«Какие еще вызовы стоят перед Касым-Жомартом Токаевым»

Сетевые СМИ о преемственности власти

Аскар НУРША«Казахстан-2019: перемены будут нарастать» — Политолог, декан школы государственной и общественной политики ALMAU Аскар НУРША — Токаев изначально заявлял о себе как центрист, то есть стоял на позициях государственника, в то время как Медведев открыто экспериментирует с либеральной повесткой дня внутри российской власти. Второе отличие — в рамках тандема Путин-Медведев президентство второго фактически не отрицало возможность нового президентства Путина. И в целом российская политическая элита (это было особенно видно к концу президентского срока Медведева) фактически не переставала ориентироваться на Путина. В условиях Казахстана ситуация другая. Мы видим сохранение большого политического влияния у Назарбаева, но, тем не менее, он досрочно прекратил полномочия президента. И, по сути, дал понять, что это уже политический транзит, и он не намерен возвращаться в президентство. Вот это и есть главное отличие — Казахстан вступил в политический транзит, а перед Россией на тот момент такой вопрос не стоял. Такие сравнения (Токаева с Медведевым) связаны с тем, что казахстанское общество знает о Токаеве в основном то, что он является ближайшим сподвижником президента Назарбаева. Хотя он и занимал много разных ключевых должностей в государстве, а на момент срочной отставки Назарбаева являлся вторым лицом в Казахстане, часть общества, которая не интересуется политикой, достаточно слабо осведомлена об его деятельности. Поэтому информация о нем, как о личности, у тех, кто далек от политики, и не следит за новостями, сложилось достаточно разное. Но я думаю, что кандидат в президенты от партии «Нур Отан» и его команда очень скоро восполнят этот пробел, потому что на самом деле Токаев является очень сильным политиком.

В Казахстане много достойных людей, которые могли бы выдвинуться кандидатами в президенты от правящей партии. И, не будем забывать, у Первого президента достаточно много соратников, которых он провел через все ключевые должности, но лишь Токаеву удалось стать лидером этого списка и занять позицию вначале второго лица в государстве, а потом и пост президента. А это уже само по себе многого стоит.

Второе отличие Токаева от других потенциальных преемников состоит в том, что его хорошо знают за рубежом. Он не является новым лицом или «черным ящиком» для политических партнеров Казахстана. Они его уважают и готовы дальше работать с нашей страной и новым президентом. У многих казахстанских государственных деятелей такого паблисити, как у Токаева, нет. И это опять его выгодно выделяет на фоне других.

Ну и третий самый важный пункт. Сейчас о программе Токаева судят по нескольким ключевым тезисам: преемственность, стабильность, продолжение курса на реформы. Выдвиженец от «Нур Отана» заявляет, что он продолжатель дела Назарбаева и той программы, которая реализована Первым президентом. Да, это так. Но давайте проанализируем, почему Токаев выдвигает эти лозунги? А дело в том, что вопрос о стабильности и преемственности очень актуален для общества. Ему (обществу) важно понимать, что никаких резких шагов власть делать не будет, и Казахстан продолжит развиваться эволюционно. Это тема является ключевой и для рядовых казахстанских граждан, и для элитных групп, и для бизнеса, и для инвесторов. Все эти сообщества хотят, чтобы завтрашний день был предсказуемым и стабильным. Поэтому я совершенно согласен с той политикой, которую продвигает Токаев на данный момент.

Но в то же время вторая часть программы оформлена пока не столь четко и ясно. Это — тема продолжения реформ и дальнейшей политической модернизации общества. Граждане Казахстана не могли не почувствовать (особенно после 19 марта), что политический климат и атмосфера в стране изменились. И, на мой взгляд, с каждой неделей и месяцем перемены будут только нарастать, политические процессы активизироваться и мы очень скоро почувствуем оживление — социальное и политическое. С интересом отслеживая эти процессы, я лично являюсь сторонником такого управляемого процесса изменений.

Политолог Жаксылык САБИТОВ — Я думаю, что уже сейчас элита частично подстраивается под нового президента. Понятно, что после выборов Касым-Жомарт Кемелевич Токаев (на выборах, безусловно, победит он) начнет проводить более самостоятельную кадровую политику и состав «политической элиты» медленно, но верно начнет меняться. При этом, по моим прогнозам, на выборах президент наберет 65-85 % голосов.

