На деревню дедушке, в Нур-Султан президенту

У Ваньки дедушка, конечно, не президент, но так хочется вообразить себе это

Живи чеховский Ванька в наше время, когда мы стоим на пороге 5G, дедушка отправил бы его не в подмастерья к сапожнику Аляхину в Москву, а в самый что ни на есть настоящий детский лагерь, да не абы куда, а на Алаколь.

***

Счастья такого Ванька в свои девять лет еще не видывал. Но переживаний было много. Это прообраз его в чеховском сборнике тайком, дождавшись, когда хозяева и подмастерья уйдут к заутрене, вытащил из хозяйского шкапа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать.

А наш современный Ванька, прибыв в пункт назначения, достал планшет и задумался, о чем бы сначала поведать дедушке: то ли о том, как добирался он сюда, в тьмутаракань, то ли то, что здесь увидел по своему прибытию.

планшет

«Милый дедушка», — начал нейтрально он.

И тут он вспомнил, что на днях на глаза ему попадался пост френда в Фейсбуке, в точности описавший его ощущения. Он быстро нашел аккаунт Олега Белова и перечитал еще раз: «Автомобильная дорога на Алаколь, с какой стороны вы бы ни ехали — это испытание не для слабонервных. Со стороны Алматы лишь участок до Талдыкоргана в нормальном состоянии. Оставшийся 400-километровый отрезок больше подходит для танкового биатлона. Значительная часть трассы реконструируется, поэтому приходится ехать по пыльной объездной дороге».

Так оно и было, в точности. Но не расстраивать же дедушку, дорогого Константина Макарыча. Тем более, в государстве принимаются правильные решения. Из Нур-Султана прилетела хорошая новость: акимам Восточно-Казахстанской и Алматинской областей поручено решить вопрос с ремонтом дорог и повышением уровня сопутствующего сервиса.

«Дорога была длинной, ехали медленно, мимо проплывали горы со всеми оттенками зеленого и серого, в долинах, дедушка, пасутся поджарые скакуны, а в воздухе разлит приторный аромат меда».

Ванька хотел было добавить свои соображения, что распоряжение отремонтировать дороги к Алаколю опоздало на два десятка лет, но тогда он еще не родился, и рассуждать о том, чего сам не видел, как-то не с руки. Хотя ведь и в этом году приказ тоже опоздал: ямочный ремонт продлится аккурат до белых мух, а там заметет так, что и не разглядеть, где яма, где колдобина.

***

На планшете выскочило сообщение от друга: «Как дорога?» — «Скажи предкам, пусть поберегут Porsche Caymanсвой Porsche PorschePorsche».

«Кое-где дорогу ремонтируют», — чтобы совсем не отрываться от действительности, почти не к месту вставил Ванька в свое письмо. Хотел дописать, что ремонтировать-то нечего, надо было сначала построить, но не стал. Дедушка стар, волноваться начнет. Чего доброго, помрет еще от переживаний.

***

«Значит, полетим!», — снова пикнул планшет, доставив мгновенное сообщение из Нур-Султана. Люди с Porsche наши поезда не переносят на дух и да, передвигаться со скоростью улитки в липких вагонах это не для них.

В Ванькину голову вдруг неожиданно вклинилась мысль, что надо было с поездкой повременить. Вот министр культуры обещал надысь, что детям до 15 лет будет дарован бесплатный перелет внутри страны. Это ж последняя стадия коммунизма. При социализме такого не было. Только дети до 6 лет летали бесплатно, а за тинейджеров надо было целых полстоимости авиабилета отдавать.

До чего наши чиновники доросли. Вот Ваньке бы никогда не подумалось о том, что это какая-то очередная коррупционная схема. Мал он еще, чтобы мыслить о том, каким потоком пойдут деньги на субсидии, как их поделят на откаты и как будут их быстро и споро осваивать через приписки: внутренний туризм в стране расцвете махровым цветом, и ведь никак не проверишь. При желании, конечно, это сделать можно. Но ведь у нас в стране высший уровень доверия.

«В следующий раз, дедушка, наверное, полечу самолетом, — продолжил свое письмо Ванька. – Уж очень хочется мне сделать тест-драйв бесплатного сервиса». Вот интересно-то, сможет ли он получить место в бизнес-классе, рядом с другом? Бесплатно.

***

«Ванька вздохнул, умокнул перо и продолжал писать». Это у Чехова. А наш Ванька подпер ладошкой подбородок и задумался, почему в детском лагере нет вай-фая, можно тратить только свой мобильный интернет и насколько его хватит.

После первой ночи в лагере болела шея, эти панцирные сетки, которые почему-то называют кроватями, видимо, ждали своего часа уже лет тридцать, у них ренессанс. Раскалывалась и голова — от стойкого запаха краски, который не успел выветриться – настолько неожиданной была команда из Нур-Султана.

Ванька мельком читал это в интернете: «Необходимо провести работу «1000 новых летних лагерей» при санаториях, турбазах и национальных парках. Реанимировать бездействующие лагери. Поручаю вам подготовить соответствующую Дорожную карту. Еще раз обращаюсь к акимам регионов – взять детский отдых на особый контроль и обеспечить максимальный охват детей отдыхом и занятостью»,

В общем, и на свежую голову Ванька не понимал, в какой лагерь он попал: то ли в реанимированный, то ли в хороший. И при чем здесь занятость? Неужели сапоги заставят шить, чтобы вырастить новое поколение Аляхиных?

***

«Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне за копейку… Подумав немного, он умокнул перо и написал адрес:

На деревню дедушке.

Потом почесался, подумал и прибавил: «Константину Макарычу». Довольный тем, что ему не помешали писать, он надел шапку и, не набрасывая на себя шубейки, прямо в рубахе выбежал на улицу…

Сидельцы из мясной лавки, которых он расспрашивал накануне, сказали ему, что письма опускаются в почтовые ящики, а из ящиков развозятся по всей земле на почтовых тройках с пьяными ямщиками и звонкими колокольцами. Ванька добежал до первого почтового ящика и сунул драгоценное письмо в щель…»

***

«Надо заканчивать. О лагере напишу в следующий раз. Надо как-то политкорректно», — подумал наш Ванька и нажал send.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...