Главным конкурентом казахстанской корпорации «Казатомпром» является канадская компания Cameco

Судя по результатам исследования международного инвестиционного банка JP Morgan, «Казатомпром» является крупнейшим и обеспечивающим наименьшую себестоимость производителем урана в мире

Журнал Forbes опубликовал статью Райнера Майкла Прайсса под названием «U-Turn For Uranium As US Decides If Miners Pose National Security Threat» — «Поворот на 180 градусов в урановом вопросе, в то время как США решают, представляют ли горнорудные предприятия угрозу национальной безопасности».

В ней говорится так: «Урановый рынок располагает относительно немногочисленной группой шахт, которые добывают уран, а затем продают его глобальным компаниям и поставщикам оборонных ведомств. Но в отличие от других сырьевых товаров, спрос на уран неэластичен. А сохраняющаяся неопределенность в отношении американских потенциальных квот и тарифов на импорт по-прежнему способствует формированию вялой динамики роста на рынке предложения в долгосрочном плане.

Согласно данным World Nuclear Association (Всемирной ядерной ассоциации — международной организации по продвижению атомной энергетики и поддержки компаний отрасли), фундаментальные катализаторы ожидаемого повышения цен на уран базируются на прогнозных ожиданиях того, что мировой спрос вырастет на 44 процента к 2035 году. А между тем в 2018 году крупнейшие производители – казахстанская национальная корпорация «Казатомпром» и канадская компания Cameco – активным образом сокращали объемы производства, способствуя формированию благоприятной динамики спроса и предложения.

Судя по результатам исследования международного инвестиционного банка JP Morgan, «Казатомпром» является крупнейшим и обеспечивающим наименьшую себестоимость производителем урана в мире. На долю этой компании, базирующейся в Казахстане, приходилось около 40 процентов мирового производства в 2017 году, и, согласно прогнозам, она будет производить от 59 миллионов до 60 миллионов фунтов уранового концентрата в 2019 и 2020 годах. В настоящее время акции «Казатомпрома» торгуются с расчетным коэффициентом «кратное прибыли» (финансовый показатель, равный отношению рыночной стоимости акции к годовой прибыли, полученной на акцию) в 8,6 и дивидендной доходностью 8,7 процента в американских долларах».

Выясняется, что крупнейшим производителем урана среди стран мира является Казахстан. Потому что не только все производственные активы национальной корпорации «Казатомпром», но и также часть производственных активов канадской компании Cameco находятся на территории РК. Речь во втором случае идет о месторождении Инкай. Как оно оказалось в распоряжении вышеназванной канадской компании? Такой вопрос, как бы это ни казалось странным, связан с именем опального казахского олигарха Мухтара Аблязова. И ответ на него опять-таки дает этот самый журнал Forbes, опубликовавший в свое время материал журналиста Роберта Лензнера под названием «Clinton Commits No Foul In Kazakhstan Uranium Deal». В нем раскрываются обстоятельства поездки бывшего президента США Б.Клинтона и имевшего в нашей стране интересы канадского бизнесмена Ф.Джустры в Казахстан в сентябре 2005 года, Автор говорит там и о Мухтаре Аблязове. Говорит как бы со слов этого самого Ф.Джустры.

«Клинтон прибыл в Казахстан в позднее послеобеденное время 6 сентября 2005 года на самолете миллиардера Рона Беркла, спустя четыре дня после Джустры. К тому времени Джустра уже прошел немало по пути к заключению меморандума о взаимопонимании с тем, чтобы приобрести 30-процентный пакет акций в проекте Харассан за $75 миллионов, остальные 70 процентов остались во владении государства. Представители Джустры также договаривались о цене за проекты Акдала и Южный Инкай с представителями Мухтара Аблязова, богатого олигарха с интересами в сфере банков и недвижимого имущества, который несколькими годами ранее являлся казахстанским министром энергетики, индустрии и торговли», — рассказывает Р.Лензнер об этой поездке.

Далее сообщается, что важная сделка Джустры по 70 процентам урановых проектов Акдала и Южный Инкай была заключена спустя два месяца после того, как Клинтон и он тогда уехали из Казахстана.

После этого Р.Лензнер излагает следующее: «В действительности, Аблязов, владелец, запросил дополнительную плату в размере $100 миллионов в добавление к $350 миллионов, которые Джустра готов был платить и собрал для этого предприятия. «Совершение сделки с Аблязовым было самым напряженным в моей жизни, — говорит Джустра. – Я должен был блефовать с ним, говоря, что верну инвесторам назад их деньги. Тогда он уступил».

Сейчас канадская компания Cameco владеет 60-процентной долей в совместном с «Казатомпромом» предприятии «Инкай». И во многом благодаря этому своему казахстанскому активу, она является одной из крупнейших в мире урановых производителей.

Месторождение Инкай является крупнейшим месторождением гидрогенного типа в Шу-Сарысуйской ураново-рудной провинции.

Получается, главного конкурента себе Казахстан создал сам. Так сказать, собственными руками.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...