Учитывая то, что после выборов фактически будет завершен главный этап политического транзита, вполне можно ожидать более самостоятельной политики от второго президента. Как показывает мировая практика, после того, как в стране, где долгое время правил один президент, власть передается в руки нового президента, темпы экономического роста начинают расти. Новый лидер заинтересован путем успешных социально-экономических реформ получить свою долю легитимности и «народной любви». В любом случае то, что в Казахстане политический транзит проходит таким образом, — не самый худший сценарий развития событий. Были варианты и похуже, текущий способствует хотя бы тому, что имитационные политические институты со временем обретут наконец-то силу и из области абстракций перейдут в плоскость реально работающих механизмов.

АШИМБАЕВ «Данияр Ашимбаев: «Госаппарату нужно втолковать – бюджет не кормушка»» — Политолог Данияр АШИМБАЕВ — Токаев никогда не участвовал в олигархических аппаратных войнах как игрок. За ним не стоят большие кланы, за ним не стоит какая-то финансово-промышленная группа (ФПГ), за ним не стоят какие-то крупные внешние игроки. Главное — за Токаевым нет какого-то агрессивного бэкграунда. Все это идет ему в плюс.

Многие помнят период его премьерства с октября 1999-го по январь 2002 года. Как раз именно тогда Токаев и доказал в полной мере свою лояльность Назарбаеву, и в этой весьма сложной ситуации вел себя как государственник.

В те годы, как мы помним, бушевали информационные войны, которые велись на небывалом для Казахстана уровне. Было все: от массовых сливов компромата, фактов оскорблений до громких коррупционных скандалов. Но премьера это касалось лишь в той мере, что он не давал слишком многим припасть к государственной кормушке. Именно тогда личную обиду на Токаева затаил министр энергетики Мухтар Аблязов. Все потому, что первый не захотел видеть второго в составе своего правительства из-за скандала вокруг KEGOC и АО «Экибастузская ГРЭС-2».

Вся репутация Токаева свидетельствует о том, что именно он — та самая компромиссная и нейтральная фигура, которая всех, по большому счету, устраивает, и никто против него ничего не имеет. Для всех элит он, с одной стороны, не чужой, и, с другой стороны, на него, сколько не искали, так и не нашли компромата.

Отсутствие у Касым-Жомарта Кемелевича серьезных активов в ситуации транзита власти и ее особой уязвимости само по себе является неплохим активом. Понятно, что у Токаева нет деловых интересов ни в нефтяной, ни в энергетической сферах, ни в банковском секторе, ни в масс-медиа. Практически у него нет интересов, которые могли бы загнать его в зону конфликтов. Вывод прост: именно Токаев во всем этом переплетении интересов казахстанских элит может работать, исходя исключительно из интересов государства.

Вот вся эта борьба интересов за зоны влияния, за отрасли экономики практически закончилась, и, улучив момент, Назарбаев сделал свой ход конем, определившись с выбором своего преемника.

При этом Токаеву еще предстоит пройти путь, который в свое время прошел Назарбаев. Он – президент новый, за ним нет того гигантского опыта и исторической легитимности, которые были у Назарбаева. Токаеву еще предстоит пройти через победы и поражения. Елбасы тоже ведь не сразу укрепился во власти. Ему пришлось кем-то жертвовать, где-то идти на союзы и компромиссы. Токаеву придется делать то же самое.

В силу всего вышесказанного, тандему Токаев-Мамин вполне по силам если не раскрутить маховик казахстанской экономики, то хотя бы навести в ней элементарный порядок.

Понятно, что нужны жесткие меры. Понятно, что нужны аресты, конфискации, штрафы. Понятно, что нужно полностью перестроить систему управления экономикой. Понятно, что госаппарату нужно втолковать – бюджет не кормушка, а госпрограммы есть документы прямого действия и по ним необходимо достигать определенных вполне конкретных результатов.

Что примечательно, будучи спикером сената, Токаев занимался не только ведением заседаний верхней палаты парламента. В парламент стекается достаточно много информации о состоянии дел в стране, периодически депутаты сами генерируют необходимые идеи. Токаев как спикер совершил несколько поездок по регионам страны, мониторил ситуацию. Ну, и вспомните его очень толковое выступление на коллегии министерства внутренних дел.

