Цензура в интернете: хотите, как в Китае?

Почему «суверенный интернет» в КНР почти всех устраивает, а в России и Казахстане может вызвать социальные потрясения

Артём С. родился и вырос в Алма-Ате. Учился в России. Сейчас работает на «удалёнке» в крупной международной IT-компании. Живёт в Китае. Согласился рассказать мне, что представляет собой на практике знаменитая и зловещая китайская цензура в интернете. Мы также поговорили о том, как, по мнению Артёма и его коллег (эта проблема активно обсуждается в русскоязычном IT-сообществе), будут развиваться события, если в России тоже начнут ограничивать свободу передвижения в виртуальном пространстве.

Напомню, что Госдума РФ 12 февраля уже рассмотрела и приняла в первом (сугубо предварительном) чтении так называемый «законопроект о суверенном интернете». Этот документ предусматривает создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика. Отмечается, что «основная задача, решаемая с помощью этой инициативы, — обеспечение надежной работы российской части глобальной сети, устойчивой в случаях сбоев в инфраструктуре интернета за пределами России или целенаправленного масштабного внешнего воздействия».

Если закон будет принят — как это отзовётся на рядовых интернет-пользователях? Большой вопрос. На него пока никто не знает определённого ответа. Вокруг этой темы много политических спекуляций. Так что есть смысл ближе познакомиться с «китайским опытом».

Артём, как всякий ай-тишник, использовал в своём рассказе много слов, не очень понятных для неспециалиста. Поэтому я привожу рассказ в изложении, в адаптированном варианте.

Итак. В КНР ещё в 2003 году приступили к реализации госпроекта «Золотой щит» или «Великий китайский файрвол». В первое время цензура в сетях сводилась лишь к отсеиванию по ключевым словам нежелательного контента и ограничению доступа к сайтам из составленного правительством и спецслужбами «чёрного списка». Казахстанцам эта тема знакома. Но затем количество запретов и их «ассортимент» расширились. К 2010 году в Китае заблокировали Youtube, Twitter, Facebook и сервисы Google — Google Docs, Google Calendar, Google Drive и сам Google.com. В 2014 году закрыли доступ к Instagram.

Photo: Peter Rogers/Newsmakers

Однако конец света после этого не наступил. Во-первых, как выразился Артём, «начали бешено расти» китайские IT-компании. Они разработали и активно продвигали местные аналоги западных сервисов: Youku вместо Youtube, Weibo вместо Twitter, Baidu вместо Google, WeChat вместо мессенджеров и международных платежных систем.

Население КНР — полтора миллиарда человек. Намного больше, чем в Западной Европе, США, России и Казахстане вместе взятых. Подавляющее большинство китайцев не знают никакого другого языка, кроме китайского. В общем, это огромный самодостаточный океан. Никаких проблем с виртуальным общением большинство его обитателей после возведения «Великого китайского файрвола» не испытывают.

Во-вторых, те продвинутые пользователи, которых всё же не устраивали местные аналоги, начали выходить в интернет через VPN. В первое время, говорит Артём, это были нелегальные сервисы, их постоянно блокировали. Но затем правительство разрешило работать в стране западным VPN-провайдерам. Они получают специальную лицензию. Такую же лицензию получают местные компании. Простые граждане могут официально пользоваться VPN только в образовательных или научных целях. Надо писать запрос в соответствующую организацию, получать разрешение и с ним обращаться в компанию, предоставляющую VPN-услуги. Разумеется, весь ваш трафик будет отслеживаться.

На практике, говорит Артём, существует огромный рынок полулегальных и нелегальных VPN-услуг. Что самое важное – покупатель на нём не несёт никакой административной и тем более уголовной ответственности. Власти охотятся лишь за продавцами. И вот им-то в случае разоблачения грозит тюремное наказание до шести лет.

Артём говорит, что на этом рынке очень важно правильно выбирать продавца, чтобы VPN не оказался «палёным» (вот тут в рассказе было особенно много специальных ай-тишных терминов и названий). Иначе вы или напрасно потратите деньги, поскольку VPN не будет нормально работать, или, ещё хуже, вся ваша передаваемая информация окажется доступной для жуликов.

Что же у нас, точнее, у китайцев, в сухом остатке? По мнению Артёма, ситуация у них совершено нормальная. Государство хотело ввести цензуру, решить свои государственные задачи – и ввело, и решило. Простых китайцев это в целом устраивает. Самые любознательные и продвинутые удовлетворяют свою любознательность при помощи VPN-сервисов. При этом – да, необходим определённый уровень компьютерной грамотности. Но кому сейчас легко?

Мой собеседник говорит, что качество китайских аналогов Youtube, Twitter, Facebook, Google, Instagram сегодня вполне приличное. Единственная серьёзная проблема – обучающие ролики и программы в китайском аналоге Youtube пока не ахти. В первое время были сложности и с доступом к китайским ресурсам из-за границы. Но сейчас эта проблема решена.

Так, может, и россиянам с казахстанцами нечего опасаться? Пусть себе государство российское вводит нужные ему ограничения. А следом и казахстанское. Однако Артём уверен, что основания для опасений есть. Более того. Он, как и многие другие представители русскоязычного IT-сообщества, уверены, что российская цензура в интернете будет ужасна.

Например, потому, что в России нет аналогов Facebook, Instagram и прочего. Есть только Яндекс и ВКонтакте. Чтобы создать и «раскрутить» русские аналоги всех остальных сервисов, потребуется много лет. И вообще, неизвестно – посильная ли это задача. Русскоязычный мир в десять раз меньше китайского. Русские аналоги просто «не взлетят». А у людей, которые не только общаются, но обучаются или ведут бизнес в настоящих Youtube и Instagram, просто обрушатся все планы и жизненные перспективы. Таких людей сотни тысяч, если не миллионы. Вряд ли они будут сносить всё это молча и безропотно.

Кроме того, считает Артём, всё, что делает в IT-сфере российское государство, оно делает некачественно. Грубо и примитивно. Почти все успехи в этой сфере достигнуты частными компаниями. Большинство из них находятся в сложных отношениях с государством. Они ему «не родные». Поэтому разработку оборудования и технологий, написание программ для «суверенного интернета» государственные чиновники поручат другим, «своим» компаниям. Эти компании получат много денег и сделают всё максимально криво.

С российского начальства станется сотворить и чего похуже, считает Артём. Например, оно может ввести цензуру в интернете не по китайскому, а по северокорейскому варианту. Где, как всем известно, полный, тотальный ахтунг, сталинщина и концлагерь.

До этого места я слушал моего собеседника с интересом и полным доверием. Но после слов про Северную Корею понял, что к прогнозам даже самых умных ай-тишников надо относиться не слишком серьёзно. С доброжелательной иронией пожившего на свете человека. Поскольку эти технически продвинутые ребята слишком доверяют оценкам и рассуждениям всяких либералов, которые год за годом рассказывают нам, что кровавый Путин ведёт Россию к тоталитаризму. Ведёт, ведёт, и всё никак не приведёт. Ведь границы уже много лет открыты. Всё больше стран вводят для россиян безвизовый режим. Всё больше российской молодёжи, в первую очередь детей тех самых чиновников, учится за рубежом. А выучившись, эта молодёжь остаётся там жить. И вот теперь ужасный Путин всё бросит, и построит на границах с миром Великую российскую стену. Делать ему больше нечего.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...