Кто является реальным конечным бенефициаром лингвистической реформы в Казахстане?

Можно было бы ответить: «чиновничество». Но в РК еще имеется немало чиновников очень высокого ранга, которые, как считается, не говорят по-казахски.

Круглосуточный новостной канал «Хабар 24» в среду передал репортаж под названием «Аким Астаны подвел итоги 2018 года». В нем показан столичный градоначальник Бахыт Султанов, выступающий перед активом города с отчетным докладом. Он там произносит свою речь по-русски. То есть собрание целом велось, надо полагать, на русском языке. А на дворе январь 2019 года. Отечественные телеканалы, вещающие на государственном языке, уже перешли, похоже, на латиницу постольку, поскольку названия их казахскоязычных программ и передач пишутся латинскими буквами. Складывается такое впечатление, что сама казахстанская власть как предпочитала, так и продолжает предпочитать использование русского языка в качестве неоспоримо главного коммуникативно-информационного средства государственной службы, а между тем фактически игнорируемое ею на практике казахскоязычие во исполнение ее же административно-волевого решения стремительно переводится на латинскую алфавитную основу. Где тут логика? Как такое противоречие объяснить? Непонятно.

Между тем все больше усилий прикладывается к реализации языковой реформы, и под это дело выделяются значительные средства.

Издание Inside Higher Ed опубликовало аналитическую статью Арарата Л.Осипьяна, научного сотрудника Института международного образования (Institute of International Education) в Нью-Йорке, под названием «Kazakhstans Struggle to Modernize» — «Казахстанская борьба за модернизацию».

В ней говорится так: «Были приглашены иностранные эксперты с тем, чтобы они помогли провести смену алфавита, то есть осуществить инициативу, схожую с той, какая была предпринята в богатой нефтью азербайджанской монархии в начале 1990-х годов.

Связанные с языком обучения масштабные изменения и введение нового алфавита могут, в конечном итоге, поставить под угрозу территориальную целостность Казахстана. Промышленно развитые северные области страны населены преимущественно этническими русскими, а повсеместное внедрение английского языка в качестве языка обучения и замена кириллической графики латинским алфавитом там вряд ли приветствуются».

латиница казахский чиновники

Лингвистическая реформа, в рамках которой сейчас в Казахстане запускаются новые проекты стоимостью в $664 миллиона, представляет собой очень серьезную инициативу не столько социально-культурного, сколько крупномасштабного политического характера. В пользу такого вывода свидетельствуют не только связанные с этим начинанием опасения касательно «угрозы территориальной целостности страны» из уст даже зарубежных наблюдателей, но и также выделяемые под его реализацию огромные объемы финансирования. Но при всей такой действительности остается без ответа, если судить по гамбургскому счету, вопрос следующего характера: кто является реальным конечным бенефициаром лингвистической реформы и кому все это по большому счету должно принести самые настоящие выгоды? Можно было бы ответить: «чиновничество». Но оно до сих пор по большей части ограничивается в своей деятельности использованием русского языка, возложив основную часть функций по обеспечению параллельного применения казахской речи на плечи корпуса переводчиков, и вполне комфортно, надо полагать, чувствует себя в условиях сложившейся языковой реальности в системе государственной службы. В РК еще имеется немало чиновников очень высокого ранга, которые, как считается, не говорят по-казахски. Вот один пример касательно такого вывода.

Издание 365info.kz некоторое время назад опубликовало материал под названием «Поручение Елбасы: о чем пишут казахские СМИ?».

В нем со ссылкой на Abai.kz утверждается следующее: «В общем, с горем пополам провели первое совещание на казахском языке. Некоторые господа, не успевшие за 24 часа изучить родной язык, сидели и кивали головой, делая вид, что понимают, о чем идет речь.

Однако мы хорошо знаем, что заместители премьер-министра Аскар Жумагалиев, Аскар Мамин, министры Тимур Сулейменов, Ерлан Сагадиев, Мадина Абылкасымова, Калмуxанбет Касымов, Марат Бекетаев по-казахски не понимают ни слова. Что будет с ними?».

Речь идет почти о доброй половине членов правительства страны. Среди тех, кто ниже рангом, тоже хватает таких, кто слабо владеет или вовсе не владеет письменным казахским языком. И как, по-вашему, такие чиновники могут относиться к затеваемой лингвистической реформе?.. Правильно, они наверняка надеются на то, что существующая практика, при которой казахский язык исполняет роль второстепенного, переводного языка, сохранится, а они сами все так же будут продолжать осуществлять свою деятельность практически полностью по-русски. Никак иначе безропотного принятия ими предполагаемой смены казахского алфавита не объяснить. Ведь, если бы надвигалась реальная опасность утраты ими своего высокого положения в общественно-государственной системе из-за лингвистической реформы, они бы уже знали об этом и, естественно, в той или иной форме и достаточно твердо выразили свое несогласие с ее проведением.

Но та большая армия чиновников, которые не имеют навыков работы с написанными по-казахски документами, помалкивает и ничем не проявляет своего недовольства или хотя бы несогласия. Следовательно, они имеют, надо полагать, основание надеяться на то, что смена алфавита казахского языка не означает отказа от использования русского языка в качестве главного коммуникативно-информационного средства государственной службы в Республике Казахстан.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...