Война Миров. Голод в Туркменистане

«Эпоха могущества и благоденствия» характеризуется тотальным продовольственным кризисом

Туркменистан по рейтингу закрытости от внешнего мира занимает второе место, уступая лишь Северной Корее. Однако информация об острой нехватке продовольствия в этой стране стабильно просачивается в медийное поле с весны этого года (про сильные перебои с основными продуктами питания сообщалось и в 2016 году). Время идет, а информационная повестка все та же. Фактически Туркменистан стал первой страной на постсоветском пространстве, которая в XXI веке оказалась на грани голода.

туркмения голод

Перед тем, как вечно нейтральный Туркменистан ввел визовый режим с соседями по СНГ, в Казахстане сложился противоречивый образ данного соседа. С одной стороны эксцентричный туркменбаши Сапармурат Ниязов со своими календарем, «Рухнамой» и пожизненным президентством явно опережал в футуроархаике остальное центральноазиатское пространство, а с другой стороны ходили легенды о хорошем социальном пакете, которым он наделил туркмен. Когда из Туркменистана эмигрировала львиная доля проживавших там на момент распада СССР русских и казахов, стало постепенно обнаруживаться, что не все так хорошо в стране победившего средневековья.

Среднемесячная зарплата работника госсектора при Ниязове была эквивалентна 15 кг мяса, а пенсия – 5-ти кг. Потом выяснилось, что хоть в городах вроде Туркменбаши население за жилищно-коммунальные услуги не платило, так и государство никаких вливаний в инфраструктуру не делало, ограничиваясь Ашгабатом. Потом выяснилось, что лимит на бесплатный бензин для населения сокращен, а затем и вовсе отменен. Теперь уже за ЖКХ населению платить надо, бесплатного газа больше нет, а налоги стремительно растут. Последний писк – продовольственный кризис.

В Туркменистане смешанная экономическая модель, где наряду с государственными магазинами существуют частные. И вот в госторговле как-то резко кончились мука, хлеб, сахар, куриные яйца, растительное масло, а в коммерческих магазинах товары (не только продовольственные) стремительно выросли в цене. В разряд предметов роскоши попали даже сигареты (пачка стоит 70 манатов при средней зарплате по стране в районе 500 манатов). Денежная единица страны функционирует в условиях гиперинфяции (порядка 300% в год).

Меры наведения государством порядка сугубо «оригинальные». Строго ограничен отпуск единиц товара в одни руки. Если человек с пропиской не из данного района, то ему вообще ничего не продадут. Тех, кто едет за покупками в столицу из других регионов или сельской местности – досматривают и штрафуют. В Туркменистане на дорогах в принципе много полицейских постов со шлагбаумами, на каждом из которых машины останавливают, досматривают и выясняют, почему человек едет из пункта А в пункт Б.

Для соседей по СНГ туркменский вопрос звучит так: это локальная болезнь данной страны или будущее многих постсоветских государств? Ясно, что в Туркменистане советское наследство проели первыми, но почему такие жуткие последствия? Политическое руководство Туркмении в меру сил и некомпетентности усугубляло и без того не радужное положение вещей. Например, власти препятствуют экспорту рабочей силы, хотя безработица в стране составляет около 60% экономически активного населения (в сельской местности выше). Здесь наблюдается разительный контраст с Таджикистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном, которые своим гастарбайтерам не мешают.

туркмения голод

Ашгабат держит четвертую позицию в мире по запасам природного газа. Однако трудности со сбытом «голубого топлива» после обвала мировых цен на него более чем очевидны. И при Ниязове, и при действующем президенте Гурбангулы Бердымухамедове государство вкладывает огромные ресурсы в помпезные проекты сомнительной эффективности и надобности. Тем временем сельское хозяйство хиреет и закупки продовольствия за рубежом сокращаются.

Судя по тому, что продовольственный кризис в Туркменистане многомесячный, у правительства нет механизмов и ресурсов как ему противостоять. Фактически государственный социально-экономический механизм сыпется, рождая естественный вопрос: что дальше?

Отдельный вопрос жизни и функционирования туркменского общества – коррупция. Она носит системный характер и пронизывает все структуры повседневности – устройство на работу, обращение в государственные органы, решение коммунальных вопросов… Массовая наркотизация общества к проблеме коррупции прямого отношения как бы не имеет, однако косвенное и опосредованное – несомненно.

Административно страна поделена на 5 велайятов (областей), которые условно совпадают с традиционными зонами расселения пяти крупнейших туркменских племен. Сапармурат Ниязов целенаправленно недофинансировал все области, кроме Ахалского велаята (внутри него находится и столица), в результате чего все племенные вожди, кроме ахалских текинцев (есть еще марыйские текинцы) оказались сравнительно нищими и просто лишены ресурсов, чтобы конкурировать с центральной властью. Показательна история с племенными лидерами балканцев (Балканский велаят). Их богатство традиционно основано на добыче осетров и черной икры в Каспии. Туркменбаши не купил им ни одного нового рыболовецкого судна, а старые корабли со временем затонули у берега от старости. В итоге верхушка балканцев стала даже беднее, чем в советское время. А нет денег – нет возможности эффективно бороться за власть. Новый президент продолжил прежнюю политику, из-за чего получил мощное недовольство в лице марыйских текинцев.

Сколько может продержаться режим, где покупателей в магазинах записывают в специальные книги и не продают более двух буханок хлеба в одни руки? Теоретически долго, ведь в общественных науках нет законов неотвратимого действия, а на востоке давить военной силой «андижаны» – норма политической жизни. С другой стороны, государственная машина Туркменистана изъедена коррупцией до такой степени, что уже достаточно заметные слои населения нарушают самые разные запреты, которыми полна туркменская жизнь, откупаясь от судебно-полицейской системы. Правда, присутствует еще и внешний фактор. Пара-тройка отрядов боевиков с территории Афганистана вполне может дойти до Мары, ибо туркменская армия слаба, но это уже из другой плоскости. Сегодня очевидно следующее: Туркмения превратилась в социально-экономическую брешь на пространстве СНГ, в которую многие другие страны могут смотреть как в зеркало со своим отражением в будущем.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...