ШИБУТОВ«Токаев должен вернуть доверие к институту власти» — Главный запрос, существующий в казахстанском обществе, это запрос на справедливость. В стране неэффективно работают правоохранительные органы и судебная система, и разбираться с этим предстоит именно сейчас второму президенту Казахстана. О том, какие еще вызовы стоят перед Касым-Жомартом Токаевым, мы поговорили с известным казахстанским политологом, членом Общественного совета Алматы Маратом ШИБУТОВЫМ — В целом понятно, что лидером предвыборной гонки будет Токаев. Его знают в стране и за рубежом, он уже принимает резонансные решения. Начать надо с того, что самым большим преимуществом Касым-Жомарта Токаева перед остальными кандидатами в президенты Казахстана является умение слышать запросы общества.

Вспомните, его поддерживает самая массовая по численности в стране партия «Нур Отан», да и вообще президент очень остро реагирует на общественную повестку, это видно по его первым шагам. Поэтому главный его ресурс — это люди, которые формируют общественный запрос.

Вторая сильная сторона — возможность и умение контролировать весь аппарат власти. Соответственно, он не только слышит общество, но и имеет возможность оперативно отреагировать и проконтролировать свое решение.

А если помножить эти факторы на опыт второго президента, мы увидим, что он изначально находится в позиции на два шага вперед по сравнению с остальными кандидатами.

Я убежден, что преемственность продуктивна. Все прекрасно помнят, что о преемственности не раз публично говорил сам Токаев, считая ее одним из своих основных принципов.

Преемственность в Казахстане — это синоним слова «стабильность».

Безо всяких реформ и резких изменений в общественной жизни. У нас полно примеров, как те или иные изменения внедряются бездумно. Зачастую складывается впечатление, что они вносятся ради самого процесса. Ни тебе внутриведомственного или общественного обсуждения, ни тебе проработки различных сценариев.

Получается, пришла в голову министру какая-то мысль, он ее озвучил, а подчиненные побежали ее претворять в жизнь. Самое печальное, что последствия тех или иных непродуманных изменений потом приходится разгребать годами. И еще не факт, что разгребут. Поэтому как тут не ратовать за преемственность?

Главное, чего казахстанское общество ждет от второго президента, это справедливости. У нас очень неуклюже и крайне неэффективно работают правоохранительные органы и судебная система. Некомпетентны налоговые службы. Вся эта видимая глазу неэффективность стала сильным тормозом не только для внутренних, но и внешних инвесторов.

Безусловно, Токаев должен вернуть доверие к институту власти. И здесь надо помнить об одном очень важном моменте: президент у нас не связан ни с одной из казахстанских финансово-промышленных групп. Поэтому при необходимости он, как и Елбасы, может любого отвести за руку в тюрьму.

«Политологи о выборах: Транзит власти в Казахстане – это проект с открытым финалом» — 30 апреля известный политолог Айдос САРЫМ вместе со своими коллегами провёл в Алматы пресс-конференцию «Президентские выборы – 2019: специфика предстоящей кампании».

«Общество поменялось. Появились новые политические игроки. Появилась новая социальная реальность, что создало тренд на социальный поворот. Мы видим, что решение об уходе Назарбаева принято миром. Визиты (Токаева. – Авт.) в Россию, Узбекистан это показывают. События 19 марта вызвали много надежд в обществе. Хотелось бы, чтобы не было разочарования. Сегодня мы не видим другой энергии для развития страны, кроме энергии граждан«, – сказал Айдос Сарым.

Он отметил, что у грядущих выборов есть серьёзные новации: рекордное количество кандидатов – девять, претенденты от национал-демократических сил, а также кандидат-женщина.

«Но главное, что мы видим, – это новое поколение избирателей. Последние флешмобы это показали. Мы хотели бы, чтобы эта активность была правильно интерпретирована. Хотелось бы большей активности ЦИК. Больше дебатов. Как мы видим, сроки крайне ограничены. Если вспомнить фактор Зеленского, не хотелось бы, чтобы наше общество разочаровалось«, – отметил политолог.

Главный специалист Казахстанского института стратегических исследований Юрий БУЛУКТАЕВ отметил, что выборы президента Казахстана проходят в новой реальности.

