Западные эксперты все чаще заводят речь о растущем государственном национализме и продвижении казахского языка и культуры в Казахстане

Пока они выражают восторги по такому поводу, комитеты, департаменты и управления министерств РК рассылают по своим подведомственным организациям и учреждениям документацию, написанную по-русски

Издание Harvard Political Review опубликовало статью Стивена Бланка под названием «As Kazakhstan Asserts Its Independence, How Will Russia React?» — «Как Россия среагирует на то, что Казахстан укрепляет свою независимость?».

В ней говорится так: «Вероятно, самой значительной казахстанской демонстрацией независимости стало решение о латинизации алфавита, что означает отход от кириллицы, на основе которой казахский язык все еще остается связанным с русской речью. Такой шаг спровоцировал истерическую реакцию со стороны российских комментаторов, расценивающих эту меру как атаку на российскую культуру и угрозу российской гегемонии на постсоветском пространстве. Хотя Казахстан не может позволить себе просто так взять и выступить против Москвы, языковая реформа явилась очевидным сигналом, подтверждающим казахскую независимость.

казахский язык

Это также отражает убежденность президента Нурсултана Назарбаева в том, что странам Центральной Азии (ЦА) не нужны третьи лица, чтобы решать вопросы в своем регионе. Правительство также все более откровенно высказывается в пользу такой версии евразийства, в которой акцент делается на ключевом значении Евразии в мировой политике, проникнутой пантюркизмом, что, по сути дела, представляет собой призыв к единству тюркских народов. Эта позиция согласуется с растущим государственным национализмом и продвижением казахского языка и культуры».

Продвижение казахского языка и культуры – это, конечно, дело хорошее. Но на самом деле казахский как кодифицированный (нормированный) язык, призванный служить главным коммуникативным и информационным средством обеспечения работы государственной системы, так и не состоялся за прошедшие десятилетия именно по причине нерасторопности этого самого правительства и его структур. Теперь же добиться этого будет вообще очень сложно.

На самом деле, включение казахского языка в оборот повседневной деятельности практически всей государственной вертикали было и остается уделом многочисленной армии переводчиков с русского языка на казахский язык. Именно — с русского языка на казахский язык. Потому что профессиональных казахско-русских переводчиков очень мало, да особой нужды-то в них в условиях сегодняшней казахстанской реальности нет, и не предвидится.

Поэтому тогда, когда читаешь опусы таких дальне-зарубежных авторов, как Стивен Бланк, на указанную тему, невольно задаешься вопросом «А имеют ли они хотя бы малейшее представление о том, в каком же в действительности положении находился и продолжает находиться в Казахстане его государственный язык?!». Пока они выражают восторги по поводу якобы «растущего государственного национализма и продвижения казахского языка и культуры», комитеты, департаменты и управления центральных структур правительства РК рассылают по своим подведомственным организациям и учреждениям написанные по-русски программы, планы, графики исполнения и всю тому подобную документацию.

казахский язык
«Казах, давайте разговаривать с казахами на казахском»

Как отправители, так и получатели – в основном казахи по национальности, вполне неплохо владеющие своей родной речью. Но свою служебную деятельность они осуществляют на основе государственного языка соседней Российской Федерации. Это – такая действительность, с которой ничего не поделаешь. Как говорится, факты – вещь упрямая. И что, скажете, что это Москва их заставляет пользоваться в работе главным образом русским языком, оттеснив в сторону свою родную речь?! Ничуть не бывало. Просто такая сложилась практика. Правительство за период свыше 25 лет государственной независимости даже и не пыталось сколько-нибудь серьезно переломить ее и сформировать новую языковую реальность. А сейчас, пожалуй, уже бесполезно браться за такое дело.

Вышеназванная армия переводчиков с русского языка на казахский язык такую задачу определенно не осилит. Это, в конце концов, не их дело. А вот сами чиновники, хотя многие из них вполне хорошо владеют казахской речью, а некоторые окончили казахскую школу, были и остаются русскоязычными людьми во всем том, что связано с их служебной деятельностью. При таких условиях перевод казахского алфавита с кириллицы на латиницу, пожалуй, ничего, кроме, новых проблем, не принесет.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...