Почему утверждение издания Le Caucase о том, что «казахстанские чиновники больше не имеют права говорить по-русски», выглядит сущей дезинформацией?!

Из-за того, что официальная Астана приняла решение о переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику, мало кто из чиновников собирается отказываться от русского как от своего основного рабочего языка

Издание Le Caucase опубликовало статью под названием «La Russie perd son fidèle allié kazakh» — «Россия теряет своего верного казахского союзника».

В ней говорится так: «Казахстан дистанцировался от России. Недавно казахстанское министерство иностранных дел отклонило требование российского министра иностранных дел Сергея Лаврова об отмене безвизового режима для американцев.

Несколькими месяцами ранее глава этой бывшей советской республики Нурсултан Назарбаев подписал указ о переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику. И, наконец, казахстанские чиновники больше не имеют права говорить по-русски».

Что тут скажешь?! Как говорится, вашими бы устами да мед пить. Увы, реальность совсем иная. Вот вам такой пример. Речь идет о видеоматериале агентства «Казинформ» под названием «Заседание Правительства РК: Онлайн-трансляция пресс-конференции» от 18 июля 2018 года. Его продолжительность 22 минуты 50 секунд. По-казахски там ведущая пресс-конференции в своей вступительной речи говорит только это: «…налдық реформасын іске асыру бойынша «Жүз нақты қадам» ұлт жоспарын орындау мәселесін қозғаймыз». И произносит она эти всего несколько слов с явным русскоязычным акцентом. Далее ведущая переходит на русский язык и дает куда более пространные разъяснения касательно темы пресс-конференции. Когда слушаешь все это, понимаешь, что первая куцая фраза по-казахски является лишь крохотной данью сущей формальности. Ведь основной выступающий на указанной пресс-конференции, заместитель председателя комитета государственных доходов минфина РК Мади Такиев даже формального языкового требования не стал соблюдать и с ходу заговорил по-русски. После его выступления настал черед вопросов от репортеров. Первым поднялся журналист, который говорит по-казахски. На государственном же языке господин Такиев и постарался ему ответить. То есть получается, что говорить по-казахски он может, но не считает обязательным озвучивать свое основное выступление на государственном языке.

казахский русский язык

В общем, картина привычная. Государственный язык по-прежнему используется государственными же чиновниками лишь изредка, в зависимости от ситуации. В основном же они говорят по-русски. Тут ничего не изменилось. И вряд ли что-то в этом плане может измениться в обозримом будущем. В подтверждение такого предположения приведем пару примеров, относящихся к разным временам.

Первый пример. В статье, обнаруженной в номере из архивной подшивки газеты «Түркістан», которую недавно по работе довелось просматривать, говорится, что в свое время бывший тогда сенатором Абиш Кекильбаев, «меча гром и молнии и устраивая разнос членам правительства», как нельзя лучше проявил себя на уровне наших чаяний. В нем угадывается человек, доведенный до крайней степени гнева. Никого – ни правительства, доведшего государственный язык до сиротского положения, ни пребывающих в орбите влияния лоббистов коллег в Парламенте – он не пожалел».

Далее приводится уже отрывок из той речи самого Абиша Кекильбаева: «Правительство проводит лоббирование интересов каких-то финансовых групп, а Парламент беспрекословно продолжает следовать за ним. Мы превращаем единственно нужные народу дела в шоу. Поэтому многие проблемы не решаются. Когда заходит речь о языке, большинство представляет так, будто бы, если добьемся того, чтобы все 17 имеющихся министров заговорили по-казахски, вся проблема государственного языка может решиться. Но ведь для того, чтобы научить 17 министров казахскому языку, нет нужды разрабатывать национальную программу, всего-то нужно – поставить соответствующее требование перед 17 министрами. Это профессиональное квалификационное требование, предъявляемое при рассмотрении кандидатуры на такую должность. Тем самым права человека не нарушаются. Если признать, что права человека без устали защищаются именно международными организациями, то нужно признать и то, что они тоже не могут работать, не зная ни одного из рабочих языков ООН. Таким же образом и в Казахстане человек, не знающий государственного языка, не должен работать на государственной службе».

Такова была ситуация свыше десяти лет тому назад. Сейчас уже появилось такое поколение чиновников высокого ранга, которые росли, получали образование и поднимались по карьерной лестнице уже в условиях независимого Казахстана, чьим государственным языком является казахская речь. Так что многие из них вполне неплохо говорят по-казахски, но при осуществлении своей деятельности используют главным образом русский язык, игнорируя соответствующее требование Конституции. Вот оно подтверждение тому.

Второй пример. Сайт Abai.kz опубликовал относительно недавно материал под названием «Дос Көшім. Үкіметіміз ар-ұятын жоғалтқандардан жасақталған ба?» – «Дос Кошим: Наше правительство состоит из тех, кто потерял честь и совесть?».

В нем говорится так: «Все управляющие государством руководители высокого ранга — премьер-министр, его заместители и министры — проводили свои заседания на государственном языке соседней России.

Вы достаточно хорошо владеете казахским языком, можете говорить по-казахски. Но свои заседания вы – по непонятной мне причине – проводите на русском языке.

Хуже всего то, что до сих пор среди вас не нашелся ни один такой, кто бы сказал: «Эй, граждане, давайте будем говорить на языке нашего государства, а то ведь стыдно». Не знаю. Не получается ли так, что правительство страны казахов формируется из таких людей, которые потеряли честь и совесть, достоинство, из таких людей, которые не испытывают дискомфорта из-за подобной ситуации?».

Такая вот действительность. Поэтому утверждение автора вышеназванной статьи из издания Le Caucase о том, что «казахстанские чиновники больше не имеют права говорить по-русски», выглядит сущей дезинформацией. Из-за того, что официальная Астана приняла решение о переводе алфавита казахского языка с кириллицы на латинскую графику, мало кто из чиновников собирается отказываться от русского как от своего основного рабочего языка.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...