Война Миров. Брексит продолжает губить Великобританию

Лондон стал катализатором централизации и консолидации Евросоюза

Провал последних переговоров Лондона и Брюсселя по разводу с Евросоюзом показал, что пока Великобритания несет все большие потери, а ЕС получил стратегический выигрыш. Математически Европейский союз вроде бы проиграл – на одну экономику, одну армию и одну территорию стало меньше – однако качественное приобретение произошло по линии общеевропейской позиции. Лондон не вводил евро, упирался против идеи создания общеевропейских вооруженных сил, не присоединился к Шенгену и вообще всячески подчеркивал свою особость, требовал преференций. Теперь же Евросоюз неожиданно обрел целостность.

брексит евросоюз

После того, как Брюссель произвел калькуляцию выхода Великобритании из ЕС, европейские чиновники с одной стороны успокоились, а с другой стали все меньше и меньше испытывать интерес к теме брексита. В Великобритании тем временем нарастают внутренние противоречия и конфликты по теме бракоразводного процесса с Объединенной Европой. Спектр мнений, присутствующих в информационном поле, чрезвычайно разнообразный: от «давайте переголосуем» до «жесткого брескита» без каких-либо договоренностей с Брюсселем на последующий период.

Как бы то ни было, но реальных вариантов перед Лондоном всего три. Первый: скандальный выход. Это будет новая страница в послевоенной истории Европы. Страны западной демократии между собой пытаются соблюдать политес или хотя бы его видимость, однако последние метания Великобритании вызвали сильное раздражение среди контрагентов по выходу. Второй: договориться полностью и всеобъемлюще. Здесь до сих пор нет ответа на какой базе возможно достигнуть компромисса? Зона свободной торговли, граница между Ирландией и Северной Ирландией (часть Соединенного королевства), перемещение рабочей силы – везде позиции очень несхожие. Третий сценарий: полудоговоренность и временная схема. Теоретически возможно, но месяц за месяцем видно, как растет взаимное раздражение у ведущих переговоры сторон. В таких нагрузках все труднее апеллировать к здравому смыслу, партнерству и дружелюбию.

Гипотетически имеются и другие варианты решения вопросов по линии Лондон – Брюссель, однако там слишком призрачна вероятность реализации. Например, еврочиновники оставляют Великобритании открытую дверь для возвращения. Вот только Британии периода Дэвида Кэмерона, при котором и состоялось эпохальное голосование 23 июня 2016 года, и близко не будет. Лондону уже выставлены все принципиальные условия: единая валюта, единое миграционное пространство, участие во всех общеевропейских механизмах и процедурах на общих условиях. Если принять во внимание, с каким апломбом сторонники брексита радовались его успеху, то фактически ЕС предлагает Великобритании публичное унижение, дабы надолго сбить знаменитую британскую спесь. Спесь мешает работе.

Многие наблюдатели пеняют еврокомиссарам на то, что в ходе саммите в Зальцбурге Терезу Мэй «высекли» как-то демонстративно. С другой стороны, подобное поведение Брюсселя вполне закономерно. Страхи по поводу цепной реакции развала в ЕС преодолены и еврочиновники, осознавая устойчивость своей позиции, стали куражиться. Это как с Грецией в свое время. Первоначально греческий кризис воспринимали в качестве угрозы всей зоне евро, а теперь это вялотекущий бедламчик на периферии Евросоюза.

Формально расставание Лондона и Брюсселя – это региональный вопрос, но фактически – глобальный. С самоудалением Великобритании из ЕС резко набрала темп идея создания общеевропейских вооруженных сил, против которых системно выступал Альбион. Лондон настаивал на том, что уже имеется НАТО и его структур вполне достаточно для безопасности. А потом Дональд Трамп устроил «наезд» на европейских союзников за то, что США несет 72% расходов блока, тогда как на ЕС приходится порядка 55% ВВП НАТО. Европейцы на это возражали хозяину Белого дома: а зачем больше? Объединенная Европа и после выхода Великобритании же-факто – ядерная держава. Только если у Лондона ядерные ракеты производства США, то у Франции все свое – европейское.

брексит евросоюз

Проводя в жизнь линию брексита, г-жа Мэй надеялась на неформальное англосаксонское единство и солидарность, но президент Трамп к подобным нюансам холоден и запросто портит отношения с той же Канадой. Фактически в лице Лондона Вашингтон потерял своего «троянского коня» в Евросоюзе и теперь у США стало значительно меньше рычагов влияния на Брюссель. Это хорошо видно на примере того, как Белый дом отступил перед ЕС по Северному потоку-2. По Ирану у Объединенной Европы позиция все более согласованная и она готова защищать свои интересы на тегеранском направлении от американского давления и угроз. Растет число сторонников идеи, согласно которой в НАТО у Евросоюза должно быть коллективное членство, то есть США, Норвегия, Турция, ЕС, Великобритания и другие.

При кажущейся податливости и медлительности Евросоюз такой лишь до тех пор, пока ему подобная модель поведения выгодна. Теперь Лондон столкнулся с новым лицом ЕС. Переговорщики себя по-прежнему ведут как лавочники, упорно торгуясь за каждую мелочь, но в итоге получается обволакивающая сеть, которая очень жестко сжимает Великобританию. Например, Брюссель против установления границы между Ирландией и Северной Ирландией под предлогом того, что негуманно разделять один народ на одном острове. Северная Ирландия, кстати, проголосовала против выхода из Евросоюза. Если границу между двумя Ирландиями делать формальной, тогда нужны какие-то барьеры между Северной Ирландией и остальной Великобританией для защиты рынка королевства.

При разводе с Лондоном Евросоюз сохраняет свое авиастроение в лице «Эйрбаса», Европейское космическое агентство и массу других общеевропейских структур. Великобритании все это придется создавать самостоятельно, а космос и авиастроение можно запросто не потянуть. Представительства гигантов мировой индустрии либо покидают Лондон, либо собираются это делать в ближайшей перспективе (как минимум – резко сокращать штат сотрудников). По сравнению с Объединенной Европой отдельный рынок Великобритании не выглядит для них привлекательным.

С позиций сегодняшнего дня видно, как опасаясь раствориться в общеевропейских структурах Лондон решил вернуться на исходную позицию, но время и условия за прошедшие годы кардинально изменились. Дорога назад получается очень опасной и некомфортной, а перспектива не найти ничего хорошего в конечном пункте движения крайне высокая. Евросоюз же после прощания с Великобританией становится на удивление сильнее, сплоченнее, самостоятельнее и перспективнее во всех отношениях.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...