Виталий Третьяков: «Украинский, казахский или киргизский национализмы ничуть не хуже и не лучше русского, французского или венгерского. Проблема в том, как каждый из этих национализмов себя проявляет, где, на какой территории, в ответ ли на что-либо или «просто так»

Московский политолог, декан факультета телевидения МГУ комментирует слова Владимира Путина «я русский националист»

– Виталий Товиевич, недавно на передаче у Владимира Соловьёва состоялась крайне любопытная дискуссия о том, что такое национализм, хорош он или плох. Информационным поводом стали сказанные накануне слова В.В.Путина «я русский националист». Так совпало, что сразу вслед за российским президентом Дональд Трамп тоже сказал «I’m a nationalist». И вот гости в российской студии начали выяснять – что имели в виду президенты. В основном пришли к такому выводу: они оба имели в виду «гражданский» национализм, государственный, не этнический. А этнический национализм это всегда плохо.

Но вы резко возразили. Сказали, что «национализм это нормальный человеческий инстинкт». И что нормально, когда один народ «в чём-то чувствует своё превосходство над другими народами». Например, когда «он внёс бо́льший вклад в мировую культуру». После этого вы заявили: «националисты это люди, которые готовы идти на смерть, это последние защитники своего народа». И если этот здоровый национализм шельмуют, высмеивают, то получается ситуация, когда «нечто более пассионарное, агрессивное, часто менее культурное, «смывает» цивилизацию». Что мы видим сейчас в Европе.

В общем, если я правильно понял вашу позицию – умеренный русский национализм это хорошо. Умеренный немецкий, французский, венгерский – тоже. А, например, украинский, казахский или киргизский национализм?

национализм патриотизм

­– Тема национализма крайне сложна и, естественно, деликатна. Телевизионные ток-шоу не лучшее место для обсуждения таких тем, хотя это и приходится иногда делать. Цитаты, которые вы приводите из моего выступления в одной из программ Владимира Соловьёва, правильны, но эти слова произносились в контексте общей дискуссии, посему простое их воспроизводство не слишком продуктивно. Однако ни от одного своего слова, произнесённого в той передаче, я не отрекаюсь.

Теперь по сути проблемы и вашего вопроса. Никакого «гражданского национализма» не существует. Это химера, причём антинаучная и не наблюдаемая в жизни. Национализм – естественное человеческое чувство принадлежности к своему народу, этносу, и готовность сохранять и оберегать эту принадлежность, а равно и свой народ в целом. Крайние формы проявления национализма возникают, как правило, в том случае, если какой-то народ является или считает себя ущемлённым со стороны другого этноса и не может с этим смириться. Естественно, что в этих условиях наиболее пассионарные националисты могут взяться за оружие. Наиболее тонкой проблемой здесь является случай, когда два народа рассматривают одну и ту же территорию в качестве своей национальной территорией.

Национализм не надо путать с расизмом. Национализм расизмом не является. А нацизм не является крайней формой национализма. Нацизм – это расизм. Однако нельзя отрицать, что некоторая часть крайних националистов являются или становятся расистами. Украинский, казахский или киргизский национализмы ничуть не хуже и не лучше русского, французского или венгерского. Проблема в том, как каждый из этих национализмов себя проявляет, где, на какой территории, в ответ ли на что-либо или «просто так». В большинстве постсоветских государств сейчас, естественно, доминирует местный национализм. Но во многих местах и во многих конкретных этих государствах он является не национализмом для тех или иных народов, а в той или иной степени антирусским национализмом. И это рано или поздно сыграет с этими национализмами злую шутку. Я уже не говорю, что в некоторых из этих стран сформированы прямо и откровенно этнократические режимы антирусской направленности (Латвия, Литва и Эстония, например; нынешняя Украина, но не только они). А этнократический режим – это уже ближе к расизму, чем к естественному национализму.

национализм патриотизм

– В советское время в Казахстане тщательно, с бюрократической точностью выдерживался национальный баланс в руководящих кадрах. Если секретарь райкома русский, то председатель райисполкома казах. Директор завода казах, заместитель русский. Другие народы тоже были представлены. Потом наступил суверенитет, и буквально за несколько лет все мало-мальски руководящие должности в госструктурах заняли казахи. Что характерно – такая же «кореннизация кадров» произошла и в российских национальных регионах: в Якутии, в Туве, на Кавказе и так далее. Как вы можете прокомментировать это явление?

– То, что вы описываете, существовало в советские времена не в Казахстане, а в Советском Союзе, включая советский Казахстан. И это было проявлением конкретной национальной политики руководства КПСС и СССР. Можно сказать, что в СССР соблюдался и тщательно охранялся (насколько это было возможно и не без сбоев, естественно) баланс национализмов всех народов, живших в СССР, при общей тенденции к постепенному формированию общесоветских (в этом смысле – наднациональных) норм, правил, образа и отчасти даже стиля жизни.

– Я неплохо представляю себе среду московских русских националистов. В основном это книжные люди, теоретики. Но в тех редких случаях, когда русский националист проявляет политический темперамент и организаторский способности, с ним жестко расправляются. Такое его поведение считается выходом за флажки. Если хотите, разберём конкретные примеры. Существует следующее объяснение: русские – имперская, государствообразующая нация. Если они начнут проявлять бо́льшую этническую солидарность, это напугает другие народы, ослабит страну. Что вы на это скажете?

– Русский национализм – наименее реально существующий феномен. Я бы даже смел утверждать, что его не существует вовсе. Это объясняется как собственно ментальными и психологическими особенностями русских людей и русского народа в целом, так и тем, что на пространстве бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза русским никому не нужно было доказывать величие русской истории и русской культуры. Это величие было фактом и воспринималось как аксиома.

Кроме того, русские, бесспорно, были государствообразующим народом как в Российской империи, так и в СССР, или имперской нацией. Наконец, будучи имперской нацией, русские никогда не третировали и тем более не уничтожали другие народы (что характерно для других европейских империй). И даже теоретически не ставили себе такой цели. Русский национализм всегда включал в себя модус мирного сожительства с другими народами России (под любым названием нашей страны).

национализм патриотизм

При этом нужно отметить, что как в советское время, так и сейчас центральная власть наиболее активно подавляла всякое сколь-нибудь активное проявление того, что принято называть русским национализмом, прекрасно понимая, что это чревато развалом многонациональной страны. А вот многие иные национализмы центральная власть России либо до поры до времени терпит, либо пытается минимизировать или «перевоспитать».

– Жизнь показала, что ни американский «плавильный котёл», ни наша «новая историческая общность – советский народ» не прошли испытание временем. Как, по-вашему, велика ли опасность новых этнических столкновений на бывшем постсоветском пространстве? А в самой России? Какие тенденции в этом смысле вы считаете наиболее опасными?

– Ответ на этот вопрос я фактически уже дал. Национализм был и будет существовать. В таком государстве, как Россия, важно и нужно поддерживать «здоровый баланс национализмов». Опыт Советского Союза не так плох, как кажется. Напротив, он очень даже хорош. И его надо использовать. С учётом новых обстоятельств, разумеется. Можно точно сказать: как минимум, до конца ХХI века национальное самосознание, а, следовательно, и национализм (национализмы), не исчезнут нигде в мире. И их нужно не отрицать, не клеймить, а работать с ними.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...