«Чем интересны выборы 9 июня? Не только тем, что они проходят в краткосрочном режиме, но и тем, что эти выборы проходят в новой реальности. Впервые не будет участвовать Нурсултан Назарбаев. Это накладывает интригу не только на ход, но и на исход выборов. Поставят ли эти выборы точку в транзите власти? Я думаю, да, транзит будет закончен этими выборами. С точки зрения транзита политического режима это может быть только началом«, – сказал Юрий Булуктаев.

«Главные конкуренты власти – это не другие кандидаты, а проблемы с явкой. Что если население не пойдёт на выборы? Если явки не будет, то всё пойдёт насмарку. И административный ресурс сейчас направлен на решение этого вопроса«, – отметил политолог Аскар НУРША.

Эдуард ПолетаевПолитолог Эдуард ПОЛЕТАЕВ заявил, что транзит власти в Казахстане – это проект с открытым финалом. И проблема транзита заключается в том, что у казахстанцев нет ответа на вопрос, поменяется ли парадигма власти.

«То, что происходило в Украине, это везде обсуждают. Я думаю, наши выборы тоже будут обсуждать в Украине. Хотелось бы больше активности ЦИК и депутатов. Сложно говорить о кандидатах без их политических программ. Хотелось бы, чтобы в их программах были предложения народа«, – отметил Эдуард Полетаев.

Политолог и социолог Гульмира ИЛЕУОВА заявила, что грядущие выборы президента похожи на промежуточные, так как баллотироваться не стал ни один из лидеров политических партий.

«Есть запрос на человека, который знает, как управлять обществом. Не все важные субъекты для политической игры включились в выборы. Имело бы смысл лидерам политических партий пойти на президентские выборы. Они на это не пошли. Значит, они не доверяют. Или они не уверены в своих силах, или они не верят тем правилам, по которым будут проходить эти выборы«, – сказала она.

Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ«Казахстан-2019: Выборы как трибуна» — Политический обозреватель Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ — Текущие президентские выборы можно назвать, пожалуй, самыми интересными за всю историю Казахстана. И дело не только в интриге за первое место. Сейчас мы видим демонстрацию различных политических движений, которым дана возможность использовать такую масштабную трибуну для проверки собственных сил и создания задела на будущее. Те политические силы, которые примут участие в нынешней электоральной кампании, будут создавать и в некоторой степени определять главные тренды общественно-политического развития страны в ближайшее десятилетие. Результаты президентских выборов во многом повлияют на ход и итоги досрочных выборов в Мажилис и маслихаты, ожидаемых в 2020 году.

Сейчас на левом фланге кандидатов мы видим кандидата от КНПК Жамбыла Ахметбекова и выдвиженца от Федерации профсоюзов Казахстана Амангельды Таспихова. Правые представлены традиционно партией «Ак жол» и кандидатом Данией Еспаевой. Неизменным центром позиционирует себя партия «Нур Отан» и её кандидат – действующий президент Касым-Жомарт Токаев. Особую интригу представляет собой предвыборная платформа кандидата от партии «Ауыл» Толеутая Рахимбекова. Дело в том, что команда Толеутая Сатаевича в принципе может сыграть в любом сегменте электорального поля. Роль Амиржана Косанова в принципе очевидна – в его лице, пожалуй, впервые в современной казахстанской истории националисты получают возможность апробировать себя в качестве одного из акторов партийно-политического процесса.

Интересно и то, что некоторые кандидаты выступают в качестве симулякров известных политических персон, которым в силу стечения обстоятельств не довелось поучаствовать в данной избирательной кампании. Так в выходце из младшего жуза Амангельди Таспихове с трудом, но можно узнать бледную тень другого популярного и известного государственного деятеля из этого же региона – Имангали ТАСМАГАМБЕТОВА, а в обаятельной Дание Еспаевой без особого напряжения просматривается фигура спикера Сената Дариги НАЗАРБАЕВА. То есть у будущего победителя президентской гонки в зачете будет гипотетическая победа над теми, кого общественное мнение называло в качестве главных претендентов на президентский пост. Однако при всем уважении к кандидатам: Таспихов – это далеко не Тасмагамбетов, а Еспаева – это не Дарига Назарбаева.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...