Российский рубль, несмотря на давление санкций, продолжает укрепляться на фоне роста цен на нефть, а наш тенге, свободный от такого рода проблем, — слабеть

Такова реальность, хотя она и представляется весьма парадоксальной

Издание AzerNews опубликовало статью под названием «Benefits of investing in Kazakhstan’s oil&gas named» — «Перечислены плюсы инвестирования в нефть и газ Казахстана».

В ней говорится так: «Казахский министр энергетики Канат Бозумбаев в ходе выступления на пленарной сессии конференции в рамках заседания Всемирного нефтяного совета сказал так: «Чтобы быть конкурентоспособными и привлекательными для инвестиций, мы намерены постоянно двигаться вперед, анализировать практику развитых стран в привлечении капиталов, совершенствовать собственную законодательную базу в сфере недропользования, предлагать более выгодные условия инвесторам. Мы должны обеспечить эффективное использование наших конкурентных преимуществ, которые заключаются в выгодном географическом расположении Казахстана в самом сердце Евразии, высоком уровне образования наших специалистов, широких возможностях по развитию высокотехнологичных проектов, наконец, открытости и желании совершенствоваться с учетом богатого опыта стран-лидеров».

Он при этом счел нужным напомнить о том, что введение Кодекса «О недрах» в юридическую силу летом этого года не повлияет на уже действующие контракты на недропользование, поскольку в целом он «применяется к новым отношениям».

нефть тенге доллар

По словам министра энергетики РК, нововведения, проистекающие из вступивших в силу в текущем году Кодекса «О недрах и недропользовании» и Кодекса «О налогах и других обязательных платежах в бюджет», являются прогрессивными, способными обеспечить конкурентоспособность работы недропользователей в Казахстане по сравнению с другими странами.

«Мы уже наблюдаем реакцию инвесторов на эти изменения. Свидетельство тому инициативы таких компаний как ENI, Лукойл, которые заключает с КазМунайГаз соглашения по разведке на блоках Каспийского шельфа. Также наблюдается активность других инвесторов, изъявляющих желание инвестировать в разведку месторождений нефти и газа», — отметил К.Бозумбаев.

Цены на нефть сейчас такие же, какие они были четырьмя годами ранее, в октябре 2014 года ($82 за баррель), когда наметилось их долгосрочное снижение, вызвавшее в дальнейшем практически единовременную двукратную девальвацию национальной валюты. Тогда за один американский «бакс» давали 181,50 тенге. А сейчас за него уже дают 372,50 тенге. Иначе говоря, восстановление высоких цен на углеводороды не очень-то способствует возврату прежнего относительного благополучия национальной валюты Казахстана. Более того, тенге продолжает обесцениваться даже на фоне устойчивого роста нефтяных котировок. В подтверждение этого вывода приведем такой пример. В начале апреля баррель нефти стоил $67,71, доллар стоил 318,31 тенге. А сейчас они оцениваются, соответственно, $85 и 373,71 тенге. Как говорится, комментарии излишни. Но, похоже, все это лишь цветочки, а ягодки, так сказать, еще впереди. Почему? Потому что в Казахстане с 1 января 2019 года ожидается увеличение размера минимальной заработной платы с 28 тысяч до 42,5 тысяч тенге. Вместе с ним должна увеличиться зарплата для 1,3 миллионов казахстанских граждан.

Соответственно, следует ожидать увеличения тенговой денежной массы, что, в свою очередь, должно усилить давление на валютные курсы. Таким образом, автоматическое увеличение зарплаты значительного количества наемных работников в национальной валюте столь же автоматически будет, надо полагать, компенсировано дальнейшим – и значительным — обесценением тенге против доллара.

И весьма большой уже сейчас рост цен на основной экспортный товар страны в виде нефти, видимо, уже не в состоянии подстегнуть курс национальной валюты. Российский рубль, несмотря на усиление режима санкций в отношении экономики РФ, продолжает укрепляться на фоне роста цен на нефть, а казахстанский тенге, свободный от такого рода проблем, — слабеть. Такова реальность, хотя она и представляется весьма парадоксальной.

При таких условиях остается, похоже, уповать лишь на увеличение объемов добычи тех же самых энергоносителей. С этой целью для потенциальных нефтегазовых инвесторов создаются – в дополнение к используемому до сих пор СРП (Соглашению о разделе продукции) — еще более благоприятные, чем прежде, условия. Но окажется ли палочкой-выручалочкой принятие мер вышеописанного характера при дальнейшем следовании по экстенсивному пути развития?!

 

***

 

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.  

Новости партнеров

Загрузка...