стоила Киеву стратегического полуострова в акватории Черного моря и войны в Донбассе.

Возвращение Крыма в Россию опровергло популярную гипотезу о том, будто в XXI веке территорию к себе никто не присоединяет. Мол, сейчас нужны потребители для твоей продукции и рынки сбыта. Потом наблюдатели стали объяснять случившееся в меру личного понимания происходящего. Одни в резком шаге Кремля увидели невозможность (в картине мира российских правящих лиц) потерять базу для Черноморского флота в Севастополе. Потому что прорывался стратегический периметр безопасности, а Запад еще бомбардировками Югославии 1999-го года показал, что бывает с теми, кто его не слушается. Другие увидели в воссоединении с Крымом сакральный смысл. Как русскому человеку слушать старые песни о Севастополе, если город воинской славы под контролем бандеровцев?

Акорда, как обычно в подобных случаях, заняла выжидательную позицию. Очень тревожно, когда сосед в державно-милитаристском ренессансе, а у тебя с ним сухопутная граница на семь тысяч километров и далеко не факт, что там нет «сакральных» мест. К тому же Нурсултан Назарбаев при любых раскладах играет только за себя и ему нужно время, дабы разобраться с общим балансом рисков и возможностей. Тем временем по Москве коллективный Запад ударил санкциями.

Реальных союзников у России всего два (армия и флот), однако есть формальные, среди которых Казахстан. На Западе же часто не различают полутонов и действуют исходя из формальных признаков. Сначала Франция по архаичной процедуре, которой не пользовались со времен царя Гороха, отказала в экстрадиции Мухтара Аблязова в Россию. Потом ведущие казахстанские атлеты стали фигурантами допинговых скандалов. Третьим «звонком» стал арест средств Нацфонда Республики Казахстан на двадцать с лишним миллиардов долларов.

Деньги у Астаны вроде бы не забрали – их «подвесили». Но развитие событий может происходить самым разным коридором вероятности. У денег есть волшебное свойство – человеку (и государству) не бывает с ними одиноко. Угроза глубокого финансового одиночества заставила Акорду плотнее сотрудничать с США в вопросах транзита грузов для американцев и их союзников в Афганистане. Все это не понравилось (да и не могло понравиться) в Москве, где по американским логистическим центрам в портах Курык и Актау высказывания делались на уровне министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Про бактериологическую лабораторию США в Алматы тоже не забыли.

Чтобы держать равноудаленную дистанцию с Россией, задействовали информационный ресурс от спикера сената Касым-Жомарта Токаева до движения «Жана Казахстан». Первый говорил про «казахский мир» в противовес «русскому», вторые про голодомор в Степи периода коллективизации и необходимость ориентироваться на Запад.

казахстан россия

Кроме беглого олигарха-оппозиционера Аблязова «крымскому фактору» могут быть благодарны получатели западных грантов по общественно-политической тематике. В нулевые годы, когда коллективный Запад разочаровался в Казахстане как гармонично совместимой с ним стране (объективные суды, политические свободы, трепет перед инвесторами, пропаганда секс-меньшинств), грантовая деятельность была заметно свернута. После 2014 года (разумеется, с определенным лагом по времени) западные деньги пошли в Казахстан уже по геополитическим соображениям – Акорде помогают «отползти» от Кремля в общественно-информационном пространстве.

Астана западную помощь принимает и создает прокси-структуры вроде «Жана Казахстан», чтобы правильно осваивать и контролировать грантовые потоки из государств коллективного Запада. Что данная инициатива уходит корнями «наверх» легко понять, увидев персональный состав учредителей движения. Там многие друг друга не переваривают даже не тихо, а потому способны работать в одной «команде» только с помощью волшебной силы административного и финансового ресурса.

Всем мало-мальски активным общественным группам Казахстана властью давно и жестко приказано заткнуться. На этой почве прекратилась, например, профсоюзная деятельность («желтые» профсоюзы мы сейчас не рассматриваем), поскольку она подпадает под уголовное преследование за «социальную рознь». Поэтому когда в социальных сетях те или иные персонажи с физической дислокацией в Казахстане позволяют себе антирусские (как вариант антикитайские) нападки самого нацистского свойства, имеют десятки тысяч подписчиков (не важно – реальных или «накрученных» за деньги через специальные фирмы и сервисы), априори возникает предположение о санкции на такую деятельность со стороны власти (пусть она в республике не шибко монолитная).

Вот только когда реальная природа тех или иных вещей на гигабайты разит искусственностью – возникает вопрос: зачем это нужно? Если для освоения денег Запада – раз уж все равно идут в Казахстан – это одно. А вот выдавать срежиссированные вещи за спонтанное движение народно-фейсбучных масс своим геополитическим соседям и партнерам как минимум примитивно. Разумеется, если закачивать ресурсы и применять эффективные технологии, то определенная отдача в пластах населения будет. Но те же казахские национал-патриоты за четверть века не предложили ни одной новой идеи по сравнению с теми, которые они озвучивали в начале 90-ых гг. прошлого века. Однако, раз деньги тратятся – значит, это кому-то нужно.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...