Между двух стульев

Ответственность чиновников давно стала формальностью. Они как бы отвечают за цели, но не за результаты. Как будет на этот раз? На вопросы интернет-газеты ЗОНАКЗ ответил руководитель аналитического отдела FXPrimus, экономист Арман Бейсембаев

– Недавно правительство и Нацбанк подписали соглашение о координации мер по макроэкономической политике на 2019 год. Что это – дежурный документ, как бы свидетельствующий о взаимопонимании двух госорганов, или прорыв, нечто новое, говорящее о том, что отныне все будет по-другому? Содержит ли какие-то позитивные месседжи для населения и для бизнеса это соглашение?

Арман Бейсембаев

– Я бы не назвал это каким-то прорывным документом, хотя позитивный посыл в нем определенно существует. Скорее, это некое соглашение между ведомствами о том, что их политики не будут противоречить друг другу, поскольку Нацбанк юридически является независимой от правительства организацией и не обязан ей подчиняться. Отсюда и необходимость подобного документа.

Если помните, незадолго до того, как Елбасы отправил правительство в отставку, он критиковал работу Нацбанка на встрече с тогдашним председателем Акишевым за то, что нельзя лишать экономику денег ради контроля за инфляцией.

Вопрос на самом деле не праздный. Нацбанк в рамках монетаристских догм все делал правильно: если вы предполагаете, что у вас инфляция выйдет за установленные рамки, нужно сжать денежную массу, лишив экономику определенной части денег. Формально, логика такая: меньше денег в экономике, меньше денег у населения, значит, меньше спрос – а значит, и инфляция будет ниже. Это похоже на то, как пытаться облегчить страдания пациента, откачав из него некоторый объем крови. В принципе, если в результате пациент потеряет сознание, то и страдать он будет меньше.

Сами понимаете, обескровленная экономика перестает расти, но поскольку Нацбанк не отвечает за экономический рост, то им можно и пожертвовать.

Как говорится, ловкость рук – и никакого мошенничества.

По всей видимости, теперь остро назрела необходимость решить этот вопрос и сделать Нацбанк солидарно ответственным также и за экономический рост. Это определенно позитивный сдвиг, разговоры о необходимости которого идут уже достаточно давно.

Но пока до конца неясно, как будет обеспечиваться контроль за инфляцией вкупе с экономическим ростом, и как должен будет поступить Нацбанк в случае внешних шоков и давления на курс тенге, так как в этом случае нужно будет либо фиксировать курс, лишать рынок ликвидности, сжигая резервы, и одновременно повышая процентную ставку, что убьет экономический рост, либо позволить тенге девальвироваться, удерживая низкие процентные ставки, предоставлять ликвидность экономике, что приведет к высокой, и возможно, неконтролируемой инфляции в такие периоды.

– Кстати, вот и депутат сената Едиль Мамытбеков предлагает сделать ответственность за рост ВВП солидарной, чтобы не только правительство отвечало за экономические сдвиги, но и Нацбанк, который призван стимулировать кредитование экономики…

– Цель, конечно, благая. Вопрос в том, достижима ли она? В экспертном сообществе сейчас идут обсуждения на этот предмет. И, в общем-то, многие сходятся во мнении, что одновременно таргетировать инфляцию и обеспечить экономический рост – задача трудновыполнимая, если она вообще реализуема.

С одной стороны, Нацбанк должен стимулировать экономику через кредитование, предоставлять ликвидность (которая должна быть достаточно дешевой для этого) одновременно проследить, чтобы эта ликвидность не попала на валютный рынок и не дестабилизировала курс тенге, а с другой — удерживать инфляцию (которая будет расти из-за дешевой ликвидности), повышать процентную ставку, изымать лишнюю ликвидность, в том числе и из валютного рынка, но это не позволит экономике расти.

Регулятор будет похож на акробата, севшего на шпагат с расходящимися стульями. Сможет ли он сохранить баланс и не потерять обе цели – большой вопрос.

– Одна цитата: «Реализация соглашения, по данным Нацбанка, позволит достичь следующих показателей: привлечение инвестиций в основной капитал на уровне 16,8% к ВВП в 2019 году и более 30% к ВВП в год к 2025 году; доведение доли малого и среднего бизнеса до 28,2% к ВВП в 2019 году и 35% к ВВП к 2025 году; сокращение доли теневой экономики на 40% за три года». Можно ли взглянуть на эти цифры критически? Реальны ли, по вашему мнению, эти цели и будут ли они достигнуты?

– В принципе, цели более чем достижимые. Но, я думаю, вопрос здесь лежит не в плоскости экономических реалий, а в плоскости политической воли.

Понятные и неизменные «правила игры», развитие институтов власти, свободная конкуренция, гарантированная неприкосновенность частной собственности, равенство перед законом и презумпция невиновности – вот те столпы, на которых должны реализовываться эти цели, остальные меры – лишь частности, которые должны закреплять вышесказанное.

– На прошлой неделе сенат увеличил трансферт из Национального фонда в республиканский бюджет в то время, как планировалось сокращать эти изъятия. Почему, как вы думаете?

– Мы тратим резервы, накопленные в тучные 2000-е, чтобы поддержать экономику и ее рост. Проблема заключается в том, что без этих трат она не способна расти. Основной спрос в экономике создает государство, через систему тендеров и финансирование больших проектов, а не частный сектор. К тому же, государство за период высоких цен на нефть взяло на себя много обязательств и не может от них отказаться.

Сейчас цены на нефть низкие (по разным оценкам, бездефицитный бюджет РК достигается только при цене нефти выше $72), отсюда и покрытие дефицита бюджета из Нацфонда.

– Если в этом году за счет трансферта будет покрыта почти четверть (!) бюджетных расходов, то не означает ли это, что мы явно живем не по средствам?

– Нельзя сказать, что мы живем не по средствам. Ведь если это так, то нужно проводить реформы, в результате которых уровень жизни населения нужно будет опустить в несколько раз до уровня эффективности самой экономики и оттуда начать качественно новый рост.

Популярности действующему правительству это точно не прибавит. Значит, необходимо повышать эффективность экономики, производительность труда. Для этого нужно дать возможность развитию частного сектора, развивать собственный финансовый рынок и изменить экономический драйвер с нефтяного на другой. А это уже зиждется на тех столпах, о которых я говорил выше.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...